Символизм

Декадентство повлияло и на ведущие художественные системы. Идея развития, как мы видели, явилась определяющей для романтизма. Сомнение в историческом прогрессе человечества приводило ряд романтически настроенных писателей к попытке заменить объективно-идеалистическую философскую основу метода на субъективно-идеалистическую, отказывающуюся от объективного познания мира, окружающего человека.

Писатели-символисты считали, что каждый человек видит окружающий мир по-своему, и поэтому задача художника не объяснять что-либо читателю, а вызывать у него определённое эмоциональное состояние, добиваясь нужного отношения к действительности. Они полагали, что искусство должно стать символичным (отсюда и название направления), ведь символ — это такой троп, который не называет предмет или явление, а лишь указывает на него, допуская известные расхождения и многозначность его восприятия.

Например, французский поэт-символист Артюр Рембо написал сонет «Гласные», в котором предложил цветовые соответствия гласным звукам: «А — чёрный; белый — Е; И — красный; У — зелёный; О — синий; тайну их скажу я в свой черёд».

Друг А. Рембо, поэт Поль Верлен, передавая своё душевное состояние, заявлял: «Я римский мир периода упадка». Это не избыток самомнения и не проявление поэтической нескромности, это символы, к которым у читателя может и должно проявиться собственное отношение. Поэтому, когда у русского поэта-символиста К. Бальмонта вы прочитаете: «Я — изысканность русской медлительной речи», — не торопитесь возмущаться. Поэт специально «дразнит» вас, заставляя обострённо вслушиваться в свои стихи.

Символисты стремились показать зыбкость и изменчивость мира, быстротечность и неосязаемость человеческих чувств. Они пытались обратить читателей к самим себе, заставить их заглянуть в собственные сердца. «Когда замолкают уста, начинают говорить души», — утверждал бельгийский символист Морис Метерлинк, автор пьесы- сказки «Синяя птица». И символизм стремился найти поэтический язык, которым могли бы «разговаривать» души.

Русский символизм как течение внутри романтической художественной системы обладал рядом специфических

особенностей. Идеи декадентства наложили на него свой отпечаток, но некоторые русские писатели предпочитали не настаивать на принадлежности русской культуры европейской цивилизации, а говорить о её особом пути («Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы с раскосыми и жадными очами». А. Блок). Если 3. Н. Гиппиус безусловно принимала декаданс как русское явление, то А. Блок полагал, что русская революция — это движение «новых варваров», сокрушающих умирающую цивилизацию Запада.

Предложения интернет-магазинов