Общественное движение в России во второй четверти 19 века

Факторы, влиявшие на развитие общественного движения

Несмотря на усиление реакционного курса правительства Николая I, историки отмечают оживление общественного движения и развитие общественно-политической мысли во второй четверти XIX в. Правда, это развитие находилось под влиянием следующих факторов. С одной стороны, революционное наследие декабристов. Оно во многом определило направление развития общественно-политической мысли в стране. Именно декабристы поставили основные вопросы, которые требовали разрешения на протяжении почти всего XIX в., — уничтожение крепостничества и самодержавия. С другой стороны, расправа над декабристами, репрессии, сильное давление государства на общественную жизнь на протяжении 30-50-х гг. Это привело к тому, что многие идейные направления в русской общественно-политической мысли, не будучи революционными по своему содержанию, но, выходя за рамки официальности, оказались оппозиционными.

Главным вопросом общественной жизни стало обсуждение путей развития страны. Каждый понимал его по-своему. В результате в общественном движении второй четверти XIX в. началось размежевание и выделение трех идейных направлений: консервативного, либерального и революционного.

 

Основные направления в общественном движении и их характеристика

В условиях, когда во второй четверти XIX в. в Западной Европе было покончено с абсолютизмом, активизировалась деятельность российских консерваторов. Они стремились сохранить в неприкосновенности самодержавный государственный строй. Для идеологического обоснования самодержавия министр народного просвещения граф С.С Уваров создал теорию «официальной народности». Она была основана на трех принципах: самодержавие, православие, народность. Эти принципы, по его мнению, коренным образом отличали Россию от Запада. Своеобразие России заключалось в признании самодержавия как единственно возможной формы правления в России. Православие понималась как присущая русскому народу глубокая религиозность, историческая направленность русского человека не на личный, а на общественный интерес, его стремление к общему благу и справедливости. Главным в самодержавном строе С.С. Уваров видел единение царя и народа, которое рассматривал как основу жизни русского общества. Между народом и монархом, считал он, всегда существовала неразрывная духовная связь, которая была и будет гарантом процветания России. Из этих постулатов делался вывод о невозможности и ненужности коренных социальных изменений в России, о необходимости укрепления самодержавия и крепостного права.

Крупнейшими теоретиками консервативно-охранительного направления в общественном движении были историки Н.М. Карамзин и М.П. Погодин, драматург и поэт Н.В. Кукольник, журналисты Ф.В. Булгарин, Н.И. Греч, литератор М.Н. Загоскин, профессор филологии С.П. Шавырев. Они были уверены в исключительности исторического пути России и претендовали на то, чтобы определять главные направления внутренней и внешней политики государства. Они не только пропагандировали свои идеи через прессу, но широко внедряли их с помощью государства в систему просвещения.

В конце 1830-х гг. в общественной мысли и общественном движении оформились либерально-буржуазное направление. В его рамках сложилось два идейных течения: западники и славянофилы. Идеологами западничества были историки Т.Н. Грановский, С.М. Соловьев, литераторы П.В. Анненков, М.Н. Катков, Е.Ф. Корш, И.С. Тургенев, юрист К.Д. Кавелин и др.

Западничество не являлось ни отрицанием русской самобытности, ни слепым заимствованием образцов западной цивилизации. Его представители исходили из того, что Россия должна развиваться в русле европейской цивилизации. Во главу угла западники ставили свободу личности и ее общечеловеческие достоинства, рассматривая общество как инструмент для самореализации индивида. Вера во всесилие разума и бесконечность прогресса заставляла их искать идеал разумного рационального общественного устройства. В этом устройстве особую роль они отводили государству, видя в нем основную преобразующую силу. Не отрицая самобытности России, западники считали, что страна должна пойти по сходному с Западом пути развития. Они были сторонниками европеизации России и полагали, что Россия стала цивилизованным государством лишь благодаря Петру I. Из своей концепции западники делали вывод, что монархия может привести Россию к капитализму без революционных потрясений. В политическом отношении западники были сторонниками конституционной монархии, выступали за свободу слова, печати, открытость и гласность суда. Задача России, по их мнению, примкнуть к европейскому  Западу и образовать  вместе с ним «единую общечеловеческую культуру».

Славянофилы (И.С. и К.С. Аксаковы, И.В. и П.В. Киреевские, Ю.Ф. Самарин, А.С Хомяков и др.) отстаивали учение о самобытности и особом пути развития России. Они видели ее в особенностях русского православия, специфике государственного строя и общественной жизни. С этой точки зрения славянофилы негативно оценивали реформы Петра I, считая, что Россия пошла по пути ненужных заимствований у Запада. Славянофилы не признавали западную цивилизацию в качестве образца для подражания и пытались в собственной стране отыскать ее особый путь развития. Главной задачей, стоящей перед страной, они считали возвращение «в старое, самобытное состояние». Община, основанная на взаимопомощи, помогала преодолеть обнищание народа и, как следствие, препятствовала развитию революции. Именно в общине они видели основу «русской соборности» — присущей русскому народу традиции решать все дела сообща. Этот особый дух коллективизма, по их мнению, и объясняет особый путь развития России. Еще одной особенностью, на которую обращали внимание славянофилы, было православие — единственно верная и глубоко нравственная религия. Фактически они хотели соединить капитализм с давно устаревшими общественными отношениями, получить, так сказать, капитализм с «человеческим лицом», т.е. с христианской моралью, без кризисов, забастовок и пр. Политический идеал славянофилы видели в объединении всех славян вокруг России.

Несмотря на многие принципиальные расхождения, представителей этих двух течений объединяла убежденность в необходимости преобразования российской действительности и надежда на то, что инициатором реформ выступит верховная власть, опирающаяся на поддержку передовой общественности. И те, и другие считали, что реформы должны носить постепенный и осторожный характер, а также верили в возможность их мирного осуществления. Считали необходимым смягчить и даже отменить крепостное право, наделить крестьян небольшими наделами земли, ввести свободу слова и совести. Их объединяла вера в Россию, в возможности ее уверенного движения вперед.

Консервативному и либеральному направлениям противостояло революционное. Оно нашло свое выражение в появлении в конце 20-х — середине 30-х гг. кружков как новой формы антиправительственного движения. Особенностью кружкового периода было то, что организации эти были малочисленны, возникали, как правило, в студенческой среде, у них отсутствовали четко оформленные идеи и программы действий, а также опыт конспиративной деятельности.

В 1827 г. полиция арестовала кружок братьев П., М. и В. Критских, куда входили в основном московские студенты. Они стремились к введению конституции, обсуждали цареубийство. Методы их борьбы были сходны с декабристскими: главную силу восстания они видели в армии, но хотели привлечь и народ, а также пытались перейти к агитации — разбрасывали прокламации на Красной площади. В 1831 г. образовалось «Сунгуровское общество», названное по имени его руководителя, выпускника Московского университета Н.П. Сунгурова. Члены этой организации выступали против крепостничества и самодержавия, призывали к введению в России конституции. Они занимались не только просветительской деятельностью, но и разрабатывали планы вооруженного восстания в Москве. В 1834 г. был разгромлен кружок А.И. Герцена и Н.П. Огарева, члены которого, по словам самих руководителей, «проповедовали ненависть ко всякому насилию, ко всякому произволу». Кроме столиц, подобные организации были раскрыты во Владимире, Нежине, Курске, на уральских заводах. Все эти кружки действовали непродолжительное время и не смогли перерасти в организации, способные оказать серьезное влияние на изменение политического положения в России.

Конечно, не все они объединяли революционеров. Члены кружка, образовавшегося вокруг молодого либерального философа и литератора Н.В. Станкевича (1831-1837) в Москве, занимались изучением работ немецких философов. В кружок входили видные деятели освободительного движения: В.Г. Белинский, М.А. Бакунин, западники В.П. Боткин и М.Н. Катков, поэты и историки. Под влиянием идей немецкой философии главную силу прогресса они видели в просвещении и считали его основной задачей интеллигенции. Известна деятельность «Литературного общества 11 номера» в Московском университете в начале 1830-х гг. Название объяснялось номером комнаты, в которой жили и собирались на литературные собрания казеннокоштные студенты. Его участники читали литературные произведения А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, обсуждали проблемы философии, этики, современной русской действительности.

Особое место в общественном движении занимал П.Я. Чаадаев — крупнейший российский мыслитель и публицист. Цикл его «Философических писем», опубликованных в журнале «Телескоп», всколыхнул общественное мнение в России. Чаадаев противопоставлял Россию и Европу как производные от двух различных религий — православия и католичества. Европа характеризовалась как воплощение прогресса, результат деятельности волевых, активных людей, воспитанных католичеством. Россия — как символ неподвижности, результат излишне аскетичного православия, унаследованного от умирающей Византии. Застой в развитии страны Чаадаев объяснял еще и тем, что Россия, находясь между Востоком и Западом, оказалась незатронутой просвещением. Правительство крайне негативно отреагировало на эти письма. «Телескоп» закрыли, П.Я. Чаадаева объявили сумасшедшим.

Наметившееся еще в декабристских организациях расхождение либерального и революционного течений русского общественного движения стало еще более ощутимым в 40-50-е гг. К этому времени многие сторонники общественных перемен утратили надежды на реформирование России «сверху» в результате сотрудничества верховной власти и общества. Теперь они считали правомерным добиваться своих целей с помощью революционного насилия: революции в Европе явились толчком к активизации идеологии революционного движения.

В середине 1840-х гг. в Петербурге возник кружок социалистов-утопистов во главе с М.В. Буташевичем-Петрашевским. У него собирались не только чиновники и офицеры, но и представители литературных кругов (Ф.М. Достоевский, М.Е. Салтыков-Щедрин), учителя. Их объединяло стремление добиться отмены крепостного права, ограничения самодержавия, реформы судопроизводства. Сам Буташевич-Петрашевский считал себя последователем французского социалиста-утописта М.Ш. Фурье. Кружок собирался у него по пятницам, обсуждал идеи Фурье и текущую политику. Буташевич-Петрашевский составил карманный словарь иностранных слов, где при объяснении терминов излагал социалистическое учение утопистов. Весной 1849 г. член кружка Н.А. Спёшнев организовал тайную группу для издания революционной литературы, но по доносу провокатора петрашевцев арестовали. 24 из 31 человека приговорили к смертной казни, остальных — к каторге. В день казни, когда осужденные находились уже на эшафоте, ее заменили каторгой.

Окончательный переход к идеологии революционной демократии связан с деятельностью В.Г. Белинского и А.И. Герцена. Белинский был основоположником русской литературной критики. Он обосновывал необходимость народной революции для уничтожения самодержавия. Свои взгляды развивал на страницах журналов «Современник» и «Отечественные записки». Правительство вынашивало планы заточения Белинского в Петропавловскую крепость, но в 1848 г. он скоропостижно скончался от туберкулеза.

Деятельность Белинского оказала большое влияние на Герцена. Близкое знакомство с европейскими порядками, разочарование в результатах революции 1848-1849 гг. убедили его в том, что опыт Запада не подходит русскому народу. Свои надежды Герцен стал возлагать на крестьянскую общину, видя в ней зерно будущего социалистического строя. По его мнению, русский крестьянин лишен частнособственнических инстинктов, привык к общественной собственности на землю и ее периодическим переделам. Поэтому он пришел к выводу, что русский крестьянин вполне готов к социализму и, что в России нет социальной основы для развития капитализма. Он выдвинул идею перехода к социализму, минуя капитализм, через крестьянскую общину посредством народной революции. Свою теорию он пропагандировал в альманахе «Полярная звезда» (с 1853 г.) и газете «Колокол», которые издавал в Лондоне в основанной им в 1853 г. Вольной русской типографии. Теория общинного социализма, разработанная А.И. Герценом, во многом служила идейным основанием деятельности радикалов 60-х гг. и революционных народников 70-х гг. XIX века.

Петрашевцы, Белинский и Герцен многое сделали для распространения социалистических идей и впервые начали соотносить их с условиями крепостнической России. Это были первые шаги русской революционно-демократической мысли.

 

Итоги развития общественного движения

Главным итогом развития общественного движения в 30-50-х гг. XIX в. стало широкое распространение свободолюбивых настроений среди интеллигенции. Пороки самодержавно-крепостнической системы стали очевидны для передовой части российского общества, которая, не дождавшись перемен от власти, начала решительную борьбу за демократические преобразования.

Понятия:

— Казеннокоштные студенты — студенты, которые содержались в вузах за казенный счет.

— Консерватизм — идейно-политическое течение, предполагающее сохранение в неизменности существующего порядка вещей (государственного строя, экономических отношений и т.д.).

— Либерализм — идейно-политическое течение, объединяющее сторонников идей свободы личности и участия граждан в управлении государством.

— Общинный социализм — теория А.И. Герцена о переходе к социализму в России на основе крестьянской общины, которую он и его последователи считали ячейкой социализма.

— Охранительство — течение русской общественной мысли, оформившееся на рубеже 1830-1840-х гг. как официальная идеология. Нашла свое выражение в теории официальной народности. Главная идея — незыблемость в России самодержавно-крепостнического строя, который более всего соответствует духу русского народа.

— Революционер — участник революционного движения, деятель революции.

— Теория официальной народности — консервативная теория, разработанная С.С. Уваровым. Провозглашала существование и необходимость укрепления «истинно русских охранительных начал», которые защищают «силу и величие» России от «испорченной» западной Европы. Таких начал три: православие, самодержавие и народность.

— Утопия — изображение идеального общественного или государственного устройства. Термин происходит от названия книги Т. Мора «Утопия» (1516).

Предложения интернет-магазинов