Мир повседневности

Повседневный мир — мир прагматизма, то есть действия. Люди, живя в повседневности (а не в стремлениях, мечтах и не на высотах теорий и доктрин) заботятся о собственном выживании, о качестве жизни, о сохранении окружающей социальной среды. «Но мир повседневности еще единственный и потому, что, в какую бы сферу реальности не «нырнула» человек, будь то религиозно-мистический экстаз, теоретическое исследование, сладкая мечта или эстетическая фантазия, неизменно возвращается сюда же, в наполненный заботами, радостями, печалью, трудностями обычная жизнь. Другие миры вырастают из обыденности и живут, лишь будучи укоренившимися в ее практическом, рыхлом, ощутимом почве и до тех пор, пока люди существуют в теле и соединены с реальностью органами чувств». Повседневность — мир человеческий и практический. Его жизненное пространство строится вокруг самого человека. Обыденная картина мира не охватывает позалюдський Космос как пространство, в котором объективно располагается Земля. Космическое пространство значимый в повседневной жизни человека только тогда, когда полезно: если от положения звезд зависят разливы Нила, то непременно возникает астрономия и астрология, предназначенные для земной практической цели. Месяц нужен, чтобы светить влюбленным и озарять путь в темноте. Даже языковые пространственные характеристики ландшафта несут на себе выраженную антропоцентричность: подножия гор, горный хребет, устье реки и др.

С точки зрения существенного подхода каждый человек аналитически вичленовується из нескольких социальных слоев. Главный и основной — слой базового естества. Здесь хоть и много всего, но определенность тоже очевидна — здесь накапливаются не столько новизна, сколько традиции, не столько разное и временное, сколько неизменное, вечное, не столько шаткое и экспериментальное, сколько проверено, выверено, крепкое, устойчивое. Обращаясь к основ стабильных компонентов личности и выделяя то, что прочнее камня на распутье (помните: направо пойдешь — коня найдешь, налево пойдешь — головы не снесешь, прямо пойдешь…), получим подтверждающее удовольствие. Люди живут в мире, где каждый является лишь постольку, поскольку есть не физически, а социально. Только общественное признание какой-либо принадлежности или какой-либо необходимости превращает человека в гражданина и правоносія. Так, люди заняты достижением цели: привлечением, присоединением к социального статуса, дружбе, любви, признании. В обыденности — в мире повседневности постоянно идет процесс самореализации личности во всех сферах деятельности. И человек, живя повседневной жизнью, постоянно в разных ситуациях и обстоятельствах ищет и находит уже устойчивые нормы, методы, способы поведения, кратчайший путь, что приводит к заветной, желанной цели. Причем цели самой разнообразной, вплоть до цели избавиться от желаний и потребностей. Повседневности присущи черты: стандартность, рецептурність, рекомендованість обыденного сознания.

Определяя универсальность повседневного сознания каждого индивида, социальная философия отмечает, что обыденное сознание, к которой причастен каждый, будь то академик или дворник, — всепроникающий, конститутивный момент ежедневности (получение знаний и смысла жизни — собственная и прямая функция сознания). Обыденное сознание характеризуется специфическими чертами, которые непосредственно знакомы каждому и резко отличаются от тех, что наука представляет как рациональные эталоны. Важнейшая составляющая осознание человеком реальности — общие места, очевидности. Так, реальность — это не только то, что есть. Реальностью бывает и то, что хотим, чтобы было. Реальностью становятся и фантазии человека, сами в силу своих собственных оснований. Ничего не предполагается и не угадывается. Люди способны определять, предупреждать. Люди не опережают, а обісторюють историю, ведя ее за собой, вслед себе, а то и вызывая на себя, когда становятся ее частью.

Есть закон абсурдности в понимании: любые предложения люди понимают иначе, чем тот, кто их вносит. Ведь в жизни нередко бывает: видит и одобряет лучшее, а придерживается хуже. И если существует два или более способов сделать что-либо, причем использование одного из этих способов ведет к катастрофе, то кто-нибудь все же выберет именно такой способ (Эдвард Мерфи). Любая неприятность, способная случиться, и что странно — случается. Это закон Мерфи. Знания о мире — это набор типовых конструкций. Ведь предпосылкой нормального человеческого поведения, органического включения в определенный социум есть вера в определенный порядок организации мира, доверие к сложившимся социокультурным рекомендаций, признание, что разделяет все фундаментальные допущения. Жизнь подтверждает, что могут быть подвергнуты сомнению или отрицанию, истинность или справедливость каких первоначально принятых взглядов. Самое ценное качество человека является умение вызывать у людей энтузиазм и развивать то, что есть лучшего, рационального в человеке с помощью признания его достоинств и поощрения. Ничто другое так сильно не бьет по самолюбию человека, как критика окружающих. Манипуляция возвышение допускает умение делиться всем позитивным с другим человеком, но так, чтобы ей казалось, будто она получает не подільче, а свое, все еще ей недостаточное.

Человеческая база метода повышение — постепенное ощущение всеми без исключения людьми их неполноценности. Что тут сделаешь? Такие есть люди. От рождения до смерти. И надо с этим считаться. Человек имеет потребность в общественном признании. Заметим, не в личном, а общественном. Но именно такой элемент особенности человеческой натуры и есть как раз главный дефицит в жизни человека. История видела множество примеров того, как даже известные люди стремились к обретению осознания собственной значимости. Джордж Вашингтон хотел, чтобы его называли «Ваша светлость президент Соединенных Штатов», а Христофор Колумб ходатайствовал о титуле «адмирал океана и вице-короля Индии». Екатерина II не желала вскрывать писем, на которых отсутствует: «ее Императорскому Величеству», а миссис Линкольн, как тигрица набросилась в Белом доме на миссис Грант с криком: «Как вы смеете садиться в моем присутствии без моего приглашения!». Человек на троне, а в ее делах играет не она, а окружающие люди, которые показывают ей, что видим и ее, и трон, и, что сидящим на троне не кого-то там, а именно ее: единственную, заслуженную. Именно ложное на Земли, видимая правда: все знают ее и все не уверены, что ею обладают.

Обыденное сознание не только компоненты знания, но и пронизан ежедневными представлениями обыденный мир — мир переживаний. Для определения мира переживаний философия и психология пользуются понятиями: эмоции, чувства, высокие чувства, страсти, состояние, эмоциональный тон, радость, восхищение, страх, грусть, удивление и др. что используются и в повседневном быту, хотя над их смыслом и содержанием обыденного сознания специально не размышляет. Переживания — существенный компонент обыденности, эмоционально окрашенное состояние внутреннего мира человека. Люди в переживании слиты с пережитым. Переживание возникает без отстранения, отступления, без дистанции. Социальные, политические, экономические, духовные действия вызывают приятное или неприятное положение человека, то или иное чувство. Переживания возникают спонтанно (хотя и намеренно вызываются) и невозможно одновременно переживать и соответственно действовать на собственные чувства, потому что соответствующие действия делают переживание предметом анализа, что уходит в прошлое, за пределами актуального момента. По содержанию переживания самые разные: положительные и отрицательные, кратковременные вспышки эмоций, настроение и т. п. Форму переживаний приобретают и все виды ценностных отношений.

В человеческой жизни как целостности, что объединяет все формы бытия человека в мире повседневности, личность оказывается как бы полюсом пересечения, перекрещивания всех форм жизнедеятельности, далеко не полно (и не одинаково) осваивая и осуществляя эти формы, что является основой для формирования индивидуальных стилей публичного (государственного, политического и др.) частной и личной жизни человека. Частная жизнь — это жизненное пространство человека, она структурирует и заполняет соответствующими формами жизнедеятельности, исходя из своих личных и отдельных, единичных интересов. Это ее способ бытия в мире, где отражается в специфической форме общая природа человека, его жизнедеятельность, что продолжается в конкретно исторических и социально-экономических условиях.

Естественно, призвание, назначение, задача всякого человека всесторонне развивать все свои способности. В этом смысл жизни отдельной личности, реализует через общество, но это, в принципе, и смысл жизни общества, человечества, реализуется в исторически неоднозначных формах, в зависимости от того, какую непосредственно побудительную цель ставит перед собой и совпадает ли цель или нет с целью развития самого человека. Совпадение единства личного и общественного, вернее, их мера, изменяющаяся на разных этапах истории и в разных общественно-экономических системах и определяет ценность человеческой жизни. Постоянная смена меры личной и общественной все более ярко выражает индивидуализацию личности и вместе с тем ее единение с обществом, его целью и смыслом существования и развития. Это постоянное устремление в будущее, что придает смысл и ценность человеческой жизни. Движение общей жизни через подчинение Разуму приходит все более к согласию и единству людей, что есть высшее благо — «современное единения в современном высшем Разуме».

Конечно, такое понимание проблемы могло бы вести вперед гуманистическую мысль, если бы не занурювалося затем в религиозно-христианские взгляды, идеи и не абсолютизувало нравственно-философские аспекты существования и развития личности в обществе. Вопрос: «Кто есть человек?» относится к самой сути дела. Если же человек — вещь, можно бы спросить: «Что такое человек?» и давать объяснение понятию так, как бывает при определении продуктов природы или предметов производства. Но человек — не вещь, и ее нельзя определять так. Однако человека очень часто рассматривают как вещь. Говорят: это рабочий, директор, президент и др., а это означает, человека определяют по ее социальной ролью, идентифицируют ее с профессиональной функцией в обществе. Но человек — не вещь, а живое существо, которое можно понять только в деятельном процессе ее развития. И в любой миг своей жизни он еще не является тем, чем может стать и чем, возможно, еще и станет. Самый главный аспект в определении человека состоит в том, что его мышление может распространяться за пределы удовлетворения ее потребностей. У человека есть Разум. Такое видение жизни человека исходит из реально гуманистических установок сознания и поведения человека, определения смысла того, для чего человеку надо жить дальше, чем это обусловлено нормальными возрастными параметрами, соответствующими индивидуальным особенностям человека, личности и потребностям общества. Это определяет степень и меру человеческой жизни.

Предложения интернет-магазинов