Человек и общество сочинение

Что такое «настоящая жизнь» и «жизнь ложная»?

Что такое «настоящая жизнь» и «жизнь ложная»? Этим вопросом нередко задаются русские писатели-классики, например Л.Н. Толстой в романе «Война и мир». На протяжении всего произведения автор не раз возвращается к этому вопросу, который был поднят уже в названии романа. Название произведения, имеющее глубокий смысл, уже частично характеризует представление Л.Н. Толстого о «настоящей жизни». «Настоящая жизнь» — это тот самый «мир». Это не только отсутствие кровопролитных войн, но и внутреннее согласие человека с самим собой, гармония, спокойствие, а «война» — это «жизнь ложная», отсутствие смысла жизни, дисгармония.

В романе «Война и мир» Л.Н. Толстой представляет нам различные типы людей, различные социальные слои, различные миры. Это и мир народа, мир простых солдат, партизан — с их простотой нравов, «скрытой теплотой патриотизма». Это и мир старого патриархального дворянства — с его неизменными жизненными ценностями, представленный в романе семьями Ростовых и Болконских. Все эти герои живут «настоящей жизнью». В романе представлен и мир высшего света, мир столичных аристократов, равнодушных к судьбам России и озабоченных лишь собственным благополучием, устройством личных дел, карьерой и развлечениями. В жизни этих людей, как правило, нет места любви, великодушию, доброте и простоте. Зачастую ими движут зависть, тщеславие, меркантильные интересы. Это, по мысли писателя, — «жизнь ложная».

Одна из характерных картин жизни большого света, представленных в начале романа, — вечер у Анны Павловны Шерер. На этом вечере собирается вся знать Петербурга: князь Василий Курагин, его дочь Элен, сын Ипполит, аббат Морио, виконт Мортемар, княгиня Друбецкая, княгиня Болконская… О чем говорят эти люди, что составляет их интересы? Сплетни, пикантные истории, глупые анекдоты.

Толстой подчеркивает «обрядовый», церемониальный характер жизни аристократии — принятый в этом обществе культ пустых условностей подменяет настоящие человеческие отношения, чувства, настоящую человеческую жизнь1. Устроительница вечера, Анна Павловна Шерер, «запускает» его, словно большую машину, и следит далее, чтобы «все механизмы» в ней «работали» ровно и бесперебойно. Более всего Анна Павловна озабочена соблюдением регламента, необходимых условностей. Поэтому ее пугает слишком громкий, взволнованный разговор Пьера Безухова, его умный и наблюдательный взгляд, естественность поведения. Люди, собравшиеся в салоне Шерер, привыкли скрывать свои истинные мысли, пряча их под маской ровной, ни к чему не обязывающей любезности. Поэтому Пьер так разительно отличается от всех гостей Анны Павловны. Он не обладает светскими манерами, не может поддержать легкий разговор, не умеет «войти в салон».

1 Храпченко МБ. Лев Толстой как художник. — М, 1965.

Откровенно скучает на этом вечере и Андрей Болконский. Гостиные и балы ассоциируются у него с глупостью, тщеславием и ничтожеством. Разочарован Болконский и в светских женщинах: «Ежели бы ты только мог знать, что такое эти порядочные женщины…» — с горечью говорит он Пьеру.

Одной из таких «порядочных» женщин является в романе «энтузиастка» Анна Павловна Шерер. Она имеет в запасе много различных вариантов мимики, жестов, чтобы затем применить каждый из них в наиболее подходящем случае. Ей свойственна придворная ловкость и быстрота ума, она умеет поддержать легкий, светский, «приличный» разговор, умеет «вовремя войти в салон» и в «нужный момент незаметно выйти». Анна Павловна прекрасно

понимает, с кем из гостей она может говорить насмешливо, с кем можно допустить снисходительный тон, с кем нужно быть подобострастной и почтительной. Почти по-родственному обращается она с князем Василием, предлагая свою помощь в устройстве судьбы его младшего сына Анатоля.

Другая «порядочная» женщина на вечере Шерер — княгиня Друбецкая. Она приехала на этот светский раут лишь затем, чтобы «выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну». Она мило улыбается окружающим, приветлива и любезна со всеми, заинтересованно слушает историю виконта, но все ее поведение — не более чем притворство. В действительности же Анна Михайловна думает лишь о своем деле. Когда же разговор с князем Василием состоялся, она возвращается к своему кружку в гостиной и делает вид, что слушает, «дожидаясь времени», когда можно будет уехать домой.

Манерность, «светский такт», преувеличенная любезность в беседах и совершенная противоположность в мыслях — таковы «нормы» поведения в этом обществе. Толстой все время подчеркивает искусственность светской жизни, ее фальшивость. Пустые, бессодержательные разговоры, интриги, сплетни, устройство личных дел — таковы основные занятия светских львов, важных чиновных князей, приближенных к императору особ.

Одним из таких важных князей в романе является Василий Курагин. Как замечает М.Б. Храпченко, основное в этом герое — «устроительство», «постоянная жажда преуспевания», которая сделалась второй натурой его 1. «Князь Василий не обдумывал своих планов… У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближению с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни… Что-то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми».

1 Храпченко М.Б. Указ. соч. С. 78-79.

Князя Василия влечет к людям не жажда человеческого общения, а обычная корысть. Здесь возникает тема Наполеона, с образом которого в романе соотносится практически каждый из персонажей. Князь Василий в своем поведении комически снижает, даже где-то опошляет образ «великого полководца». Он (князь Василий), подобно Наполеону, умело маневрирует, строит планы, использует людей в своих целях. Однако цели эти, по Толстому, мелки, ничтожны, в основе их — та же «жажда преуспевания».

Так, в ближайших планах князя Василия — устройство судеб его детей. Красавицу Элен он выдает замуж за «богатого» Пьера, «беспокойного дурака» Анатоля мечтает женить на состоятельной княжне Болконской. Все это создает иллюзию заботливости героя по отношению к семье. Однако в действительности в отношении князя Василия к детям нет подлинной любви и сердечности — он просто не способен на это. Равнодушие его к людям простирается и на семейные отношения. Так, со своей дочерью Элен он разговаривает «тем небрежным тоном привычной нежности, который усваивается родителями, с детства ласкающими своих детей, но который князем Василием был только угадан посредством подражания другим родителям».

1812 год совершенно не меняет образ жизни петербургской аристократии. Анна Павловна Шерер по-прежнему принимает гостей в своем шикарном салоне. Большим успехом пользуется и салон Элен Безуховой, претендующий на некую интеллектуальную элитарность. Французов здесь считают великой нацией и восхищаются Бонапартом.

Посетители и того и другого салона, в сущности, равнодушны к судьбе России. Жизнь их течет спокойно и неторопливо, и нашествие французов, похоже, не слишком заботит их. С горькой иронией Толстой отмечает это равнодушие, внутреннюю пустоту петербургской знати: «С 1805 года мы мирились и ссорились с Бонапартом, мы делали конституции и разделывали их, а салон Анны Павловны и салон Элен были точно такие же, какие они были один семь лет, другой пять лет тому назад».

Обитателям салонов, государственным мужам старшего поколения, вполне соответствует в романе и золотая молодежь, бесцельно прожигающая жизнь в карточных играх, сомнительных развлечениях, кутежах.

Среди этих людей и сын князя Василия, Анатоль, циничный, пустой и никчемный молодой человек. Именно Анатоль расстраивает брак Наташи с Андреем Болконским. В этом кругу и Долохов. Он почти открыто ухаживает за женой Пьера, Элен, цинично рассказывает о своих победах. Он практически вынуждает Пьера устроить дуэль. Считая Николая Ростова своим счастливым соперником и желая отомстить, Долохов втягивает его в карточную игру, которая буквально разоряет Николая.

Таким образом, изображая большой свет в романе, Толстой обнажает фальшь и неестественность поведения аристократии, мелочность, узость интересов и «чаяний» этих людей, пошлость их образа жизни, деградацию их человеческих качеств и семейных отношений, их безразличие к судьбам России. Этому миру разобщенности, индивидуализма автор противопоставляет мир народной жизни, где в основе всего лежит человеческое единение, и мир старого патриархального дворянства, где понятия «честь» и «благородство» не подменяются условностями.

Предложения интернет-магазинов