Социально-политическое развитие России в конце 19 — начале 20 веков

Социальная структура российского общества

Особенности социально-политического строя России в начале XX в. были обусловлены экономическими факторами ее капиталистического развития.

Это наиболее ярко проявлялось в существовавших в империи классах и сословиях. По переписи населения 1897 года 77,1% составляли крестьяне, в руках которых находилось 137 млн. десятин земли, причем удельный вес бедняков, имевших менее одной десятины, был очень высок. Малоземелье, нарастающее раскрестьянивание, т. е. сокращение численности середняков, сохранение общины и крестьянских сходов с круговой порукой — все это постепенно увеличивало число маргиналов, способствовало развитию безынициативности, ленности, пьянства в деревне, причем условия жизни никоим образом не воспитывали в российском мужике чувство хозяина. Особую категорию сельского населения составляло казачество, имевшее в среднем по 30 десятин на двор и обладавшее некоторыми привилегиями в самоуправлении.

Городское население (20% жителей) включавшее в себя и рабочих, и кустарей, и лавочников, и людей умственного труда, было весьма пестрым. Значительная часть (рабочие, кустари, лавочники) числилась по паспортам как сословие мещан, однако были и представители дворянского сословия, особенно среди чиновников, инженеров, управляющих банками. Сословные различия усложняли социальную атмосферу в городах.

Класс буржуазии — торговцы, ростовщики, промышленники (их было около 1,5 млн., т.е. чуть более 1%) — не отличался единством по сословному признаку. Выходцы из крестьянского или мещанского сословия, российские предприниматели были необыкновенно жестоки по отношению к тем, за счет кого они наживались, действуя часто более беззастенчиво и грубо, чем царские власти. Лишь позднее класс российских предпринимателей выдвинет имена третьяковых и бахрушиных, морозовых и щукиных, внесших огромный вклад в развитие российской культуры.

Неоднородным было и дворянство, среди которого было 1,2 миллиона потомственных (0,9%), 0,6 миллиона личных, т. е. пожалованных в дворянство (0,5%), и 830 титулованных (князья, графы и пр.) особ. Для российского дворянства очевидным было то, что оно никогда не являлось классом и сословием деятельным, предприимчивым в сфере экономики. Имея в руках лучшие земли общей стоимостью 4 млрд. рублей (что в полтора раза превышало капиталы различных фирм), дворянство распоряжалось ими из рук вон плохо, сплошь и рядом обеспечивая свое благополучие за счет привилегий по службе в рамках бюрократического аппарата.

 

Сохранение абсолютизма как основы политического строя

Следующая особенность социально-политического строя России — это сохранение абсолютизма. Если в западно-европейских странах государственная власть развивалась по линии парламентаризма и выборных структур, то в России царило самодержавие. В своде законов Российской империи торжественно провозглашалась обязанность полного послушания царю, власть которого определялась как самодержавная и неограниченная. Два ограничения царского своеволия даже усиливали абсолютность его власти: считаясь правителем, получившим власть от Бога, царь, во-первых, не имел права отказаться от власти; во-вторых, обязан был исповедовать православие. Таким образом, российский император, в отличие от любого другого монарха, не мог эволюционировать в сторону правителя конституционного.

Наличие огромных полномочий в руках самодержца предъявляло величайшие требования к его личностным качествам, причем не только нравственным, но и волевым, интеллектуальным. Последний российский император Николай II (1894-1917), к сожалению, не обладал качествами, необходимыми для выполнения задач по управлению таким сложным организмом, каким была Россия. О том, что занятия государственными делами были для него обременительны, он откровенно признавался сам.

Самодержавие, естественно, предполагало отсутствие элементов представительной демократии и каких-либо представительных органов. Опорой самодержца был бюрократический аппарат (чиновники), созданный еще в XVIII — начале XIX вв. со строгой иерархией. Государственный совет — детище реформ М.М. Сперанского — состоял из чиновников высшего ранга, занимавших свой пост пожизненно. Функции этого органа были законосовещательными, т. е. мнение сановников никоим образом не ограничивало свободы решений самодержца. Комитет министров, созданный при Александре I, не был правительством в полном смысле этого слова — это был, скорее, консультативный орган. Петровский Сенат, состоявший из сенаторов, почти всегда назначаемых царем, превращен был в нечто вроде Верховного суда. Важнейшими ведомствами были министерство внутренних дел и министерство финансов.

Высшие государственные чиновники были, как правило, из потомственных или титулованных дворян. Да и в провинции нельзя было найти губернатора, который не принадлежал бы к аристократии. Последняя имела возможность довести свои пожелания до самого царя через так называемых предводителей дворянства. Даже реформы 1860-70-х гг. (земства, городские думы, суд присяжных) не ослабили, а укрепили союз престола и дворян, тем более что при Александре III (1881-1894) усиленно выкорчевывался «паршивый либерализм» путем контрреформ. Надежды на либерализацию режима были окончательно похоронены Николаем II, который в 1895 г. в своей речи перед представителями земств заявил: «Пусть все знают, что Я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его Мой незабвенный покойный Родитель».

Таким образом, политическая модернизация могла иметь место только в рамках данного аппарата. Это означало, что позитивные изменения в политической сфере зависели от того, появится ли в аппарате человек, наделенный, во-первых, государственной мудростью и, во-вторых, имеющий хорошую родословную и пользующийся доверием государя. Именно таким политиком оказался С.Ю. Витте, начавший свою деятельность во времена Александра III и попытавшийся соединить экономическую модернизацию с элементами политического либерализма в рамках все того же самодержавия. Неприязненное отношение сановной бюрократии к начинаниям Витте ясно показывает, что самодержавие и сложившийся бюрократический аппарат не захотели и не смогли приблизить Россию к развитым европейским странам. Подтверждением этому была политика министра внутренних дел В.К. Плеве, который призывал контролировать общественное движение, а не следовать за ним. Для нейтрализации революционных настроений В.К. Плеве рекомендовал «маленькую победоносную войну».

Ею стала русско-японская война 1904-1905 гг., порожденная противоречиями Японии и России на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана. Япония, поддержанная Англией, США и другими странами, боявшимися усиления России в этом регионе, нанесла поражения защитникам Порт-Артура, арендованного Россией у Китая, под Ляояном, на р. Шахэ. На завершающем этапе войны в 1905 г. российская армия и флот потерпели сокрушительные поражения под Мукденом и в Цусимском проливе. Эти поражения заставили Зимний дворец пойти на подписание мира с Японией. Российскую делегацию на переговорах в американском городе Портсмуте возглавил крупный государственный деятель и дипломат С.Ю. Витте. Благодаря его дипломатическому таланту, требования Японии были удовлетворены самым минимальным образом. Правда. Россия уступала Стране Восходящего солнца право рыболовства в своих территориальных водах и половину о. Сахалин, за что злые придворные языки тут же окрестили графа Витте графом «полусахалинским». Однако Россия не выплачивала контрибуцию и не отдавала свой Тихоокеанский флот. Престиж Зимнего дворца резко упал, и затея В.К. Плеве закончилась печально: революцию остановить не удалось.

После убийства В.К. Плеве на пост министра внутренних дел был назначен бывший виленский губернатор князь П.Д. Святополк-Мирский, отличавшийся либеральными настроениями. Он попытался провести в жизнь идею сотрудничества власти и земств в целях укрепления опоры режима. Преждевременность таких настроений была очевидна, поэтому царь отправил Святополка-Мирского в отставку.

 

Отсутствие гражданских прав, правовой нигилизм

Особенностью российского социально-политического строя было не только отсутствие демократических структур государственной власти, но и полное пренебрежение к такой ценности, как права человека. В стране с многонациональным населением, где к национальным различиям добавлялись религиозные, расовые, социальные и пр., нарушение прав человека грозило огромным социальным взрывом.

 

Высокая степень политизации общественного движения

При отсутствии элементарных политических свобод общественное движение неизбежно политизировалось. Поэтому возникшие в начале века политические партии и группировки являлись нелегальными. Это имело два негативных следствия: во-первых, партии основное внимание уделяли вопросам борьбы против режима, мало занимались проблемами созидания, обустройства России; во-вторых, нелегальная деятельность не могла в принципе обогатить политическую практику идеями переустройства, ибо такие идеи рождаются из опыта управления государством. А к управлению государством подавляющее большинство населения никакого отношения не имело.

Таким образом, социально-политическое развитие России на рубеже ХIХ-ХХ вв. свидетельствовало о том, что существующий режим сам накалял обстановку, не желая поступаться началами самодержавия и засильем сановной бюрократии. Кроме того, было ясно, что уничтожение этого строя путем его свержения неизбежно породит трудности в деле образования правового государства, которое нельзя создать ни мгновенным переворотом, ни даже реформами, если эти реформы будут носить скоротечный характер.

Понятия:

— Политическая модернизация — изменение политического строя страны.

— Правовое государство — государство, все граждане которого равны перед законом.

— Правовой нигилизм — отрицание, игнорирование государственных законов.

Политическая партия — политическая организация, выражающая интересы социальных групп, объединяющая их наиболее активных представителей.

Предложения интернет-магазинов