Анализ любовной лирики М.Ю. Лермонтова

Любовь занимает важное место в творчестве многих поэтов. Большое внимание этой теме уделял и Михаил Юрьевич Лермонтов.

Безусловно, в ранней лирике особенности подхода к данной теме во многом определяются романтической традицией: безответность, обман, измена той, которая — единственная в мире — могла бы понять лирического героя, — всё это устойчивые мотивы любовной лирики. Измена возлюбленной, разрыв с ней тем не менее не уничтожают чувства лирического героя, напротив — делают его ещё глубже, непобедимей в его душе.

Стихотворение «Всевышний произнес свой приговор», написанное в 1831 году:


Всевышний произнес свой приговор,

Его ничто не переменит;

Меж нами руку мести он простер,

И беспристрастно всё оценит.

Он знает, и ему лишь можно знать,

Как нежно, пламенно любил я,

Как безответно всё, что мог отдать,

Тебе на жертву приносил я.

Во зло употребила ты права,

Приобретенные над мною,

И, мне польстив любовию сперва,

Ты изменила — бог с тобою!

О нет! я б не решился проклянуть!

Всё для меня в тебе святое:

Волшебные глаза, и эта грудь,

Где бьется сердце молодое.

Я помню, сорвал я обманом раз

Цветок, хранивший яд страданья,—

С невинных уст твоих в прощальный час

Непринужденное лобзанье;

Я знал: то не любовь — и перенес;

Но отгадать не мог я тоже,

Что всех моих надежд, и мук, и слез

Веселый миг тебе дороже!

Будь счастлива несчастием моим

И, услыхав, что я страдаю,

Ты не томись раскаяньем пустым,

Прости!— вот всё, что я желаю…

Чем заслужил я, чтоб твоих очей

Затмился свежий блеск слезами?

Ко смеху приучать себя нужней:

Ведь жизнь смеется же над нами!


Лирический герой возносит свою любовь, он жертвовал всем ради возлюбленной, но та его предала. Однако лирический герой все равно любит ее и по прежнему все в ней любит и все восхваляет:


Всё для меня в тебе святое:

Волшебные глаза, и эта грудь,

Где бьется сердце молодое.

 

Лирический герой ждет извинений, не понимая, чем он заслужил такое отношение к себе.


Будь счастлива несчастием моим

И, услыхав, что я страдаю,

Ты не томись раскаяньем пустым,

Прости!— вот всё, что я желаю…

 

Изначальные благородные порывы человеческой души до неузнаваемости изуродованы глумлением и насмешками над святостью любви. Лермонтовские стихи – крик поруганной любви о мщении. Но в этом мщении, в этих приговорах свету живет любовь, живет живой жизнью. Она не мирится с насилием над ней. В этом суть лермонтовской философии мщения, порожденного любовью. Ненависть – это активность поруганной любви. В ненависти любовь стремится к своему возрождению, борется за себя. Вне ненависти она смиряется и погибает:

 

Всевышний произнес свой приговор,

Его ничто не переменит;

Меж нами руку мести он простер

И беспристрастно все оценит.

Он знает, и ему лишь можно знать,

Как нежно, пламенно любил я,

Как безответно все, что мог отдать,

Тебе на жертву приносил я.

 

В ненависти любовь сохраняет свою активность лишь тогда, когда эта ненависть имеет своим предметом не частность, а общее.

Стихотворение «К***» («Я не унижусь пред тобою…»), написанное в 1832 году, посвящено Наталье Федоровне Ивановой, в которую тогда был влюблён молодой поэт.

В произведении речь идёт о разочаровании, о неразделенной любви, об измене девушки, не оценившей возвышенные чувства лирического героя, то есть самого автора. Оскорблённый в своих чувствах, поэт упрекает любимую в том, что она была не честна с ним, не оправдала его надежд, а лишь кокетничала, отнимая то время, которое он мог потратить на творчество:

 

Как знать, быть может, те мгновенья,

Что протекли у ног твоих,

Я отнимал у вдохновенья!

 

Теперь герой видит в девушке только лицемерие и притворство, которых он раньше не замечал:

 

Зачем ты не была сначала,

Какою стала наконец!

 

Эта ситуация изменила отношение Лермонтова к женщинам. Его разочарование в любви объяснимо и не может не вызывать сочувствия. Героиня не оценила по достоинству искренность и силу чувств поэта, он с горечью осознал это и теперь, наверное, уже никогда не сможет быть в любви счастливым и беззаботным:

 

Иль женщин уважать возможно,

Когда мне ангел изменил.

 

Лермонтов продолжает считать свою возлюбленную самой лучшей, несмотря на её измену. Если даже она – ангел, по его мнению, — так поступили, то каковы же все остальные.

Героя отличают такие качества, как свободолюбие и гордость. Поэтому, несмотря на сильное, глубокое чувство, он больше не хочет унижаться и быть рабом своих эмоций:

 

Ты позабыла: я свободы

Для заблужденья не отдам.

 

Наталье Ивановой поэт посвятил много стихотворений. «К***» — это последнее лирическое послание, которое поэт написал для неё. В основу произведения положен приём антитезы: искренняя любовь противопоставлена коварной измене, а юношеские надежды – горестному разочарованию. Автор использует яркие выразительные средства, помогающие ему передать сложное душевное состояние: эпитеты («дар чудесный», «коварную измену»), метафоры («пожертвовал я годы твоей улыбке и глазам», «мгновенья…я отнимал у вдохновенья», «тебе я душу отдавал»), иносказания («ангел», «бессмертие»), гиперболы («целый мир возненавидел», «в страсти стану клясться всем», « я был готов…целый мир на битву звать»).

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом с использованием перекрёстной рифмы. В нём нет деления на строфы. Михаил Юрьевич часто употребляет риторические восклицания и вопросы. Также здесь встречаются анафоры: («И так пожертвовал я годы…- И так я слишком долго видел…», «Зачем так нежно обещала…- Зачем ты не была сначала…»). Все эти особенности произведения создают эффект взволнованной речи, наполненной глубоким чувством.

Такую же тему, тему несчастной любви, можно проследить в стихотворении, написанном в 1831 году «Я не достоин, может быть»:

 

Я не достоин, может быть,

Твоей любви: не мне судить;

Но ты обманом наградила

Мои надежды и мечты,

И я всегда скажу, что ты

Несправедливо поступила.

Ты не коварна, как змея,

Лишь часто новым впечатленьям

Душа вверяется твоя.

Она увлечена мгновеньем;

Ей милы многие, вполне

Еще никто; но это мне

Служить не может утешеньем.

В те дни, когда, любим тобой,

Я мог доволен быть судьбой,

Прощальный поцелуй однажды

Я сорвал с нежных уст твоих;

Но в зной, среди степей сухих,

Не утоляет капля жажды.

Дай бог, чтоб ты нашла опять,

Что не боялась потерять;

Но… женщина забыть не может

Того, кто так любил, как я;

И в час блаженнейший тебя

Воспоминание встревожит!

Тебя раскаянье кольнет,

Когда с насмешкой проклянет

Ничтожный мир мое названье!

И побоишься защитить,

Чтобы в преступном состраданье

Вновь обвиняемой не быть!

 

Возлюбленная, прекрасная, как ангел, оказалось коварной изменщицей. на обманывает юного поэта, заставляет усомниться в существовании любви.

 

Но ты обманом наградила

Мои надежды и мечты,

И я всегда скажу, что ты

Несправедливо поступила.

 

Лирический герой Лермонтова и любит и ненавидит одновременно. Герой полностью отдается любви, но терпит поражение.

 

Но… женщина забыть не может

Того, кто так любил, как я.

 

 

Совершенно другое по настроение и тематике стихотворение «К деве небесной» (1831 год):

 

Когда бы встретил я в раю

На третьем небе образ твой,

Он душу бы пленил мою

Своей небесной красотой;

И я б в тот миг (не утаю)

Забыл о радости земной.

Спокоен твой лазурный взор,

Как вспоминание об нем;

Как дальный отзыв дальных гор,

Твой голос нравится во всем;

И твой привет и твой укор,

Все полно, дышит божеством.

Не для земли ты создана,

И я могу ль тебя любить?

Другая женщина должна

Надежды юноши манить;

Ты превосходней, чем она,

Но так мила не можешь быть!

 

Лирический герой сравнивает свою возлюбленную с ангелом, говорит о ее небесной красоте, красоте идеальной.

 

И твой привет и твой укор,

Все полно, дышит божеством.

 

Лермонтов возносит возлюбленною до божественных созданий, говорит, что она не создана для мирской жизни, он готов ради нее забыть обо всем. Но лирический герой убежден, что такое ангельское создание создано не для него, и имеет ли он права любить ее. Но внезапно все возвышенные сравнения исчезают:

 

Другая женщина должна

Надежды юноши манить;

Ты превосходней, чем она,

Но так мила не можешь быть!

 

В 1840 году М.Ю.Лермонтов пишет стихотворение «И скучно и грустно»:

 

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..

А годы проходят — все лучшие годы!

Любить… но кого же?.. на время — не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:

И радость, и муки, и всё там ничтожно…

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг —

Такая пустая и глупая шутка…

 

В этом произведении автор как бы подводит итог своей жизни. С высоты прожитых лет пытается разобраться в этой сложной мозаике, которую он сам же и собрал. Лермонтов рассуждает об одиночестве, о смысле жизни вообще.

 

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

 

Автор сожалеет о том, что он одинок, что нет того человека, который бы утешил, помог в трудную минуту, разделил горечь.

 

Любить…но кого же?…на время – не стоит труда

А вечно любить невозможно.

 

Вечная любовь кажется немыслимой вещью. Да и вообще, если «посмотреть с холодным вниманьем вокруг», то жизнь – это «пустая и глупая шутка». Другими словами, жизнь – это вечный обман.

В этом произведение ярко проявляется скептицизм Лермонтова. Он ни в чем не видит счастья жизни. Для него дружба, любовь, желания, радости это лишь инструменты жизни – этой «пустой и глупой шутки».

«И скучно и грустно», это фраза как не нельзя лучше отображает настроение автора. Он как будто хочет, чтобы все в мире было идеально. Чтобы друзья были вечны, чтобы любовь была вечна.

«И скучно и грустно» – это монолог человека (даже целого лермонтовского поколения), который не может смириться с мыслью, что невозможно достигнуть гармонию между человеком, и равнодушным к нему миром.

Стихотворение позднего периода творчества М.Ю. Лермонтова «Нищий» было написано в 1830 году:

 

У врат обители святойСтоял просящий подаянья

Бедняк иссохший, чуть живой

От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,

И взор являл живую муку,

И кто-то камень положил

В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви

С слезами горькими, с тоскою;

Так чувства лучшие мои

Обмануты навек тобою!

 

Первой возлюбленной Лермонтова была Екатерина Сушкова. Ее встреча с Лермонтовым состоялась весной 1830 года. Красивая и умная Екатерина стала предметом юношеского увлечения поэта. Поэт был сильно в нее влюблен, но она не отвечала ему взаимностью. Эта любовная история имела продолжение: через 5 лет, когда они вновь встретились, Лермонтов заставил Сушкову влюбиться в себя. И тогда он объявил, что она ему не интересна и прилюдно унизив, бросил ее. Десять стихотворений посвящено Е.Сушковой, среди них «Благодарю», «Ночь», «Нищий».

История создания стихотворения «Нищий»: Лермонтов посетил Лавру и увидел, как нищему вместо денег бросили камушки. Такая бессердечность, насмешка над горем бедняка побудили Михаила Лермонтова написать проникновенное, обличительное стихотворение. В этом стихотворении юный поэт сравнивает себя с нищим, а Сушкову с молодежью, которая обманывает бедного нищего. Лермонтов соотносит себя с нищим, который на паперти просит хлеба, так он молил ее о любви, но она была к нему равнодушна.

Стихотворение «Она не гордой красотою», написанное в 1832 году, включено в цикл стихотворений, посвященных В. Лопухиной:


Она не гордой красотою

Прельщает юношей живых,

Она не водит за собою

Толпу вздыхателей немых.

И стан ее не стан богини,

И грудь волною не встает,

И в ней никто своей святыни,

Припав к земле, не признает;

Однако все ее движенья,

Улыбки, речи и черты

Так полны жизни, вдохновенья,

Так полны чудной простоты.

Но голос душу проникает

Как вспоминанье лучших дней,

И сердце любит и страдает,

Почти стыдясь любви своей.

 

В героине этого цикла не только не отмечены черты, обычные для своего светского круга, но, наоборот, она с ее «чудной простотой» и неспособностью лицемерить скорее противопоставлена идеалу светской красавицы:


И стан ее не стан богини,

И грудь волною не встает,

И в ней никто своей святыни,

Припав к земле, не признает;

 

Герой цикла не случайно называет ее своим товарищем, «лучом — путеводителем («Мы случайно сведены судьбою …») и своей мадонной — эпитеты, которые трудно было применить к Е.Сушковой и к Н.Ивановой. В связи с этим и чувство, рассказанное в стихах к Варваре Лопухиной, — разделенное и просветленное, — в корне отличалось от скорбной и бесплотной страсти, окрасившей собой предшествующие любовные циклы Лермонтова:

 

И сердце любит и страдает,

Почти стыдясь любви своей.

Стихотворение «Отчего» написано в 1840 году:

Мне грустно, потому что я тебя люблю,

И знаю: молодость цветущую твою

Не пощадит молвы коварное гоненье.

За каждый светлый день иль сладкое мгновенье

Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.

Мне грустно… потому что весело тебе.

 

В стихотворении «Отчего» судьба возлюбленной и счастья лирического героя целиком связываются с воздействием враждебной среды. При этом лермонтовский герой не всегда довольствуется ролью внутренне непримиренной жертвы общественных условий, препятствующих его любви, но иногда и восстает против этих условий.

Стихотворение «Они любили друг друга» является вольным переводом стихотворения Гейне:

 

Они любили друг друга так долго и нежно,

С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!

Но, как враги, избегали признанья и встречи,

И были пусты и хладны их краткие речи.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье

И милый образ во сне лишь порой видали.

И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…

Но в мире новом друг друга они не узнали.

 

Лермонтов описывает расставание возлюбленных. Стихотворение пронизано пессимистическими мотивами.

Они расстались в безмолвном и гордом страданье

Расставание приравнивается смерти. Но и в загробном мире влюбленные не нашли друг друга.

 

И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…

Но в мире новом друг друга они не узнали.

 

Стихотворение «Нет, не тебя так пылко я люблю» предположительно адресовано Е.Г.Быховец, которая была похожа на возлюбленную Лермонтова В.А. Лопухину.

 

Нет, не тебя так пылко я люблю,

Не для меня красы твоей блистанье:

Люблю в тебе я прошлое страданье

И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,

В твои глаза вникая долгим взором,

Таинственным я занят разговором,

Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,

В твоих чертах ищу черты другие,

В устах живых — уста давно немые,

В глазах — огонь угаснувших очей.

 

Стихотворение о любви начинается с отрицания, закрепленного повторением «не». Однако чувство здесь не отбрасывается, а, напротив, утверждается в усиленной форме: «так пылко я тебя люблю». Отрицание переносится на лирическое «ты», и это сразу создает неожиданную двойственность текста: «ты» сохраняется как объект стихотворения и отвергается как объект влечения. Герой любит нечто иное, но оно заключено «в тебе». Вторая строфа, на первый взгляд не содержащая существенных отличий от первой, на самом деле изменяет ее семантику. С одной стороны, хотя сохраняется указание на мнимость связи с «ты», упоминание о «я» прежнем исчезает, как и «погибшая молодость». Называя же этот разговор «таинственным», Лермонтов подчеркивает ее особый, внесловесный характер. Это «разговор сердцем». Создается двойная схема : внешняя связь, объектом которой является «ты» и внутренняя («таинственный разговор», «разговор сердца»), объектом которой «ты» быть не может. Невозможность единения двух людей подчеркнута тем, что в пространстве этого стихотворения «я» и «ты» одного временного отрезка нигде не встречаются: если в первой строфе «блистающая» жизнью героиня совмещена с «погибшей молодостью» лирического героя, то в третьей он, перестрадавший, пытается говорить с подругой, чьи уста «давно немы». Ее образ есть жажда идеальной любви; это не столько человек, сколько стремление духа вырваться за пределы индивидуальности, из мира оборванных связей в мир всеобщего понимания.