Тексты для задания 25. ЕГЭ Русский язык.

Текст 1

Огоньки

(1)Как-то давно, тёмным осенним вечером, случилось мне плыть по угрюмой сибирской реке. (2)Вдруг на повороте реки, впереди, под тёмными горами мелькнул огонёк. (З)Мелькнул ярко, сильно, совсем близко…

(4) — Ну, слава богу! — сказал я с радостью, — близко ночлег!

(5) Гребец повернулся, посмотрел через плечо на огонь и опять апатично налёг на вёсла. (б)Далече!

(7)Я не поверил: огонёк так и стоял, выступая вперёд из неопределённой тьмы. (8)Но гребец был прав: оказалось, действительно, далеко. (9)Свойство этих ночных огней — приближаться, побеждая тьму, и сверкать, и обещать, и манить своею близостью. (Ю)Кажется, вот-вот ещё два-три удара веслом, — и путь кончен… (11)А между тем — далеко!.. (12)И долго мы ещё плыли по тёмной, как чернила, реке. (13)Ущелья и скалы выплывали, надвигались и уплывали, оставаясь назади и теряясь, казалось, в бесконечной дали, а огонёк всё стоял впереди, переливаясь и маня, — всё так же близко, и всё так же далеко… (14)Мне часто вспоминается теперь и эта тёмная река, затенённая скалистыми горами, и этот живой огонёк. (15)Много огней и раньше и после манили не одного меня своею близостью. (16)Но жизнь течёт всё в тех же угрюмых берегах, а огни ещё далеко. (17)И опять приходится налегать на вёсла… (18)Но всё-таки… всё-таки впереди — огни!..

(По В.Г. Короленко)

Текст 2

(1)Похоронил я в чужой, немецкой земле последнюю свою радость и надежду, ударила батарея моего сына, провожая своего командира в далёкий путь, и словно что-то во мне оборвалось… (2)Плакать я не мог… (3)Не было уже слёз-то… (4)Сердце только сжалось, а разжаться уже не получается… (5)Может, поэтому оно

так и болит? (б)Приехал я в свою часть сам не свой. (7)Но тут вскорости меня демобилизовали. (8)Куда идти? (9)Неужто в Воронеж? (10)Ни за что! (И)Вспомнил, что в Урюпинске живёт мой дружок, демобилизованный ещё зимою по ранению, — он когда-то приглашал меня к себе, — вспомнил и поехал в Урюпинск.

(12)Приятель мой и жена его были бездетные, жили в собственном домике на краю города. (13)Он хотя и имел инвалидность, но работал шофёром в автороте, устроился и я туда же. (14)Поселился у приятеля, приютили они меня. (15)Разные грузы перебрасывали мы в районы, осенью переключились на вывозку хлеба. (16)В это время я и познакомился с моим новым сынком, вот с этим, какой в песке играется. (17)Из рейса, бывало, вернёшься в город — понятно, первым делом в чайную: перехватить чего-нибудь, ну, конечно, и сто грамм выпить с устатка. (18)К этому вредному делу, надо сказать, я уже пристрастился как следует…

(19)И вот один раз вижу возле чайной этого парнишку, на другой день — опять вижу. (20)Этакий маленький оборвыш: личико всё в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечёсаный, а глазёнки — как звёздочки ночью после дождя! (21)И до того он мне полюбился, что я уже, чудное дело, начал скучать по нём, спешу из рейса поскорее его увидать. (22)Около чайной он и кормился, — кто что даст.

(23) На четвёртый день прямо из совхоза, гружённый хлебом, подворачиваю к чайной. (24)Парнишка мой там сидит на крыльце, ножонками болтает и, по всему видать, голодный. (25)Высунулся я в окошко, кричу ему: «Эй, Ванюшка! (26)Садись скорее на машину, прокачу на элеватор, а оттуда вернёмся сюда, пообедаем». (27)Он от моего окрика вздрогнул, соскочил с крыльца, на подножку вскарабкался и тихо так говорит: «А вы откуда знаете, дядя, что меня Ваней зовут?» (28)И глазёнки широко раскрыл, ждёт, что я ему отвечу. (29)Ну, я ему говорю, что я, мол, человек бывалый и всё знаю. (ЗО)Зашёл он с правой стороны, я дверцу открыл, посадил его рядом с собой, поехали. (31)Шустрый такой парнишка, а вдруг чего-то притих, задумался и нет-нет, да и взглянет на меня из-под длинных своих загнутых кверху ресниц, вздохнет. (32)Такая мелкая птаха, а уже научился вздыхать. (ЗЗ)Его ли это дело? (34)Спрашиваю: «Где же твой отец, Ваня?»

(35)Шепчет: «Погиб на фронте». (36)«А мама?» (37)«Маму бомбой убило в поезде, когда мы ехали». (38)«А откуда вы ехали?» (39)«Не знаю, не помню…» (40)«И никого у тебя тут родных нету?» (41)«Никого». (42)«Где же ты ночуешь?» (43)«А где придётся». (44)3акипела тут во мне горючая слеза, и сразу я решил: «Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать! (45)Возьму его к себе в дети». (46)И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло. (47)Наклонился я к нему, тихонько спрашиваю: «Ванюшка, а ты знаешь, кто я такой?» (48)Он и спросил, как выдохнул: «Кто?» (49)Я ему и говорю так же тихо. (50)«Я — твой отец». (51)Боже мой, что тут произошло! (52)Кинулся он ко мне на шею, целует в щёки, в губы, в лоб, а сам, как свиристель, так звонко и тоненько кричит, что даже в кабинке глушно: «Папка родненький! (53)Я знал! (54)Я знал, что ты меня найдёшь! (55)Всё равно найдёшь! (56)Я так долго ждал, когда ты меня найдёшь!»

(57) Прижался ко мне и весь дрожит, будто травинка под ветром.

(58) А у меня в глазах туман, и тоже всего дрожь бьёт, и руки трясутся… (59)Как я тогда руля не упустил, диву можно даться! (60)Но в кювет всё же нечаянно съехал, заглушил мотор.

(М.А. Шолохов. «Судьба человека»)

Текст 3

(1)Все мы любили «классного», хотя нельзя сказать, чтобы очень уважали. (2)У нас была странная черта: мы уважали тех, кого боялись. (З)Тех, кто ставил нам «пары» или мог запросто оставить весь класс на шестой урок; тех, кто каждый балл взвешивал на аптекарских весах; тех, кто не забывал задать вопрос о том, чего ты не знал в прошлый раз…

(4)А классный был не такой. (5)Мы знали: его можно уговорить, если очень просить и смотреть при этом влажными, покорными собачьими глазами. (б)Этого он не выдерживал. (7)Или можно по-другому — орать истерично: (8)«За что, за что двойку ставить? (9)Ведь я же учил, я же учил!» (10)Это было менее безотказно, здесь он мог взорваться. (11)Но и это иногда проходило.

(12)Он нас чуть-чуть опасался. (13)Нет, не побаивался, а опасался. (14)Чуть-чуть опасался. (15)Он не знал, чего от нас ждать…

(16)Один раз, ещё до войны, мы испугали его как следует. (17)Тог- да он только принял наш класс. (18)Мы тогда начали мычать, хором, всем классом: «Мм-м…» (19)Сначала он не понял, в чём дело, не знал, откуда это идёт, кто виновник… (20)Мычание нарастало, шло всплесками по классу, казалось, даже стены вибрировали. (21)Он беспомощно озирался, хотел закричать, но понял — никто не услышит. (22)Тогда он сел и с печальным изумлением посмотрел на нас. (23)Это был странный взгляд. (24)И мы замолчали.

(25)Он был всегда приветлив и вежлив с нами и чуть ли не с пятого класса называл на «Вы». (26)Он как-то сказал мне на перемене:

(27)— А знаете, в отдельности вы все такие милые, а вот вместе вы иногда превращаетесь в стадо. (28)Когда людей много, количество переходит в качество. (29)Когда их много, они совершают самые неожиданные поступки. (ЗО)Самые героические, а иногда и самые страшные. (31)Как вы думаете?

(32) — Чёрт его знает, — сказал я.

(33) — В том-то и дело, что никто этого не знает, даже чёрт.

(34) Когда началась война, он ходил бледный, притихший и постаревший. (35)Вскоре мы узнали, что он записался в первую группу московского ополчения. (Зб)Был он нездоров, у него были слабые лёгкие, он имел освобождение от воинской повинности — «белый билет», и даже на смотревшую сквозь пальцы на все человеческие недуги комиссию ополчения он, говорят, произвёл тяжёлое впечатление.

(37)Но он не изменил своего решения. (38)На его последний урок пришло много ребят. (39)Мы ожидали, что он скажет нам что-нибудь на прощание, ожидали каких-то особенных и значительных слов: мы знали, это он умел. (40)Но он ушёл буднично, назвал номера параграфов, заданных на дом, кивнул и только у дверей чуть задержался. (41)Мы встали, нестройно хлопнув крышками парт, он посмотрел на нас и тихо сказал:

(42) — Когда у вас будет новый классный… не устраивайте этого.

(43) Мы поняли, о чём он говорил.

(44) Через месяц он погиб. (45)У него не было родных, и похоронная пришла на адрес школы…

(46)Когда мы ехали в Сибирь, в эвакуацию, в теплушке все лежали неподвижно и каждый думал, о ком хотел: о своих живых и своих погибших. (47)Я думал о классном. (48)Я и теперь часто думаю о нём…

(По В.И. Амлинскому)

Текст 4

(1)Есть животные, которые не могут слышать, и их душа заполнена пустотой мёртвого безмолвия. (2)Есть животные, которые наделены только одной способностью — ощущать тепло приближающейся жертвы, и, затаившимся в кромешной тьме, им неведомо никакое чувство, кроме сосущего их утробу голода. (З)Одно дело, когда мы говорим о безгласной рыбе или о неспособном летать пресмыкающемся, и другое дело, когда у некоторых людей обнаруживается полная атрофия тех способностей, которые, казалось бы, свойственны человеку по самой его сути. (4)Про этих духовных калек писал Фёдор Тютчев: «Они не видят и не слышат, живут в сём мире, как впотьмах…». (5)Если человек не воспринимает красоту, то мир для него становится однотонным, как упаковочная бумага, если он не знает, что такое благородство, то вся человеческая история для него предстаёт бесконечной цепью подлостей и интриг, а прикасаясь к высоким движениям человеческого духа, он оставляет жирные отпечатки своих рук.

(6) Однажды в одной из столичных газет, известной своим обличительным пафосом, мне попалась статья, в которой автор утверждал, что патриотизм свойственен лишь натурам серым, примитивным, недостаточно развитым, в которых индивидуальное чувство ещё не вызрело в полной мере.

(7) 3атем автор, доказывая тезис о том, что героическая самоотверженность порождена не благородством, как это принято думать, а неразвитостью личностного начала, приводит выдержки из прощального письма Ульяны Громовой. (8)Эта девушка во время Великой Отечественной войны стала одним из руководителей подпольной организации «Молодая гвардия», куда входили люди, многим из которых не было и двадцати лет. (9)Ребята расклеивали листовки с сообщениями о положении на фронте, вывешивали красные флаги, показывали всем, что оккупанты завоевали город, но не покорили людей. (Ю)Фашисты схватили подпольщиков, изуверски пытали их, а потом казнили. (И)Ульяна Громова перед самой смертью успела написать письмо родным. (12)Автор статьи находит в этом коротком послании пунктуационные и орфографические ошибки: вот тут обращение не выделено запятыми, тут неправильная буква в падежном окончании имени существительного… (13)Отсюда вывод: девушка — типичная троечница, серая посредственность, она пока ещё не осознала бесценности человеческой жизни, а потому легко, без сожалений пошла на смерть…

(14)Когда люди садятся за стол, перед едой они моют руки. (15)Когда прикасаешься к высокому и священному, надо прежде всего отмыть душу от житейского, суетного, пыльного, мелкого… (16)Жестокие и беспощадные враги напали на нашу родину, и комсомольцы, почти дети, стали с ними сражаться. (17)Это называется подвигом! (18)Когда их пытали, мучили, резали, жгли, они ничего не сказали врагу. (19)И это тоже называется подвигом!

(20)Подвиг, который рождён высоким сознанием своей ответственности перед страной, потому что врага можно победить только так: жертвуя своей жизнью.

(21)Согласен, что каждый человек имеет право на свою точку зрения, знаю, что злейшим врагом всякого прогресса являются не критики, а твердокаменные «сторонники». (22)Но весь вопрос в том, кто несёт знание. (23)Если о сущности патриотизма размышляют люди, не испытывающие любви к родине, не знающие, что такое героизм, то это будет то же самое, как если бы о природе солнечного света философствовали морские скаты, коченеющие в кромешной тьме вечной подводной ночи.

(По А.Н. Кузнецову)

Текст 5

(1)Не знаю, кто из великих сказал, что более всего следует презирать слабость. (2)А может, никто этого не говорил, потому что истина эта слишком очевидна, чтобы её отливать в какой-то ажурный афоризм. (З)Ведь и в самом деле множество людей подличают, обманывают, ведут бесчестную игру вовсе не для того, чтобы добиться какой-то личной выгоды. (4)Нет, чаще всего подлецами нас делает слабость: вроде бы не хотел человек ничего плохого делать, даже, напротив, хотел помочь, желал проявить своё благородство и бескорыстие, а не получилось, не хватило сил. (5)Вот и вышло, что он не помог, обманул, бросил, предал…

(6)Мне всё вспоминаются многочисленные сказания про рыцарей, которые спасали несчастных царевен от чудовищ. (7)В реальности чаще бывает по-другому. (8)Пообещает иной благородный рыцарь бедной девушке, что не даст её в обиду, а когда увидит огнедышащего дракона, когда услышит его хриплый рёв, вся книжная героика мигом вылетит из его трясущейся душонки — и только и видели вы этого горе-змееборца.

(9)Я спешил на лекции. (10)На остановке увидел худенькую девушку, которая несла большую хозяйственную сумку.

(11)— Девушка, вам помочь? — спросил я. (12)Девушка остановилась, чтобы перехватить сумку другой рукой, и сделала какое- то усталое движение головой, которое можно было принять и за нерешительный отказ, и за робкое согласие. (13)Без лишних слов я выхватил у неё сумку и, подбросив её, бодро спросил:

(14) — Куда вам?

(15) — Седьмая Радиальная! (16)Там у меня бабушка живёт!

(17)С центральной улицы мы свернули в проулок, где начинался частный сектор. (18)Одноэтажные лачужки беспорядочно рассыпались какими-то замысловатыми концентрическими кругами, и попавшему сюда человеку выбраться было труднее, чем из Критского лабиринта. (19)Один дом располагался на Девятой Радиальной, а другой, рядом с ним, почему-то считался на Двенадцатой. (20)Прохожие, когда мы их спрашивали, посылали нас то в одну сторону, то в другую. (21)Кто-то качал головой, посмеиваясь над нелепостью нашей просьбы — найти нужный адрес в этом бесформенном нагромождении жилья. (22)Сумка между тем довольно ощутимо тянула книзу. (23)Я то и дело менял руки.

(24) — Девушка, там у вас кирпичи?

(25) — Нет, там картошка. (26)Я бабушке привезла из деревни…

(27)Господи, эти деревенские чудаки… (28)Картошку в сумке

возить… (29)Она на рынке пять рублей стоит… (ЗО)Меня постепенно стала раздражать её кукольная миловидность, её вздёрнутый носик и какая-то детская беззащитность. (31)Кто же это чадо в чужой город отправил, к тому же с сумкой размером с багажно-почтовый вагон?

(32)Мы ходили уже почти час, мои руки повисли, ощутимо болели ноги, но нужного адреса всё не было. (ЗЗ)Просто так бросить девчонку было стыдно, но и рыскать по этому трущобному хаосу я тоже больше не мог. (34)Девушка тоже тяготилась тем, что ввязала меня в эти бесконечные странствия. (35)Она робко просила: «Давайте я понесу сама. (36)Вы идите!» (37)Этот испуганно-тревожный голос выводил меня из себя.

(38) Когда мы оказались на какой-то Четырнадцатой Радиальной, я не выдержал:

(39) — Да что это за город идиотов?! (40)Кто эти улицы планировал? (41)В тайге скорее иголку найдёшь, чем здесь нужный адрес…

(42)Я поставил сумку и, уже не скрывая усталой злости, неприязненно посмотрел на девушку. (43)Она, как бы соглашаясь со мной, кивнула и потёрла лоб белой ладошкой.

(44)— Постой здесь! (45)Я спрошу у кого-нибудь! — сказал я и направился через дорогу к женщине, которая возилась с цветами в палисаднике. (46)Ничего не узнав от неё, я пошёл дальше. (47)Но во дворах никого не было, я пересёк улицу, потом ещё один проулок… (48)А потом пошёл в университет.

(49)Я сходил на лекции, посидел в библиотеке, только вечером вспомнил о забытой мною где-то в лабиринте домов девушке.

(50)Мне вдруг почудилось, что она, прикованная к тяжёлой сумке, до сих пор стоит и с надеждой высматривает меня. (51)А может, она поняла, что я уже не вернусь, но, парализованная страхом, не может двинуться с места. (52)И всё-таки моя плачущая совесть ругала меня не за то, что я бросил девушку, а за то, что там, на остановке, не прошёл мимо неё, впутался в это непосильное для себя дело.

(По М. Худякову)

Текст 6

(1)С признанием чрезвычайной важности глобальных проблем мы страшно опоздали. (2)Они застали нас врасплох. (З)Навёрстывая упущенное, мы стали слишком быстро и хаотически множить число этих проблем. (4)Перечислю некоторые. (5)Это отказ от войн, преодоление отсталости стран «третьего мира», демография, природные ресурсы, мировой океан, окружающая среда, освоение космоса… (6)Но приглядимся. (7)Не существует ли в действительности лишь одна-единственная проблема — экологическая? (8)И не является ли всё остальное прямо или косвенно лишь её проявлением? ((^Человечество сделалось той силой, которая поставила под угрозу само существование жизни. (10)И нет теперь такого человеческого действия, которые бы сказывалось на всей жизни бесследно, которое бы не ранило, не убивало её или не лечило, не приумножало, не совершенствовало. (11)«Я есть жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая тоже хочет жить», — утверждает А. Швейцер. (12)Это и значит, что окружающая среда, «дом, в котором мы живём» есть не что иное, как живое жилище живой жизни. (13)И законом этого живого жилища является множащееся разнообразие форм жизни. (14)А в отношении к человеку этот же закон требует выявления и приумножения его личностной и национальной духовной неповторимости. (15)Чем разнообразнее жизнь, тем она живее, тем она бессмертнее. (16)Мы подошли к краю пропасти прежде всего потому, что растеряли любовь к жизни. (17)И спасёт нас не столько отталкивание от смерти, сколько притяжение к жизни, возрождение любви к ней.

(18)Не случайно со всех сторон слышится: «экология культуры», «экология человека», «экология книги»… (19)Очень много экологий.

(20) Это и означает оживление всего, что нас окружает, точнее, признание нашего «дома» живой жизнью, признание взаимозависимости всех форм жизни, признание бесконечных живых связей жизни.

(21) В глобальной экологической проблеме можно выделить главные неразрывные человеческие, социальные аспекты. (22)Во-первых, это сохранение, удлинение и оздоровление физической жизни каждого человека при полной реализации его неповторимой личности, его духовного потенциала. (22)Во-вторых, сохранение и духовное развитие каждого народа, каждой нации. (23)И самое главное — сосредоточение усилий всего человечества на физическом и духовном развитии детей. (24)Без решения этих вечных задач нам не выжить. (25)Эти задачи вдохновляют и заражают не только своей понятностью, реализмом и красотой (соединение физического и духовного), но и своей безальтернативностю перед угрозой небытия.

(27)Абсолютный приоритет экологии подводит действительно объективную основу под новую этику: «Добро — это сохранять жизнь, зло — это уничтожать жизнь, вредить жизни». (28)Жи- вая жизнь породила человека. (29)Человек поставил её под угрозу смерти. (ЗО)Человек призван спасти жизнь. (31)Или он пущен в свет лишь «в виде наглой пробы»? (32)Нам и всем будущим поколениям грозит небытие. (ЗЗ)Это и есть то главное, что должно объединить людей всего мира. (34)Постараемся постигнуть простую и глубокую мысль Л. Толстого. (35)«Единение есть ключ, освобождающий людей от зла. (36)Но для того чтобы ключ этот исполнил своё назначение, нужно, чтобы он был продвинут до конца, до того места, где он отворяет, а не ломается сам или не ломает замок. (37)Так и единение — для того чтобы оно могло произвести свойственные ему благодетельные последствия, оно должно иметь целью единение всех людей во имя общего всем людям, одинаково признаваемого всеми начала».

(По Ю. Карякину)

Предложения интернет-магазинов