Анализ стихотворения Мой демон Лермонтова

«Мой демон», (1830-31 гг.), вторая редакция юношеского стихотворения под тем же заглавием, представляющая дальнейшую разработку важнейшей для творчества Лермонтов темы демона.

Обратившись к новой редакции через 2 года, Лермонтов сохраняет из прежнего текста лишь 4 начальных строки, значительно расширяет объем стихотворения, усиливает личностное звучание темы и усложняет философское и психологическое содержание понятия демонизма. В отличие от пушкинского «Демона» (опубликованного в 1824 г.) и собственно первой редакции, теперь это уже не только демон всеотрицанья, «собранье зол», но и «гордый демон» познанья, озаряющий ум «лучом чудесного огня». Совершенство мира и собственного блаженство открываются лирическому герою как недосягаемая цель в процессе вечных поисков, разочарований и сомнений.

Полемика с пушкинским «Демоном» во 2-й редакции стихотворения Лермонтова гораздо резче; нагляднее всего она проступает не столько в характеристике образа демона (искушающая сила и абсолютность отрицания лермонтовского демона даже уступает здесь пушкинскому; ср. у А.С. Пушкина: «И ничего во всей природе / Благословить он не хотел»), сколько в идее нерасторжимости личной духовной связи с ним внутреннего «я» поэта:

И гордый демон не отстанет,
Пока живу я, от меня…
И, дав предчувствие блаженства,
Не даст мне счастья никогда.

«Явление» же демона Пушкину — опасный, сильный и тяжелый, но временный, подлежащий преодолению соблазн на пути испытания и взросления духа:

В те дни, когда мне были новы
Все впечатленья бытия… Тогда какой-то злобный гений
Стал тайно навещать меня.

Предложения интернет-магазинов