Естественно-научное свободомыслие

Положительные знания о живой и неживой природе, о человеческом организме, полученные в процессе практической деятельности, не сразу начали конфликтовать с религиозным пониманием мира. Длительный период естественнонаучные знания без явных противоречий заключались в рамки религии. Часто служители культа, преследуя культовую цель, сами принимали участие в исследованиях природы. В древности египетские и вавилонские жрецы, чтобы от имени богов передвестить начало разливов Нила, Тигра и Евфрата, вели наблюдения за движением небесных светил, периодичностью времен года, составляли календарь. Монахами были и такие ученые и мыслители Средневековья, как Роджер Бэкон, Николай Кузанський, Николай Коперник, которые искренне верили в то, что полученные ими как итог исследований и размышлений выводы помогут лучше познать волю Господню. Однако на определенном этапе возрастающее количество естественнонаучных знаний вошла в конфликт с религиозным пониманием мира. Этот конфликт все больше углублялся, проявляя несостоятельности религиозных взглядов. В древности наиболее развитой попыткой противопоставить религиозному объяснению мира его естественное объяснение было атомістичне учение Демокрита, Эпикура, Лукреция. Главную идею — признание существования в основе вещей мельчайших неделимых движущихся частиц — атомісти подкрепили знаниями, почерпнутыми в результате наблюдений за различными явлениями повседневного бытия. Однако это лишь догадки, которые намного опережали свое время. Успехи естествознания XVI ст., венцом которых стало гениальное открытие Николая Коперника, послужили материалом для созданной Джордано Бруно пантеистической концепции Вселенной. За ней, Вселенная отождествляется с Богом, не имеет границ в пространстве и времени, заполненный множеством миров, где вокруг своих осей обращаются населенные разумными существами планеты. Значение теории Николая Коперника вышло далеко за пределы ее астрономического содержания. Объективно теория нового понимания места человека во Вселенной призвала отказаться от библейского представления о антропоморфного Бога, который управляет, подобно самодержца, ходом событий в мире.

Лишив Землю значение центра Вселенной и установив ее истинное место как одной из планет, движущихся вокруг Солнца, учения Николая Коперника предполагало существование других миров, подобных Солнечной системы. Для управления Вселенной, который не имеет границ и включает множество миров, Бог мог быть допущен только как безликая активная сила, разлитая повсюду в природе, но которая не является личностью. Джордано Бруно считал, что Бог — это душа мира, неразрывно с ним слит. Успехи математики и механики в XVII — XVIII вв. привели к развитию деїстичних взглядов. Всемирные законы механики способствовали созданию механистической картины мира, в которой Бог оказался ненужным для описания Вселенной. Отвергая идею Бога как управляющего природой, механістичне понимание мира оставляло ему функции лишь творца первоматерии и першоруху.

Деизм — форма вольнодумного понимание мира, наиболее соответствующего уровню естественно-научных знаний второй половины XVII XVIII ст. Когда же идеологи революционной французской буржуазии, движимые ненавистью к феодальным порядкам и неприятием их религиозного оправдания, полностью отказались от идеи Бога и старались дать целостное естественнонаучное объяснение мира и человека, поднялись над уровнем науки и ввели положение о движении как об атрибуте материи, пространство и время как формы ее существования. XIX ст. стало веком торжества атомістичних идей. Гениальное открытие Дмитрия Менделеева — периодический закон, раскрыл связь изменения качеств химических элементов и их соединений с ростом атомной массы, показало внутреннее единство химических элементов. Спектральный анализ, который стал в середине XIX века. средством познания внутренней природы космических тел, обнаружил общность состава вещества различных объектов Вселенной: Земли, Солнца и других космических тел. В 20 — 30 годах XIX века. в области исследования живой природы было открыто, что клетка является элементарной структурной единицей растений, животных и микроорганизмов. Этим самым доказана специфичность структурного строения живой материи по сравнению с неживой. Известный исследователь Луи Пастер доказывал, что в природе не происходит создание даже простейших, одноклеточных организмов из неживого вещества (самозарождение). Это еще больше укрепило убеждение в качественном отличии живого от неживого. Существовали научные факты, которые подтвердили, что, несмотря на различие живого и неживого между ними нет непроходимой грани. В 1828 году впервые синтезированы мочевину — органическое вещество, которое ранее находили только в живом теле. Вслед за этим естественники синтезировали и много других органических соединений. Позже выяснилось, что белки — вещество, крайне важна для процесса жизнь и сложная по строению. Состоит из органических соединений — аминокислот, которые, сочетаясь между собой в определенном порядке, создают длинную цепь белковой молекулы.

После открытия Николая Коперника ни одна теория не имела такого разностороннего вольнодумного значение, как дарвинизм. Теория Чарльза Дарвина доказала развитие видов и способствовал возникновению мнения, что разнообразие современного животного и растительного миров берет свое начало от немногих первоначальных форм жизни. Удивительная приспособленность животных и растительных организмов к среде их существования, целесообразность их строения и поведения объяснены как следствие отбора, в процессе которого все неприспособленное гибнет. Этот механизм создания и изменения видов не имеет ничего общего с библейскими мифами о сотворении жизни Богом. Теория Чарльза Дарвина помогла научно решить вопрос о происхождении человека. Указывая на значительное количество существенных черт сходства в строении и физиологии человека и высших обезьян, исследователь пришел к выводу, что человек произошел от обезьяны и является творением эволюции всего животного мира. Найденные археологами остатки костей существ, которые являются промежуточным звеном между человеком и высшими видами обезьян, фактически подтвердили этот вывод.

Бесконечность мира по-своему раскрывается наукой в космической отрасли. Мир звезд, о которых в XIX ст. знали только то, что звезды шары, подобные Солнцу, оказался чрезвычайно разнообразным. Оказалось, что существует много различных типов звезд. Звезды отличные между собой по размерам, температурой, массой, химическим составом. Большим достижением современной астрономии является установление того, что некоторые звезды имеют собственные спутники. Гениальное предвидение Джордано Бруно о множестве миров в Галактике подтверждается. Мир звезд и галактик предстал перед современной наукой как мир, который развивается, где одни объекты молодыми с еще не установленным режимом внутренних процессов, вторые — в течение миллиардов лет сохраняют свое состояние почти без изменений, третьи — близки к разорению. Интересные исследования околоземных цивилизаций ведут ученые всего мира. Этой проблемой заняты ученые, которые работают в разных отраслях знаний: в частности, астрономы изучают условия возникновения жизни и разума в космосе и вероятность их распространения. Речь идет, по сути, о степени заселенности Вселенной, наличие космических систем, несколько подобных Солнечной системы. Жизнь и разум представляются подобными в основных чертах к земным, а условия их существования — аналогичными условиям Солнечной системы. Хотя в такой постановке вопроса чувствуется значительное влияние гео — и геліоцентризму, но это плодотворный путь исследования. Биологи обращают внимание на возможность космического определения понятия жизни, изучают общие механизмы зарождения и развития жизни. Так, если место воды на других планетах (азотных) занимает аммиак, то биохимической основой жизни могут служить аммиачные органические соединения. Если пьем воду и дышим кислородом, то не исключено существование организмов, которые пьют аммиак и дышат азотом. Конечно, все эти не углеводороды варианты жизни более абстрактные и менее очевидные, чем структуры, связанные с земной жизнью.

На естественно-научный характер критики религиозной картины мира среагировали практически все религиозные конфессии, вернее, их самые образованные представители. Хотя их взгляды не признавались ортодоксами, но постепенно попытки примирить науку и религию, знания и веру, установить полную гармонию между ними реализовалось в неотомізмі, философии всеединства, тейярдизмі тому подобное. Так, софиолог Павел Флоренский считал, что между Богом и человеком существует промежуточная инстанция София, іпостасна природа которой обеспечивает движение вверх (восхождение нас») и движение вниз (восхождение до нас). Отсюда задачей религии является необходимость синтезировать знания разных отраслей науки, философии, культуры, искусства для создания целостного мировоззрения. Наука не может его дать, потому что достигает лишь вторичных причин и раскрывает внешний связь событий, а это ведет к жизни без Бога и, в конце концов, к упадку, гниению культуры, к гибели цивилизации. Софийное толкование Вселенной ведет к выявлению истинных причин всего существующего, касающиеся сверхъестественного порядка бытия, то есть Бога.

Заслуживает внимание современное объяснение проблем взаимодействия религии и науки, как тейярдизм, получившее название от имени члена ордена иезуитов, всемирно известного ученого-антрополога Пьера Тейяра де Шардена, который сосредоточивал внимание вокруг двух главных проблем: развития природы и развития общества. Четко выраженный эволюционизм и историзм яркая черта мировоззрения П’ера Тейяра, который убежден, что понимание действительности как эволюционного процесса является единственно нірним и полностью подтверждено. Констатируя качественное своеобразие явлений жизни и их неперехідність до низших форм существования материи, Пьер Тейяр рассматривает жизнь как универсальное и изначальное явление. Натурфілософську концепцию Пьера Тейяра можно назвать панбюлогізмом (или органіцизмом), которая утверждает, что любое природное тело — это, по сути, живой организм и в природе нет ничего неживого. По мнению Пьера Тейяра, вся разница между неорганическим и органическим миром сводится к тому, что в неорганическом жизни существует в неразвитой и темной от человеческого восприятия форме, между тем как в органическом биологические процессы мощно развились и поэтому выступили, так сказать, на самой поверхности вещей. Сделана попытка ассимилировать идею развития на почве религиозного мировоззрения, создав собственную систему христианского эволюционизма, должна была примирить науку и религию, полностью принимая и ни в чем не ограничивая, в отличие от официальной догмы церкви, последствия научного познания и одновременно оставаясь в рамках религиозного сознания. Так, признавая развитие мира, Пьер Тейяр де Шарден толковал его фіналістично, как движение от некоего исходного пункта до конечной цели — Бога. Оставшись на почве телеологии, Пьер Тейяр де Шарден отождествляет психическое и энергию, вводя в материю определенное духовное начало, которое выдается за ее внутреннюю суть. Психическое приписывается каждому материальному объекту как радикальная энергия наряду с энергией в ее обычном научном понимании. Эволюция как процесс растущей концентрации психического, еще не заметного для восприятия на уровне физики и химии, в биолога подается как инстинкт и, наконец, в человеческом мышлении, осознает себя.

Итак, рассмотрев естественно-научный вариант критического анализа религии и изощренные способы религиозной реакции на них, можно сделать вывод, что различные способы примирения знания и веры, науки и религии в XIX — XX вв. времена ведут к решению проблемы только в случае перехода от ее радикально-экстремистского пояснения толерантных цивилизованных отношений в условиях правового демократического государства.

Предложения интернет-магазинов