Смелость и сила духа человека на войне — сочинение

Вариант 1

Фронтовики — люди особых душевных качеств. Настойчивость, прямота, смелость и мужество всегда отличали их.

Память… Потому, наверное, мы и называем её «веч­ной» или «светлой», чтобы чётко отделить от прошло­го то, что запоминается человеком и без чего он не может жить. И ведь именно такой — сосредоточенно одухотворённой и тем защищённой от стихии мирской суеты — она нам нужна. И не только как нескончае­мая дань павшим. Она нам нужна как вера, как приоб­щение, испытание.

Характерна в этом смысле повесть Бориса Василье­ва «В списках не значился». Юноша, почти мальчик, Плужников сравнивается с вечными воинами, с людь­ми из преданий. Был ли Плужников наделён необы­чайной силой, был ли он стратегом? В чём секрет его подвига?

Я думаю, секрет этот не в воинских достоинствах Плужникова, а в чём-то ином, находящемся на шкале нравственных категорий. Мы видим, как связываются совершенно непостижимо победы юноши Плужникова с его мировоззрением, воспитанием, нравственным ко­дексом его времени — довоенной поры: всегда стоять на защите общественного интереса, никогда не искать лазейки, слабости не поддаваться, от себя требовать того, чего ждёшь от других. Стойкость лейтенанта пи­тается его юношеской ортодоксальностью, от которой всем окружающим подчас приходится нелегко.

Так в чём же нравственные истоки победы на вой­не? Мне представляется, прежде всего, в нравственной особенности ушедшего поколения, в его смелости и ре­шимости во что бы то ни стало сломить врага.

Максимализм был нравственной сущностью вре­мени.

Я думаю, что в том, как мыслили, как жили эти простые ребята, и были нравственные истоки героиче­ского поступка в нужный час.

Именно это подметил Борис Васильев. Писатель сравнивает жизнь лейтенанта с жизнью подвижников. Плужников в подвалах, катакомбах несёт свет в души, и этот свет разгоняет тьму, приближает победу.

Вариант 2

В чём нравственные истоки победы на войне? Мне кажется в том, что мужество, героизм, стремле­ние победить во что бы то ни стало становится есте­ственным выражением повышенного ощущения жизни. Сразу вспоминаю повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие…». Вспоминаю мечты, надежды и жажду жизни каждой из пяти девочек-героинь, отдаю им свою любовь, своё сочувствие. Понимаю, сколь неоплатен наш долг — живых перед мёртвыми.

В последний миг жизни в сознании каждой из деву­шек вспыхивает мечта. Из отдельных сцен предсмерт­ного видения мы узнаём, чего хотела и ждала от жиз­ни каждая из них, ничего не имеющая, кроме щедрого сердца.

Одна из них жила воображаемой идеей детства, ко­торого у неё не было. Другая мечтала о любви, которая ещё не вошла в её застенчиво одинокую жизнь. Третья жила воспоминаниями и надеждой на возвращение в семью, уничтоженную войной. Четвёртая ждала от жизни просто счастья, потому что была красива и весе­ла. Пятая, которой общее дело и война не давали воз­можности побыть с маленьким сыном, хотела бы уви­деть его выросшим и взрослым.

В каждом этом человеческом порыве к мечте в миг окончательного её разрушения мы видим соот­ношение того, что даёт общему делу человек и что он получает за свой бесценный дар. Вопрос о праве лич­ности на счастье здесь передан на решение самого ге­роя. Каждая из девушек могла выбирать. Она сделала тот шаг, который считала для себя единственно воз­можным.

На уровне большой философии эту мысль сформу­лировал Борис Слуцкий: «Выбирающий не выбирал».

Мне кажется, что, решая проблему нравственных истоков победы на войне, нельзя обойти и проблемы духовного расцвета, победы воина-освободителя.

Для того чтобы понять её, нужно вспомнить Васко- ва. Он не выдающийся, не исключительный, он, как его представляет сначала автор, — в общем, средний человек. И именно этот средний человек ведёт себя как личность исключительная. Васков абсолютно смел и храбр, он ведёт себя с той разумностью, продуман­ностью, которые исключают наличие страха. Но он не только бесстрашен. Васков талантливо действует в трагической ситуации. Поразительны сцены, когда он ведёт пятерых девушек против шестнадцати фашист­ских солдат.

Обыденность личности Васкова заменяется исклю­чительностью от сознания, что он призван защитить нечто большее, чем самого себя и свою жизнь. Васков талантлив в том, как ведёт разведку, в том, как знает природу, как при всей своей простоватости проникает в психологические тайны подхода к этим чужим для него девушкам.

И видим мы это по тому, как принимает Васкова се­верный лес со всеми его тайнами, западнями и обмана­ми, как его принимают девушки и как ему даётся во­енная операция, которую он, Васков, смело и отважно побеждает при безнадёжных для него условиях.

Васков напрягает мысль и волю, в его игре одна огромная ставка — спасение Родины, а другая — спа­сение девушек. И нужно во что бы то ни было побе­дить. Исход трагедийно-героичен. Потому и пробу­ждается в этой обычной личности необычность. Так открывается то, что можно назвать рождением лич­ности под давлением высокой исторической необхо­димости. Таковы нравственные истоки этой победы.

Вариант 3

Советская литература, обращённая к событиям Ве­ликой Отечественной войны, раскрывает гуманисти­ческую миссию, выполненную советским народом и его армией.

Вспомнился жизненно и художественно достовер­ный образ Андрея Княжко из романа Юрия Бондаре­ва « Берег ».

С Андреем Княжко мы знакомимся в майские дни 1945 года, когда мир праздновал победу над гитле­ровской Германией и перед оставшимися в живых открывались пути в ту жизнь, о которой они мечта­ли четыре суровых, кровавых года. В те дни радость жизни, счастье жить в условиях мира ощущались с особой силой, а мысль о смерти казалась невероят­ной. Чувство почти «одурманивающей тишины» ис­пытывают бойцы батареи, расположенной на отдых в маленьком, словно игрушечном, не пострадавшем от войны немецком городке Кёнигсдорфе.

Нелепа и неожиданна среди этой «одурманива­ющей тишины» внезапная атака фашистских само­ходок. Снова бой, снова жертвы. И когда атака была подавлена и вновь наступило затишье, героически гибнет лейтенант Княжко, сознательно, как некото­рым кажется, вопреки здравому смыслу и суровым законам военного времени подвергнув себя смертель­ной опасности.

Андрей Княжко мужественно идёт на смерть, же­лая предотвратить дальнейшее кровопролитие, же­лая спасти перепуганных и жалких немецких юнцов из «Вервольфа», засевших в здании лесничества. Вы­стрелов не было. Воющие крики людей не затихали в лесничестве. Княжко, невысокий, узкий в талии, спокойный с виду, сам теперь похожий на мальчика, шёл по поляне, размеренно и гибко ступая сапожка­ми по траве, размахивая носовым платком.

В поединке благородства и человеколюбия, живым олицетворением которого выступает русский лейте­нант, с человеконенавистничеством, воплощённым в командире «Вервольфа» — рыжем эсэсовце, побежда­ет Княжко. Ценой собственной жизни смело и дерзко спасает он несколько десятков оболваненных немец­ких подростков, одетых в военную форму и постав­ленных умирать за фюрера уже после того, как стало ясно, что неминуема полная капитуляция фашист­ской Германии. В изъявлении доброй воли Андрея Княжко проявился истинный гуманизм советского солдата-освободителя.

Вот как Бондарев описывает своего героя: «Он был очень молод, этот лейтенант Княжко, и так тонок в та­лии, и так подогнан, подтянут стан аккуратной гимна­стёркой, крест-накрест перетянутой портупеей, и так нежно, по-девичьи зеленоглаз, что каждый раз при появлении его во взводе рождалось ощущение чего-то хрупкого, сверкающего, как узкий лучик на зелёной воде».

И этот сверкающий лучик, короткая и прекрасная жизнь погибшего лейтенанта, светит из далёкого про­шлого людям современного мира. Роман «Берег» про­никнут атмосферой добра, которая несла немецкому народу наша армия.

Да, советский солдат-освободитель прошёл по ули­цам Белграда и Варшавы, Будапешта, Вены и Буха­реста, смело брал города для того, чтобы прийти в Берлин и победить. Гитлеровцы порабощали народы Европы, советский воин их освобождал; гитлеровцы разрушали города Европы, советский солдат помогал их восстанавливать; гитлеровцы убивали детей, Совет­ская армия несла им спасение, жизнь и свободу. Вот почему мы победили.

Предложения интернет-магазинов