Проблема человека в современной философии

Человек не был бы человеком, если бы ограничивалась существующими условиями бытия и жизнедеятельности и не стремилась бы выйти за их пределы. Поэтому предыдущие поколения, встретившись с определенными проблемами и не в состоянии одолеть их, всегда апеллировали к следующим, сохраняя веру в силу человеческого разума и духа, надеясь на продолжение и завершение своих замыслов потомками. Особые надежды человечество возлагало на XX ст., на торжество разума. Как и большинство предыдущих этапов всемирной истории, нынешнее столетие оказалось неспособным решить ряд проблем, унаследованных от предшественников. Динамизм прогресса в значительной мере вращался ірраціональністю и трагизмом. С одной стороны, небывалый подъем производительных сил, научно-технический прогресс, полоса социальных и национально-освободительных революций, коренных реформ, которые качественно изменили лицо мира, а с другой — две мировые войны с их огромными и неоправданными жертвами, тоталитарные режимы, геноцид, насилие, жестокость, усиление социального отчуждения, локальные, региональные, экологические и глобальные кризисы, угрожающие существованию цивилизации, падение морали, духовности — все это требовало глубокого философского осмысления.

Многообразие проявлений социального бытия обусловила такое разнообразие философских школ, течений, направлений, что это дало основания говорить о новой революции в философии. Однако эти течения и направления демонстрировали порой противоположные позиции, предлагая или чрезмерно оптимистичны или слишком пессимистические выводы и прогнозы. Более того, в условиях расколотости мира в противоположных социально-политических системах голос страстей брал верх над разумом, а идеологическая нетерпимость вращалась научной заангажированностью на общем фоне усиления идеологизации и политизации науки и философии, всех форм общественного сознания. Поэтому созрел другой вывод, противоположный по смыслу первому: современная философия находится в состоянии глубокого кризиса. Ведь царила общая конфронтация, партийные лозунги и политические факторы объявлялись истинами в последней инстанции, а критический анализ взглядов оппонентов вращался поисками ошибок (действительных или надуманных) и навешиванием ярлыков. Подобное философствование становилось нормой не только про — марксистских систем, но и западной философской мысли. Человечеству надо было пройти через страшные потрясения, чтобы осознать простые истины: мир не только расколот, но и единственный; кроме вузькокласових, партийных интересов, существуют общечеловеческие ценности, все мы живем в одном доме — на Земле, а плюрализм мнений предполагает их диалог, благодаря чему возможно развитие философской мысли.

Поиски виновников такого положения вещей — дело бесполезное, и не только ввиду их скороминучість, а и потому, что такими были и «коммунисты» и «капиталисты», «советские» и «буржуазные» философы, защищая собственные интересы от «имени народа». И суть, собственно, не в их конформизме, потому что не они определяли развитие философской мысли.

И в западной, и в марксистской философской традиции, кроме откровенной апологетики, проповеди мистики и оккультизма, средств одурманивания, отвлечение народа от конкретных реалий жизни, есть ряд фундаментальных трудов, которые заложили основы новых философских направлений, нарушили важные смысложизненные проблемы. В разграничении сложного переплетения школ и направлений современной философии, а вместе с тем обнаружении точек соприкосновения между ними, кроме разделения, связанного с основным вопросом философии на идеализм и материализм, существуют и другие подходы.

В зависимости от объекта исследования, постановки центральных проблем в современной философии четко выделяются два течения — сцієнтична и антисцієнтична. Первая ориентируется на науку, в основном естествознание, целиком подчиняя философию познавательным потребностям науки и игнорируя ее мировоззренческие функции, пытаясь превратить саму философию в точную науку с четко фиксированными положениями, доступными проверке. Вторая течение ориентируется на человека, мир его культуры, особое внимание обращая на мировоззренческие функции философии, сводя последнюю к учению о человеке, его культуре; поэтому ее часто называют антропологическим.

В последнее время структурирование и разделение современной (речь идет о западной) философии часто связывают с общим территориальным подходом, согласно которому многочисленные философские концепции разделяют на континентальные (европейские) и англоязычные. Это не совпадает с предыдущими классификациями. Однако, учитывая различие философских концепций по способу аргументации, концептуальным аппаратом, подобное разделение вполне оправдан, тем более, что отражает некоторые общие тенденции, где корреляция континентальной и английской философии с материализмом и идеализмом, сцієнтизмом и антисцієнтизмом более-менее очевидна.

Англоязычная традиция, к которой относятся философия Великобритании, Канады, Австралии, США, тесно связана с сцієнтичною течению, получая отражение в различных формах позитивизма, структурализма, постпозитивізму. Континентальная (европейская) тяготеет к антисцієнтизму, антропологических течений «философии жизни», феноменологии, экзистенциализма, персонализма, герменевтики, неотомизма и их модификаций. Она больше теоретическая, в основном ориентированная на мир сознания и человека, далеко стоящего от эмпирика, в то время как англоязычная ближе к опыту, пытается быть научной. Все течения имеют своих предшественников в классической философии XIX века, идеи они развивали и использовали в процессе своего формирования, даже критически относясь к ней.

В современной философии наряду с большим разнообразием школ, течений, направлений наблюдается и конвергенция, переплетение их. То есть в определенный период доминирует и оказывает влияние какая-то одна школа или система. Когда идеи и принципы последней вступают в противоречие с реальными процессами познания и практики, возникает потребность обратиться к другим, более производительных систем. Это одновременно побуждает к формированию новых школ и обуславливает их многообразие как по форме, так и по содержанию при признании рациональных моментов своих предшественников и опровержении тех положений, которые не оправдала практика.

Отношения между современными философскими системами все больше строятся по принципу плюрализма, синтеза взглядов, стилей, подходов в определении актуальной проблематики, использовании направления методов, Однако само понятие «плюрализм в настоящее время приобретает специфически гносеологического и социального звучания и означает право каждого на свою истину. В рамках данного подхода утверждается такая форма синтеза, как обсуждение наиболее актуальных вопросов на симпозиумах, собраниях философов различной ориентации, что, однако, не только положительные, но и отрицательные аспекты. Так, если в 60-е годы были признаны как авторитеты, лидеры направлений оригинальные мыслители (Е. Гуссерль, М. Шелер, Бы. Рассел, Г. Карнап, Же. П. Сартр, А. Камю, К. Поппер, Н. Хайдеггер, X. Г. Гадамер, Й. Хабермас и др.), то теперь доминируют группы, которые объединяются вокруг дискуссионных вопросов.

При всем разнообразии проблем «сквозной» и наиболее острой стоит проблема человека. Она интегрирует поиски современной философии. Осознание причастности человека к глобальным противоречиям мира обусловливает необходимость постоянной согласованности ее поведения с объективными закономерностями природы и общества, предвидение возможных последствий воздействия человека на природу.

Движение общественной жизни актуализирует роль мировоззренческих регуляторов деятельности человека, обостряя интерес к проблемам смысла жизни, будущего человечества, свободы, творчества, отчуждения и путей его преодоления, соотношение индивидуального и социального. Ведь человек, который не поступается принципами и совестью, — не только цель, но и условие прогрессивного развития общества. Когда же интеллект не дополняется высокими духовными потребностями, моральными идеалами, то превращается в злую силу, порождая дефицит порядочности, долга, ответственности. Это требует интеграции и координации философских поисков. Как справедливо заметил украинский философ В. П. Иванов, если философия не будет ориентироваться на человека, не связан с мировоззренческими проблемами, то потеряет свой смысл и назначение. Мера же ее гуманизации обусловлено пониманием сущности бытия человека. Функции и представительство науки о человеке принимает на себя философская антропология.

Предложения интернет-магазинов