Литературные направления

XVII век — это особая эпоха в культурной жизни европейского общества. Он по-своему противоречив: несёт на себе ярко выраженный отпечаток кризиса гуманистических идеалов эпохи Возрождения, но в то же время мучительно ищет способы сохранить важнейшие достижения Ренессанса. Главное, что определяет верность XVII столетия предшествующей эпохе, — это рационалистичность. Даже в кричащих противоречиях барокко отчётливо прослеживается невозможность отказа от крупнейшего завоевания Возрождения — веры в непобедимую силу человеческого разума.

Начало века ознаменовалось появлением самых ярких творений литературы гуманизма: бессмертных трагедий У. Шекспира и великого романа М. Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». В них оказались сконцентрированы все наиболее ценные достижения эпохи Возрождения. Тем не менее тогда же обозначились и неумолимые признаки её заката.

Наряду с гуманистическими драмами У. Шекспира появляются мрачные трагедии Джона Уэбстера, представителя английского барокко, и пьесы английского классициста XVII века Бена Джонсона. Оба они в своём творчестве опираются уже на новые эстетические принципы. Роман Сервантеса увидел свет одновременно с многочисленными испанскими плутовскими романами. Новая эпоха властно заявляла о рождении новой эстетики.

Кризису гуманизма способствовало в значительной мере усиление королевской власти в крупнейших европейских странах (Англия. Испания, Франция). Оно сопровождалось, с одной стороны, укреплением внутреннего рынка и ростом буржуазных отношений (политика Ришелье во Франции), а с другой — постепенным распадом абсолютизма, который становился тормозом для развития капитализма (буржуазная революция в Англии).

Идеалы, которые отстаивали гуманисты в эпоху Возрождения, не выдерживали проверки действительностью, в которой не находилось места ни для гармонического развития личности, ни для религиозной терпимости.

Искусство XVII столетия — прямой наследник искусства Возрождения. Обращение к античности и принципу природосообразности (соответствие природе, в которой всё разумно и гармонично), на которых основывались эстетические концепции первых ренессансных классицистов, уже подготавливало почву для эстетических теорий классицизма XVII века. Трагические коллизии драматургии У. Шекспира и страсти, обуревавшие героев Л. Ариосто и Т. Тассо, предваряли утверждение барочного героизма.

Но главное, что унаследовало искусство XVII столетия от европейских гуманистов, — это культ человека. Классицисты заставляют своих героев испытывать мучительный конфликт между долгом и чувством; в творениях барочных писателей человек напряжённо ищет своё место во враждебном и необъяснимом для него мире. Однако литература XVII века не абсолютизирует человека, не признаёт его равным Богу, как это утверждалось в эпоху Возрождения, — она знает его слабости и внимательно описывает их, чтобы научить читателя стать сильнее, чем дано ему от рождения.

Итак, классицизм XVII века и барокко, эти два новых направления литературы, определили своеобразие данного периода. Каждое из направлений по-своему продолжало традиции эпохи Возрождения, отражало кризис гуманизма и пыталось разрешить те противоречия, которые не смогло разрешить ренессансное искусство. Несмотря на то что эти направления противостояли друг другу, в них имелось нечто общее. Оба они, утратив широту и гуманистический оптимизм ренессансного искусства, в то же время явились шагом вперёд в развитии литературы, оба сделали ряд важных эстетических открытий.

Оба направления развивались неравномерно в различных европейских странах, что было связано с социально-экономическими особенностями каждого государства, а также со своеобразием национальных литературных традиций.

Так, в Испании XVII века преобладало барокко. А вот в Англии весьма интенсивно развиваются как классицизм, так и барокко.

Очень любопытная ситуация складывается в России. Здесь не проявилось черт эпохи Возрождения. Отсутствие резкого размежевания между фольклором и литературой, светскими и духовными книгами (яркий пример тому — «Житие протопопа Аввакума»), а главное, несформированность предпосылок к утверждению буржуазной идеологии способствуют тому, что русские писатели очень долго не испытывают потребности в оформлении собственной литературной теории. Их вполне устраивают те эстетические принципы, которые задаются устойчивой жанровой системой средневековой русской литературы.

В XVII веке в России классицизма не существовало, а попытка группы писателей (С. Полоцкий, С. Медведев, К. Истомин) в конце столетия перенести на русскую почву принципы польского барокко осталась забавным литературным экспериментом, который не имел значительных художественных последствий.

Предложения интернет-магазинов