Понятие субстанции в философии

В философии под субстанцией понимают нечто неизменное в противоположность меняющимся состояниям и свойствам, то, что существует благодаря самому себе и в самом себе, а не благодаря другому и в другом. В зависимости от характера и общей направленности концепции выделяется одна субстанция (дух или материя), что называется монистической (mono — один). Идеалистический монизм считает субстанцию идеальной, духовной (Платон, Беркли и др.). Материалистический монизм — наоборот, материальной (Демокрит, Фрэнсис Бэкон, Карл Маркс и др.). Если философское учение отстаивает существование двух субстанций, то это есть дуализм (dualis — двойственный), например, дух и материя одновременно. Рене Декарт, например, считал, что существуют одновременно субстанции материальная и духовная. Материальной субстанции присуще свойство — протяженность, а духовной — способность мыслить. Некоторые философы отстаивают существование одновременно многих субстанций. Такой подход назван плюрализмом (pluralis — множественный), например, монады в философии немецкого мыслителя Готфрида Лейбница, есть множество простых и разнообразных субстанций, которые одинаково являются самостоятельными, активными и изменчивыми. В истории философии велись длительные дискуссии о сути и природе субстанции, и все же это вызвало к жизни еще одно их объяснение: пантеистическое (от греч. pan — все, teos — бог). Сторонники такого понимания субстанции — Аверроэс, Дунет Скотт, Бенедикт Спиноза, Джордано Бруно и др. В контексте пантеизма дискуссии осуществлялись вокруг проблем первоначального выяснения субстанций, отказа от предметного, субстрактного толкования и с расщеплением бытия на пассивную материю и активное движение, попытки пантеїстичного синтеза субстанций бытия. Такая ведущая линия не совпадает с рисунком исторических коллизий пререкания, но определяет ведущую в европейской культуре тенденцию развития. Пантеїсти ослабили дуалистические противоречия различных субстанций тем, что духовное и материальное якобы не противостоят, а дополняют друг друга: через познание природы познается Бог.

Глубокие суждения о природе субстанции высказанные нидерландским философом Бенедиктом Спиноза, который утверждал, что субстанция тождественна природе, всем разнообразии ее свойств и отношений. Бенедикт Спиноза говорил: «Под субстанцией я понимаю то, что существует само в себе и обнаруживается само через себя, то есть то, что, оказывается, не имеет потребности в проявлении другой вещи, из которой оно должно было бы образоваться Под атрибутом я понимаю то, что разум обнаруживает в субстанции как суть, что составляет ее. Под модусом я понимаю состояние субстанции, иными словами, то, что существует в другом и проявляется через это другое». Субстанция не причина атрибутов и модусов, не их основа. Субстанция в них и через них выступает, говоря философски, их системой и целостным единством. По мнению Бенедикта Спинозы, субстанция является причиной самой себя и «под причиной самого себя (causa sui) понимаю то, сущность чего заключает в себе существование, иными словами то, чья природа может быть представлена не иначе, как существующей». Отсюда самодвижение, внутренние взаимодействия субстанции, ее активный самовоспроизводства, вечность ее во времени и бесконечность в пространстве.

Еще в XVII веке. сформировалось и гносеологічне понимание субстанции. Начало такому пониманию положено английским философом Джоном Локком, который анализировал субстанции как одни из сложных идей в критике эмпирически-индуктивного обоснования идеи субстанции. Известный английский философ, субъективный идеалист Джордж Беркли признавал только духовную субстанцию. Английский философ Давид Юм отвергал, и духовную, и материальную субстанции и видел в идее субстанции лишь гипотетическую ассоциацию восприятий и определенную целостность, присущую обыденному мышлению. С аргументами Давида Юма соглашаются современные представители позитивизма, лингвистической философии. В дальнейшем развитии истории философии понятие субстанции обогащалось сначала предположениям французского философа Дени Дидро и немецкого мыслителя Людвига Фейербаха, а впоследствии естественно-научным доказательством, что свойства субстанции не сводятся к механическим. Резкое обогащение субстанційних свойств имело два важных мировоззренческих последствия. Во-первых, складывалась традиция объяснения мира из него самого, без привлечения надсвітового духа, что, мол, некогда совершил першопоштовх. Во-вторых, осознание относительности человеческого знания, становление понятия материи как абстрактной категории, формирование научной картины мира. Субстанціональне понимание материи порождает неизбежный, своеобразный субстанціональний тоталитаризм, что приводит к объяснение вещей материального мира как простых модификаций материи, не имеют внутренних причин для развития. Недостаток устраняется, если категорию субстанции понимать с позиции принципа системности. Системный рассмотрение материи как субстанции позволяет адекватно отразить естественный способ ее существования, правильно понять связь субстанции с миром разнообразных вещей, их свойств и отношений и, в конце концов, осмыслить субстанцию не как особую основу бытия вообще, которая существует где-то вне конечными, преходящими вещами, а само бытие вещей не обособленно, а в единой системе взаимодействия одних с одними, со своей субстанцией.

Современная наука при исследовании явлений мира пользуется материалистически-моністичним пониманием субстанции, предполагает материю как объективную реальность в аспекте единства всех форм ее движения, всех различий и противоположностей, которые возникают и исчезают в движении. Так, в 80 — 90-х pp. XX ст. в физических теориях для определения качества субстанции употребляется понятие физический вакуум, флуктуации которого определяют известные виды физической реальности.

Дальше в выяснении содержания понятия материи как субстанции сделан шаг вперед тогда, когда возникла наука синергетика. Если классическая физика формулировала законы для изолированных систем, которых на самом деле нет, а есть лишь идеализация, то современная физика пытается точнее описывать реальности и поэтому формулирует законы не только для изолированных систем, но и для открытых систем. Именно такие системы и составляют мир, в котором живем. Такие системы является непрерывным процессом изменений, движутся от хаоса к порядку. Итак, синергетика пришла к выводу, смысл которого противоположен положению классической физики и состоит в том, что закон изменений, тенденция изменений в мире не в том, что конечное состояние, которого стремятся все действующие системы, — не хаос, утверждавшийся законом увеличения энтропии, а, наоборот, порядок. В рамках синергетического подхода имеет место возврат к учению стародавньогрецького философа Эмпедокла, который утверждал, что мир считается от хаоса к порядку. Такой подход позволяет рассмотреть с новых позиций все основные формы материального бытия.

Предложения интернет-магазинов