Система гражданского права

1. Основные системы континентального гражданского права

Гражданское право как главная составная часть частного права в европейских континентальных правопорядках имеет свою систему, исторически сложившуюся на базе основных кодифицированных актов гражданского законодательства — гражданских кодексов. В XIX веке в ряде стран континентальной Европы была проведена кодификация гражданского законодательства путем принятия единого обобщающего закона — гражданского кодекса. Содержание таких законов строилось на основе использования одной из двух наиболее известных и распространенных систем изложения римского частного (гражданского) права — институционной или пандектной.

Институционная система, берущая начало от системы «институций» крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая, исходит из последовательного деления гражданского (частного) права на три основных раздела: 1) правовое положение субъектов (лица); 2) объекты права и соответствующие им имущественные права (вещи); 3) способы их реализации и защиты (иски), включавшие правила обязательственно-правового и даже процессуально-правового характера. Она рассчитана на сравнительно мало развитую дифференциацию. По этой системе построен первый европейский гражданский кодекс — ГК Франции 1804 г. (Code civil, Кодекс Наполеона), который разделен на три основные части: «Лица» (т.е. собственники), включая семейно-правовые нормы; «Вещное право» (т.е. их имущество и права на него) и «Приобретение собственности» (включая наследственное право и обязательственное право). Этот закон по сути положил начало романской ветви континентального гражданского (частного) права, воспринятой затем (с некоторыми видоизменениями) в Италии, Испании, Португалии и ряде других европейских стран.

Более тщательно разработана пандектная система гражданского права, созданная в XVIII — XIX веках германскими правоведами на базе проведенной ими всеохватывающей (пандектной) систематизации источников римского частного права, прежде всего Юстиниановых Дигест. Ее основным достижением и характерной особенностью стало выделение общей части (общих положений) гражданского права и дифференциация вещных и обязательственных прав (впервые последовавшие в Саксонском гражданском уложении 1863 г.), а также четкое разделение материальных и процессуальных норм. По данной системе построено Германское гражданское уложение 1896 г. (BGB), в котором выделено пять разделов (книг): Общая часть, Обязательственное право, Вещное право, Семейное право, Наследственное право. В отличие от Кодекса Наполеона здесь обособлены семейное и наследственное право, а обязательственное право предшествует вещному, что не вполне обычно для классической пандектной системы. BGB послужило базой для развития германской ветви континентального гражданского права, с теми или иными модификациями развивающейся в Швейцарии, Австрии, Греции и ряде других государств, а также в России.

Проект разработанного в начале XX века Гражданского уложения Российской империи подобно BGB состоял из пяти книг: «Общая часть», «Семейное право», «Вещное (вотчинное) право», «Наследственное право» и «Обязательственное право». Однако в его системе наследственное право предшествовало обязательственному (что характерно для институционного, а не пандектного подхода), а последнее в значительной мере охватывало также нормы торгового права, тогда как в институционной и пандектной системах торговое право, оставаясь частным по своей юридической природе, тем не менее подлежало отдельной, самостоятельной кодификации. В этом сразу же проявились определенные особенности отечественной гражданско-правовой системы, в целом придерживающейся германских (пандектных) подходов. В дальнейшем эта система, не меняя своей принципиальной (пандектной) основы, была еще более развита.

Разумеется, и пандектная, и институционная системы гражданского права представляют собой лишь самые общие схемы, значительно развитые и усовершенствованные впоследствии. В частности, в них пришлось включать институты интеллектуальной и промышленной собственности, отсутствовавшие в период создания этих систем, а позднее — и гражданско-правовую регламентацию личных неимущественных отношений и отражать весьма широкую дифференциацию обязательственного права (получившего даже свою Общую часть).

До сих пор система гражданского кодекса нередко рассматривается одновременно и как система отрасли гражданского права. Однако их отождествление принципиально неправильно уже хотя бы потому, что последняя в современном виде, как правило, гораздо более всеобъемлюща, особенно в сравнении с систематикой классических гражданских кодексов XIX века. Не случайно современные кодификации стремятся ликвидировать этот разрыв, включая в свою систему положения обо всех или о большинстве гражданско-правовых институтов и подотраслей. В некоторых европейских правовых системах (например, большинства балканских государств) гражданские кодексы по традиции вообще отсутствуют, что не свидетельствует об отсутствии в них системы гражданского права (обычно — пандектного типа). Дело объясняется ставшим теперь очевидным несовпадением содержания и системы гражданского права и гражданского законодательства.

 

Предложения интернет-магазинов