Литературные жанры и их разновидности

Жанр — одна из самых важных литературных категорий. Конечно, литературный род порождает ту или иную жанровую систему, но читатель-то ориентируется именно на своё «жанровое ожидание», выбирая книгу и погружаясь в её художественный мир.

В жанрах находят свои наиболее адекватные отражения характерные признаки того или иного вида искусства. Слово «симфония» указывает на музыку, «натюрморт» — на живопись, а вот «романы», «поэмы», «сонеты» — это уже мир литературы.

Любое художественное произведение создаёт, по определению Аристотеля, «вторую реальность», не отражающую Природу, а «подражающую» Природе. Автор творит вымышленный мир, который может выглядеть очень похожим на нашу обыденность, а может отправлять нас в «тридевятое царство» или на несуществующую планету, населённую фантастическими чудовищами.

Однако как бы ни был похож на нашего знакомого какой-либо персонаж, сколь ни привычны и узнаваемы конфликты и коллизии семейных отношений в бытовом романе — это «вторая реальность», вымышленный мир, в котором действуют свои особые законы, этот мир имеет свою «географию», «биологию», свои «социальные отношения» и пр. Беда, если читатель не верит автору, но не меньшая беда, когда читатель безоговорочно принимает каждое слово писателя, полагая, что тот раскрывает ему «правду жизни» или (что уж совсем нелепо) «изображает жизнь в формах самой жизни».

Любое искусство требует художественной условности. Без понимания видов и форм условности стираются грани между реальной действительностью и «второй реальностью» (искусство). Ужасно, если прочитавший сказку ребёнок боится спать, опасаясь, что во сне его сожрёт Змей Горыныч или похитит Кощей Бессмертный. Самые сильные эмоциональные переживания, вызванные общением с искусством, в конечном итоге должны привести к очищению души, ощущению радости и эстетическому наслаждению. Потому-то и важно уметь воспринимать условность художественного мира и разбираться в законах, этим миром управляющих.

«Жанровое ожидание» свидетельствует о том, что читатель хорошо представляет себе, в какой художественный мир он хочет погрузиться, какая степень условности не вызовет его раздражения и на какое сотворчество с автором он готов. Жанр определяет основные границы художественного мира, уровень условности, внутреннюю динамику произведения и его хронотоп (термин М. М. Бахтина) — взаимообусловленность пространственно-временных координат.

Жанры — это группы произведений внутри литературных родов, имеющие один или несколько общих признаков, противопоставляющих их всем другим жанрам, и общие черты художественного мира, определяемые особенностями художественной условности данной группы произведений.

Во-первых, жанры всегда соотносятся с одним из четырёх литературных родов, чётко разделяются между ними: роман, новелла, сказка или басня принадлежат только эпосу; сонет, элегия или эпиграмма — только лирике; комедия, трагедия или водевиль — только драме; баллада, романс или поэма — только лироэпике. Родовые черты неизбежно присутствуют в каждом жанре.

Во-вторых, жанры очерчивают уровень условности, допустимый при создании художественного мира. Так, «говорящие животные» вполне уместны в баснях или сказках, но они же будут выглядеть более чем странно в историческом романе или похвальной оде. При чтении лирической миниатюры мы будем переживать одно мимолетное чувство, которым поделился с нами автор, а в романе мы ждём развёрнутой характеристики персонажа. В сказке герой ищет возлюбленную «тридцать лет и три года», но находит её молодой и прекрасной, однако читатель не простит автору такой вольности в трагедии, где разлучённые на три десятка лет герои сохраняют юношеское очарование и неизменные чувства.

В-третьих, жанры, принадлежащие одному литературному роду, одновременно тяготеют друг к другу и отталкиваются, различаются между собой. Это позволяет им складываться в общую систему, где каждый из них, обретая способность наиболее эффективно реализовать одну или несколько особенностей данного рода, в чём-то ином оказывается неэффективным. «Сам по себе жанр существует как элемент некоей более универсальной системы, которую мы можем назвать системою жанров»1, — указывал М. Я. Поляков. Лишь все жанры вместе могут полностью выразить все потенциальные возможности литературного рода.

1 Поляков М.Я. Вопросы поэтики и художественной семантики. — М., 1978.

Басня, например, способна чётко сформулировать нравоучение на основании аллегорически представленной житейской ситуации. Но она не способна дать глубокую психологическую характеристику персонажей, проследить их сложные социальные, имущественные и исторические связи. Это может показать роман, но содержание романа нельзя свести к одной нравоучительной сентенции (морали).

Жанры существуют во времени. Они зарождаются, видоизменяются, забываются, возрождаются, а иногда — умирают. Это естественный процесс развития литературы. Умерли когда-то чрезвычайно популярные средневековые драматические жанры «миракль», «моралитэ», «соть». Современные поэты прочно забыли «большую секстину» и «виланель» — лирические жанры, весьма популярные в эпоху трубадуров. А вот басня жива и по сей день, хотя писатели обращаются к ней достаточно редко. За время своего существования жанры приобретают новые черты и обнаруживают новые возможности.

Среди жанров есть продуктивные и непродуктивные. Продуктивный жанр всегда востребован читателем и любим писателями. Он всегда актуален, способен видоизменяться, отражая потребности и черты новых исторических эпох, он оставляет автору возможности для художественного эксперимента.

Вот, например, комедия. Этот жанр возник ещё в Древней Греции и с тех самых пор не покидает подмостков театра. Современная комедия, сохраняя все жанровые признаки, весьма отличается от комедий Аристофана, но она по-прежнему веселит зрителей и собирает аншлаги.

Непродуктивные жанры всегда находятся на периферии литературного творчества, иногда совсем уходя в тень. Такова басня. Она тоже зародилась в Древней Греции (Эзоп) и дожила до наших дней. Но вот изменений этот жанр претерпел немного и в истории литературы ознаменовался рядом ярких вспышек (Эзоп — Федр — Лафонтен — Крылов — Михалков), между которыми иногда пролегали десятилетия, когда никто не писал басен. Да и при появлении выдающихся баснописцев этот жанр никогда не становился ведущим, выражающим основные идеи времени или поднимающим наиболее волнующие читателя проблемы. Непродуктивны жанры «рондо», «диалога», «эпиграммы». Но это вовсе не значит, что литература может обойтись без непродуктивных жанров. Они возникают и живут потому, что способны выразить что-то недоступное другим жанрам, и когда в этом возникает потребность, они полностью реализуют свои возможности.

Кстати, и продуктивные жанры тоже не всегда находятся в поле постоянного внимания читателей. Литературные роды в разные исторические эпохи выдвигают на первый план определённые жанры. Такие жанры становятся доминирующими. Их иногда так и называют — «жанровая доминанта». Так, в Древней Греции жанровой доминантой эпоса была эпопея, в эпоху Средневековья жанровую доминанту эпопеи сменяет рыцарский роман; писатели Возрождения создают свои жанровые доминанты (новелла в эпосе и сонет в лирике); в период Просвещения на первый план выходят трагедия (драматический род) и ода (лирика); в XIX веке несомненными жанровыми доминантами становятся поэма (лироэпика), роман (эпос), мелодрама (драма), элегия (лирика).

Признаки различных жанров разнообразны. Иногда они очевидны, а иногда требуются известные усилия, чтобы различить два родственных жанра. Проще всего узнавать формализованные жанры, те, которые предъявляют жёсткие требования к художественной форме. Классический сонет, например, должен состоять из четырнадцати стихов (строк), разделённых на четыре строфы (два катрена и два терцета) с определённой системой рифмовки. Менее жёстко, но достаточно чётко очерчивается форма басни, оды, диалога и некоторых других жанров.

За время своего развития многие продуктивные жанры видоизменяются, порождая разновидности, у каждой из которых возникают собственные отличительные признаки. Это во многом связано с тем, что разные исторические эпохи выдвигают на первый план разные проблемы, а кроме того, изменение литературных вкусов читателей требует более детальной ориентации на их «жанровые ожидания».

Жанровые разновидности (виды жанров) могут определяться по самым различным признакам: по форме (эпистолярный роман, стихотворная сказка, стихотворение в прозе и др.); по степени условности (фантастический роман, пьеса-сказка и пр.); по целям (дидактическая сказка, поэма-инвектива, сатирико-нравоучительный очерк и пр.); по тематике (детективная новелла, «страшная» баллада, роман воспитания, любовная песня и пр.); по временной соотнесённости с настоящим (историческая баллада, драма о современности, научно-фантастическая новелла и пр.); по пафосу (сатирическая ода, героическая поэма, романтическая драма, юмористическая новелла и пр.) и др.

Между жанрами могут возникать сложные отношения. Иногда происходит смешение жанров (роман-сказка). Иногда жанр поглощает, включает в себя другие жанры: так, в комедии могут звучать исполняемые персонажами песни и даже сказки, в романе могут появиться вставные новеллы (сказки, баллады, песни). А поэма иногда включает в себя самостоятельную балладу или песню.

Всё это свидетельствует о том, что жанровая система живёт и развивается в соответствии с жизнью общества, чутко реагируя на исторические изменения и читательские запросы. Она, как живой организм, подвержена влияниям окружающей среды.

Хотя среди жанров есть и формализованные, само понятие «жанр» нельзя соотносить только с формой произведения. Достаточно вспомнить, по каким признакам мы определяли жанровые разновидности (а среди них есть, например, тематический или целевой), чтобы понять: это категория формально-содержательная. Причём связь содержания и формы в жанре очень глубокая. В одних жанрах форма направляет содержание, а иногда и управляет им (сонет, басня, сказка). В других содержание требует модернизации формы, её варьирования в соответствии с замыслом («Борис Годунов» А. С. Пушкина, «Житейские воззрения кота Мурра» Э. Т. А. Гофмана, «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова и др.).

Жанр не только определяет границы художественного мира произведения, но и придаёт этому миру внутреннюю динамику, способность к саморазвитию, он регулирует законы, действующие в художественном мире произведения, и не допускает их нарушения.

Следует чётко разграничивать системы фольклорных и литературных жанров, между которыми имеются принципиальные отличия. Здесь мы рассматриваем именно литературные жанры, подчиняющиеся строгим законам литературного творчества.

Предложения интернет-магазинов