Новые литературные направления 20 века

Первая мировая война (1914—1918), во время которой впервые было применено оружие массового уничтожения, и Октябрьская революция в России (1917) заставили многих европейских мыслителей кардинально пересмотреть свои воззрения на место человека в мире. Происшедшие события показались им проявлением абсурда: тысячелетний опыт человечества, его культурные завоевания привели к тому, что люди начали уничтожать мирное население отравляющими газами и разрушать собственную национальную культуру во имя грядущего господства пролетариата. Для подобных событий не находилось аналогий в историческом прошлом, они не укладывались в голове здравомыслящих людей. Вот тогда-то и родилась концепция абсурдного мира, положенная в основу искусства модернизма.

Модернизм как творческий метод отразил растерянность человека перед лицом необъяснимого стремления людей к самоистреблению. Он породил болезненно-фантастический мир Ф. Кафки, абсурдистский мифологизм Д. Джойса, субъективистски зыбкую реальность художественного мира М. Пруста, антиутопии Е. Замятина и О. Хаксли.

Стремясь к изображению абсурдности человеческого бытия, модернизм сам принимал абсурдные формы, пытаясь эстетически обосновать и соединить в себе полярные точки зрения и взаимоисключающие художественные эксперименты. Он породил множество литературных направлений, некоторые из которых не просуществовали и десятилетия.

Так, в 1916 году группа молодых литераторов во главе с Тристаном Тцарой (французский поэт) объявила о появлении дадаизма. Само название выглядело абсурдным, поскольку образовалось от детского названия игрушечной лошадки.

Дадаисты, не принимавшие безумия Первой мировой войны, изображали абсурдный мир абсурдными средствами: они писали буриме, создавали стихотворения из букв латинского алфавита и пр. Вскоре стало ясно, что экстравагантные выходки дадаистов не способны породить нового искусства.

Дадаизм распался, но на его обломках возник сюрреализм, к которому примкнули некоторые бывшие дадаисты: Л. Арагон, П. Элюар и др. Во главе сюрреалистов встал Андре Бретон, французский писатель, бывший врач-психиатр, выдвинувший теорию «автоматического письма», возникающего тогда, когда автор находится под действием сильных возбуждающих средств или в горячечном бреду. Править написанное «автоматическим письмом» ни в коем случае нельзя.

Другим модернистским направлением стал футуризм. Его создатель — итальянский поэт Томмазо Маринетти воспевал мир механизмов, которые придут на смену «банальной природе», прославлял урбанизацию и подчёркивал несовершенство человека как биологического организма.

Многие модернисты считали, что недостатки классического искусства являются следствием его гуманизма. Испанский философ Хосе Ортега-и-Гасет теоретически обосновал этот тезис в работе «Дегуманизация искусства». По мнению модернистов, искусство должно отказаться от мифа о всесилии человека, о его «богоподобии», но показать его слабость, порочность, нежизнеспособность, только тогда люди узнают правду о себе.

Модернисты нередко стремились компенсировать мрачность содержания совершенством художественной формы. Действительность абсурдна, дисгармонична, но искусство — всегда прекрасно и совершенно. На противопоставлении содержания и формы возникли в 50-е годы «новый роман» (Н. Саррот, А. Роб-Грийе, М. Бютор) и «драма абсурда» (Э. Ионеско, С. Беккет).

Разумеется, противопоставление содержания и формы, стремление изобрести новый язык (например, «заумь» русских кубофутуристов) чаще всего оказывались лишь эстетической прокламацией. Талантливый писатель не мог ниспровергнуть законы искусства. Нам известно, что человек способен подняться в воздух, зная действие закона земного притяжения, но не отрицая его. Именно поэтому модернистам удалось создать немало замечательных произведений, отразивших растерянность человека XX столетия перед лицом им самим созданных разрушительных сил.

Здесь очень показательны судьбы русского футуризма и русского имажинизма. Гуманистические традиции нашей отечественной литературы оказались настолько сильны, что даже самые радикальные апологеты нового искусства не посягали на идею величия человека. Русские футуристы (В. Хлебников, В. Каменский, ранний В. Маяковский) экспериментировали со словом, реформировали традиционные жанры, расширяли тематику литературного творчества, но они никогда не говорили о человеческом бессилии и извращённости человечества. Их эксперименты обогащали сокровищницу русской литературы, а такие шедевры, как «Облако в штанах», «Хорошее отношение к лошадям» В. Маяковского или «Зверинец» В. Хлебникова стали литературной классикой.

Точно так же и имажинисты (В. Клюев, С. Есенин и др.) в поисках новой образности обогатили стихотворную форму, не умаляя глубины её содержания.

Из многочисленных литературных направлений модернизма наиболее жизнеспособным стал экзистенциализм. Он возник на основе одноименного философского учения (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю, Н. А. Бердяев) в 30-е годы XX века.

Утверждая мысль об абсурдности, непознаваемости и враждебности окружающего человека мира, в котором тот оказывается предоставленным самому себе, «песчинкой, гонимой ветром», в то же время экзистенциализм говорит о том, что единственной ценностью для человека является его собственное существование (лат. existentia — существование). Человек придумывает законы, стремится к общению с другими людьми только по причине собственной слабости и неприспособленности к выживанию. Но если он найдёт в себе смелость сознаться в том, что все накопленные человечеством знания — ложь и никому в мире нет до него дела, он станет подлинным властелином собственной судьбы, а его существование обретёт смысл.

Каждый человек может остаться «человеком толпы», «человеком без свойств», но может также обрести смысл жизни. Именно этот тезис позволяет экзистенциализму сохранить гуманистическую традицию классического искусства и объясняет жизнеспособность этого литературного направления, подарившего миру такие замечательные произведения, как «Мухи» и «Затворники Альтоны» Ж. П. Сартра, «Посторонний» и «Чума» А. Камю, «Повелитель мух» и «Шпиль» У. Голдинга, «Жаворонок» и «Орнифль» Ж. Ануя, «Homo Faber» и «Биография» М. Фриша, «Под сетью» и «Дикая роза» А. Мёрдок.

Предложения интернет-магазинов