Признаки юридического лица

Российское гражданское законодательство закрепляет обязательные признаки юридического лица, совокупность которых дает возможность учредителям обладающей такими признаками организации ставить перед государством вопрос о признании ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. К числу таких признаков относятся (п. 1 ст. 48 ГК):

1) организационное единство;

2) имущественная обособленность;

3) самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

4) выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени.

Организационное единство характеризует всякую организацию как единое целое, способное решать определенные социальные (в данном случае — гражданско-правовые, имущественные) задачи. Оно предполагает определенную внутреннюю структуру организации, выражающуюся в наличии у нее органов управления, а при необходимости — и соответствующих подразделений для выполнения установленных для нее задач.

Как задачи (функции) организации, так и ее структура закрепляются в ее учредительных документах — уставе, учредительном договоре — либо в общем положении об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК). В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью (органы управления, их компетенция и т.д.), в большинстве случаев — предмет и цели этой деятельности, а также иные сведения, предусмотренные законом для соответствующих разновидностей юридических лиц.

Наличие такого рода документов и является формальным выражением организационного единства как признака юридического лица. В большинстве случаев учредительным документом организации является ее устав, но в некоторых случаях эту роль выполняют два учредительных документа — устав и учредительный договор (в обществах с ограниченной и с дополнительной ответственностью, в ассоциациях и союзах), а иногда — только учредительный договор (в полных и в коммандитных товариществах). Для некоторых организаций, не занимающихся предпринимательской деятельностью, например для отдельных видов государственных и муниципальных учреждений, допускается наличие только общего (типового) положения об организациях данного вида (в этом случае роль индивидуального учредительного документа, содержащего необходимые сведения о конкретной организации, выполняет решение о создании такой организации).

При наличии расхождений в содержании устава и учредительного договора приоритет отдается уставу. Подробнее об учредительном договоре и его соотношении с уставом юридического лица см.: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1994.

Действующее законодательство предусматривает единственную возможность существования юридического лица без учредительных документов — создание государственной корпорации на основании специального федерального закона (п. 3 ст. 7.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; 1998. N 48. Ст. 5849; 1999. N 28. Ст. 3473; 2002. N 12. Ст. 1093; N 52 (часть II). Ст. 5141). Исключительность этого положения можно объяснить только исключительной природой самой создаваемой организации, в действительности не являющейся ни государственной (поскольку переданное ей государством имущество становится ее, т.е. частной собственностью), ни корпорацией (полное отсутствие отношений членства), ни даже некоммерческой организацией (ибо она занимается предпринимательской деятельностью, доходы от которой фактически используются на ее собственные нужды).

Имущественная обособленность организации предполагает наличие у нее некоторого имущества на праве собственности (либо на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления). Очевидно, что отсутствие собственного имущества исключает для организации возможность самостоятельного участия в гражданском (имущественном) обороте, а тем самым и признания субъектом гражданских правоотношений. Ведь участниками товарно-денежных отношений в нормальной ситуации должны быть именно собственники.

Допустимо существование юридических лиц, действующих исключительно на базе имущества, которое состоит из прав пользования (например, аренды здания) и (или) прав требования (например, денежных средств, числящихся на банковском счете) и потому не является объектом вещных прав. Такую ситуацию можно, конечно, объяснить широким пониманием категории «имущество», включающим не только вещи, но и права. Вместе с тем она вряд ли может быть принята в качестве нормального, общего правила (не говоря уже об опасности участия в обороте таких субъектов, имущественное состояние которых по существу целиком зависит от надежности их контрагентов). По изложенным выше причинам невозможно согласиться с существованием таких юридических лиц (хотя бы даже и «некоммерческих организаций на другой день после создания»), которые «в течение какого-то периода времени» вообще не имеют ни вещей, ни прав требования, поскольку такие «пустышки» в любом случае опасны и потому недопустимы для нормального гражданского оборота.

Принадлежащее организации имущество первоначально охватывается понятием уставного капитала или уставного фонда (в товариществах — складочного капитала, в кооперативах — паевого фонда), размер которого отражается в ее учредительных документах. В результате участия в гражданском обороте в составе этого имущества обычно появляются не только вещи, но и определенные права и долги (обязанности), а само оно, как правило, возрастает в объеме и по стоимости (хотя, разумеется, может и уменьшаться до известных пределов). В имуществе юридического лица могут выделяться и некоторые специальные имущественные фонды с особым правовым режимом (например, резервные) (подробнее об этом см. § 2 гл. 20 тома второго настоящего учебника).

Все закрепленное за организацией имущество подлежит обязательному учету на ее самостоятельном балансе (а выделенное учреждению-несобственнику — также и по смете его расходов, утвержденной собственником). Числящееся на балансе организации имущество и характеризует его обособленность от имущества учредителей (или участников), в силу чего наличие самостоятельного баланса становится важнейшим показателем самостоятельности организации, бесспорно свидетельствующим о ее имущественной обособленности. Самостоятельный бухгалтерский баланс, имеющийся у юридического лица, следует отличать от отдельного баланса, который в учетных целях может быть открыт и несамостоятельному подразделению юридического лица.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что сам по себе бухгалтерский баланс организации имеет прежде всего учетное значение, отнюдь не всегда совпадающее с гражданско-правовым режимом числящегося на балансе имущества. Так, арбитражной практикой обоснованно признано, что балансодержатель не обязательно во всех случаях является единственным собственником (или субъектом ограниченного вещного права) числящегося на его балансе объекта недвижимости. Полученные взаймы (в кредит) денежные средства отражаются в балансе как чужие (заемные), тогда как с точки зрения гражданского права они переходят в собственность заемщика и становятся его имуществом.

С имущественной обособленностью организации неразрывно связана ее самостоятельная имущественная ответственность по долгам. Смысл обособления имущества юридического лица как раз и состоит в выделении таких объектов, на которые его возможные кредиторы смогут обратить взыскание (с тем чтобы вывести из-под него иное, личное имущество учредителей или участников). Именно этим целям прежде всего служит уставный капитал (уставный или паевой фонд), который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов юридического лица (ср. абз. 2 п. 1 ст. 90 и абз. 2 п. 1 ст. 99 ГК). Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), а не только имеющимися у него (прежде всего числящимися на его банковских счетах) денежными средствами. Следовательно, наличие такого имущества составляет необходимую предпосылку его самостоятельной имущественной ответственности.

Учредители или участники юридического лица по общему правилу не отвечают по его долгам. Но даже при установлении законом такой ответственности (например, для полных товарищей и собственников имущества учреждений и казенных предприятий) она всегда носит дополнительный (субсидиарный) характер, т.е. наступает лишь при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. Кроме того, в ряде случаев она может быть ограниченной по размеру (например, для участников обществ с дополнительной ответственностью, для членов производственных кооперативов и участников ассоциаций и союзов).

Наконец, показателем самостоятельности юридического лица является его выступление в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени. Имя юридического лица служит его индивидуализации и заключается в его наименовании, определенном в учредительных документах. Наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, общество с ограниченной ответственностью, государственное унитарное предприятие, благотворительный фонд), а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК) (например, страховое акционерное общество, профсоюз работников жилищно-коммунального хозяйства, добровольное общество защиты животных). Термины «биржа» и «банк» в соответствии с требованиями законодательства могут использоваться в наименовании лишь тех организаций, которые имеют лицензию на право совершения соответствующей деятельности.

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования (фирму), например АО «АвтоВАЗ»; общество с ограниченной ответственностью «Брянскавтосервис»; Торговый дом «Смирнов и сыновья», полное товарищество. Фирменные наименования организаций с устойчивой деловой репутацией и стабильно высоким качеством производимой продукции (товаров, работ, услуг) представляют собой большую коммерческую ценность. Поэтому право на фирму является абсолютным исключительным правом юридического лица. Организация, зарегистрировавшая фирменное наименование, получает исключительную возможность его использования (в фирменных бланках, вывесках, рекламе, упаковке и т.п.) и вправе требовать прекращения неправомерного (без ее согласия) использования такого наименования другими юридическими лицами и возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 54 ГК). В отсутствие специального закона, определяющего порядок регистрации и использования фирменных наименований, они регистрируются вместе с регистрацией самих юридических лиц путем внесения данных о фирме в соответствующий государственный реестр. Наименование некоммерческого юридического лица не является объектом исключительного (имущественного) права его носителя.

Целям индивидуализации юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, наряду с фирменными наименованиями служат товарные знаки и знаки обслуживания, а также наименования мест происхождения товаров, которые после их государственной регистрации также становятся объектами исключительных прав соответствующих коммерческих организаций (подробнее см. гл. 32 тома второго настоящего учебника).

Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения (юридический адрес), которое обычно определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК) и обязательно указывается в его учредительных документах. По этому месту ему направляются различные документы, в том числе судебные повестки, и определяется место исполнения некоторых его обязательств. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а при отсутствии такового — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Наименование (фирменное наименование) юридического лица, а также другие гражданско-правовые средства его индивидуализации позволяют четко идентифицировать как принадлежность конкретных субъективных прав и обязанностей, так и сторону соответствующего договорного или иного гражданского правоотношения, а также участника судебного спора (истца или ответчика). Ясно, что собственное имя (наименование) юридического лица также является признаком, производным от его основных признаков — организационного единства и имущественной обособленности.

Указанные признаки юридического лица в тех или иных вариантах воспроизводятся и в современной зарубежной литературе. На их основе затем выводятся научные (доктринальные) понятия юридического лица, обычно отсутствующие в законодательстве. В российском гражданском праве на базе отмеченных признаков юридического лица закон традиционно закрепляет определение этой категории. В соответствии с ним юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

Обычно называются такие признаки юридического лица, как:

1) независимость существования юридического лица от существования входящих в его состав участников;

2) самостоятельность воли юридического лица, не совпадающей с волей его участников;

3) наличие собственного имущества, обособленного от имущества его участников,

4) самостоятельная ответственность по долгам;

5) совершение от своего имени гражданско-правовых сделок;

6) возможность искать и отвечать в суде от собственного имени.

Необходимо подчеркнуть, что даже наличие всех четырех перечисленных признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом — субъектом гражданского права. Для этого необходима ее государственная регистрация в этом качестве (п. 2 ст. 51 ГК), т.е. официальное признание ее юридической личности государством (публичной властью).

Предложения интернет-магазинов