Современные теории медицины

Значение здравоохранения в жизни современного человечества чрезвычайно велико и продолжает расти. Это вызвано, во-первых, повышением жизненного уровня и возможностей общества увеличить долю ресурсов, выделяемых на охрану здоровья, во-вторых, увеличением процесса внешних неблагоприятных воздействий на население, а также существенным увеличением требовательность людей к качеству своего здоровья.

Прежде всего, внимание уделяется проблеме здоровья, зафиксирована в авторитетных международных документах, в которых право на здоровье относится к числу важнейших прав человека. В преамбуле устава ВОЗ говорится, что «иметь наивысший достижимый уровень здоровья — одно из основных прав каждого человека несмотря на расу, религию, политические убеждения, экономическое и социальное положение». Аналогичное положение включено в общую декларацию прав человека: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая средства к существованию, одежда, жилье, медицинский уход и социальное обслуживание, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи…»

Это стимулирует значительное усиление внимания к теоретическим аспектам медицины. К тому же, в медицине уже накоплено достаточно материала для того, чтобы пытаться построить общую медицинскую теорию, которая охватывала бы не только механизм патологии, но и этиологию, а также медико-биологические и медико-социологические проблемы. Такая теория, по Ю. П. Лисициним, на книгу которого мы будем опираться в этом параграфе, формируется в наш время из шести основных направлений:

♦ теории болезней цивилизации;

♦ экологических концепций;

♦ этиологического подхода;

♦ учение о стрессе и адаптационный синдром;

♦ психосоматической медицины;

♦ неогіппократизму.

Мы не ставим задачу критического анализа этих концепций, что невозможно и неуместно в этой публикации, а лишь хотим кратко ознакомить читателя с основными положениями современных теорий медицины, добавив выделенных Ю. П. Лисициним биоэтике, которая возникла в последние годы.

  1. Теорія болезней цивилизации

Современная цивилизация как форма совместной жизнедеятельности людей, основанной на общественном разделении труда и использовании техники и науки, вероятно, принесла человечеству много плодов, однако в соответствии с известной истины, что зря ничего не бывает, нужно рассчитываться и за эти блага. Происходят индустриализация, технізація, урбанизация, химизация, а теперь еще и информатизация, в результате которых окружающей среды изменяется неблагоприятным образом.

Такие модификации общеизвестны, и признании их еще не образует теории. Возникновения такого вида теории связано с доказательством решающего значения этих модификаций в этиологии наиболее распространенных заболеваний (болезней века), с попытками выявления закономерностей влияния факторов цивилизации на здоровье населения и с выяснением внутреннего механизма такого влияния. Несомненное влияние факторов цивилизации на заболеваемость был установлен еще в 30-е годы XX века, когда было обнаружено, что во многих местностях Африки не было больных гипертонией.

Наиболее отчетливо ситуация описанная известным американским социологом А. Тоффлером в книге «Столкновение с будущим»: «Хотя изменения являются самой сутью жизни, а жизнь — постоянной адаптацией, наша способность к приспособлению имеет свои пределы… За каждую изменение ориентации, за каждую реакцию приспособления нам нужно рассчитываться цене износа своих физических и психических механизмов». Результат можно охарактеризовать как физическую и психическую болезнь, что вызывается перегрузкой физических адаптивных систем человеческого организма и психологических процессов принятия решений. Проще говоря, шок от столкновения с будущим — это реакция человека на чрезмерные перегрузки. Тоффлер подчеркивает развитие у людей агрессивности, тревожности, склонности к немотивированным преступлений, апатии, депрессии, различных соматических и психических заболеваний. Третья волна новых технологий (сразу же за аграрной и индустриальной революциями) радикально меняет общество, превращая его в постиндустриальное. Без соответствующих радикальных демократических реформ, считает Тоффлер, человечество ожидают глобальные катаклизмы.

В этих утверждениях мыслителя уже намечено исходное положение теории о механизме болезней цивилизации как противоречия между стремительными изменениями условий его существования и не встигаючою за ними адаптацией. Существование определенной грани адаптивных возможностей организма поддерживается многими авторами, которые пишут на эту тему.

Другой принятой многими позицией является признание влияния факторов цивилизации, в основном, на рост хронических (эндокринных, нервно-психических, сердечно-сосудистых) заболеваний, что грозит дегенерацией всему человечеству.

Большое внимание уделяется не только физическим факторам воздействия, но и таким, как эмоциональная и социальная неуверенность, конфликты, изоляция, потеря традиций, что вызывает чувство тревоги, агрессивность и соматические заболевания. Заболевания рассматриваются как следствие інадаптації (нарушение адаптации) благодаря действию физических и социальных факторов.

Е. Хант и А. Дуссерт выделяют следующие стадии развития социальной інадаптації.

♦ Первая — латентная, противоречия возникает в подсознании и может стать причиной различных расстройств — от неуравновешенности к неврозам.

♦ Вторая — возникает тревога, представления об окружающей как о странное, чужое, а впоследствии и враждебное субъекту.

Появляется обратная інадаптація, дальнейшее расстройство адаптации уже в результате модификаций, происходящие в субъекте, его психике и поведении. Два авторы выражают парадоксальную мнение: человек нервная, не уравновешенная будет меньше испытывать расстройство с измененным средой, поскольку сама находится в нестабильном состоянии, а здоровый, особенно чувствительная и восприимчивая, будет больше страдать от обратной інадаптації, в результате чего будет происходить «селекция наоборот» — уменьшение здоровых, которые оказывают сопротивление, и увеличение количества лиц с неустойчивой нервной системой и функциональными расстройствами. Так, например, в современной войне скорее погибают храбрые и достойные, а остаются трусы, больные и хитрецы.

  1. Экологические концепции

Термин экология (от гр. «ойкос» — дом, жилище; «логос» — понятие, мысль, разум) стал употребляться в современном значении немецким биологом Е.Геккелем (1834-1919 гг.) еще в 1862 г. Он понимал экологию как науку, изучающую связи живого организма с внешним миром. Сам факт таких связей был известный издавна, но особый вклад в их познание сделал Ч. Дарвин, ибо «борьба за существование» включает в себя не только конкуренцию за природные ресурсы, но и реакцию организма на разнообразный влияние среды.

Сейчас экологию понимают шире и, помимо общей, выделяют экологию человека, а в экологии животных и растений выделяют, кроме экологии отдельных особей, еще и экологию популяций и сообществ (біоценологію).

На важность такого интегративного подхода для медицины обращает внимание комитет экспертов ВОЗ по выработке международных стандартов медицинского образования, который в своем докладе в 1962 г. отмечает: «…обучение профилактической медицине базируется на основной концепции человеческой экологии (связи между человеком и окружающей средой)»,

В 1921 г. Г. Парк вводит понятие человеческой экологии, рассматривая ее как часть общей экологии, которая изучает человеческое общество. То есть, это социальная экология, ключевым понятием которой становится сообщество как единство природной среды и его жителей (растений, животных и людей). Разделение труда, характерное для человеческого общества, уявляється как вид симбиоза.

Основа человеческого общества — «конкурирующее сотрудничество», состоящий из трех процессов: адаптации, корреляции и конкуренции, которые образуют замкнутую экосистему (сообщество), где главное — конкуренция смягчается культурными ограничениями. Конкуренция — аналог борьбы за существование, это сила, определяющая все процессы в обществе. Она проявляется через господство (доминирование), что обеспечивает порядок в сообществе. Из-за нехватки равновесия в ней возникают конфликты, устраняются, когда верх берет сотрудничестве. Нетрудно заметить аналогию с учением Г. Спенсера об обществе как о надорганізм, который не имеет чувств и индивидуального лица.

На основе этих представлений заразе происходит становление медицинской экологии, которая ассимилирует круг вопросов медицинской статистики, демографии, медицинского обслуживания и тому подобное, которые она стремится рассматривать в единой системе, в их взаимосвязи.

Медицинская экология как часть общей экологии понимает патологию и, прежде всего, болезни цивилизации как следствие дезадаптации в процессе конкуренции. Так, Е. Роджерс, опираясь на определение здоровья ВОЗ, понимает разнообразные явления — от развода и алкоголизма до безработицы и нищеты — как результат неприспособленности к среде.

Необходимость и целесообразность дальнейшего развития общей экологии, экологии человека (социальной экологии) и медицинской экологии вытекает благодаря существованию таких комплексных проблем, как определение места человека в біотехносфері и конкретной совокупности условий, необходимых для оптимальной жизнедеятельности человека как биологического вида и социальной существа.

  1. Етологічний подход

Слово этология (от гр. «этос» — нрав, характер, обычай; «логос» — мысль, разум, понятия) введено в биологию Же. Сент Илером в 1859 г. и получило распространение в современном значении — как наука о поведении животных — после выхода в свет трудов К. Лоренца (1903-1989 гг.) и Н. Тинбергена (народ, в 1907 г.).

К. Лоренц еще в 30-е годы выдвинул мысль о существовании у животных (а позднее и у человека) комплексов инстинктивных фиксированных движений, которые генетически заданы и запускаются под действием ключевого знака среды (релизер).

Особое значение придается следующим факторам:

♦ импринтинга — фиксированию окружающей (особенно родителей) сразу после рождения;

♦ ритуалізації — процесса преобразование комплексов поведения для выполнения коммуникации, например, «танцы» многих птиц;

♦ смещенной активности — действия, не соответствующие ситуации, например, поиски зернышки петухом во время паузы в драке; такие действия позволяют разрядить энергию или найти выход из положения.

Етологи утверждают, что человек унаследовал от своих животных предков не только морфологию, но и заданные формы поведения: агрессивность, ритуалы, защита территории, а невозможность придерживаться этих программ в условиях современной жизни создает напряжение.

Впоследствии на этой основе возникает социальная биология (соціобіологія, социальная этология, этология человека), которая стремится не ограничиваться биологическими факторами, а придает большего значение социальным аспектам поведения человека.

С позиций этологии человека испытываются решения различных вопросов теории и практики медицины.

На основе исследований сообществ животных етологи установили наличие определенной иерархии в пределах сообществ, особых программ территориальности и привязанности, а также наличие механизмов саморегуляции численности популяций (в частности у мышей, крыс, оленей).

Как и представители направления болезней цивилизации, етологи считают, что растет несоответствие эмоционально-инстинктивных форм поведения человека и требованиями ее социального окружения, что и является основной причиной болезней века. Выделяют следующие негативные факторы:

♦ скученность населения в крупных городах — вызывает нарушение традиционных связей, вследствие чего возникает анонимность, изоляция, загубленість;

♦ превышение допустимой густоты населения — ведет к нарушению психологической дистанции, а в результате к — неврозов;

♦ специализация в профессии — приводит к монотонности, переутомления и вегетативных расстройств;

♦ деромантизации любви — ведет к превращению его в секс и тому подобное.

Дж. Грюн считает, что подавление агрессивности вызывает гипертонию, а межличностные конфликты — инфаркты. Как выход предлагается обучение переключению и канализации агрессии в полезные или безвредные формы. Отмечается положительной роли религиозных молитв и богослужений как релаксационных процедур.

К. Лоренц в своей последней книге «Зазеркалье» пишет: «Прогрессивный расклад нашей цивилизации настолько патологическим по природе и настолько проявляет симптомы психической патологии, что становится категорически необходимым использовать диагностические средства медицинской науки для изучения человеческой цивилизации и человеческого сознания… Большинство психологических нарушений, угрожающих выживанию нашей цивилизации, касается социальной и морального поведения».

  1. Учение о стресс

Автор учения о стрессе Ганс Селье родился в 1907 г. в Австро-Венгрии в семье врача. Учился в Праге, Риме и Париже, с 1932 г. жил в Канаде.

В 1936 г. Селье предложил термин стресс (напряжение) и концепцию, согласно которой при любом сильном воздействии физических или психических факторов возникают однотипные биохимические модификации, направленные на преодоление действия этих факторов путем адаптации. Факторы, которые вызывают стресс, Селье назвал стрессорами, а совокупность изменений, происходящих в организме,— адаптационным синдромом.

Ученый подчеркивал неизбежном и необходимом характере стресса, называет его «общим знаменателем биологической активности» и отличает нормальный, физиологический стресс (сустрес) и болезненный, патологический (дистресс).

Общий адаптационный синдром имеет три стадии: тревога, резистентность (сопротивление), истощение. При этом происходит ряд гормональных изменений, прежде всего, в деятельности гипофиза и коры надпочечников.

Стрессоры и стрессы делятся на физиологические (под действием холода, жары, травм, физического напряжения, голода) и психологические. Психологические, в свою очередь, подразделяются на эмоциональные (при конфликтах, опасности, оскорблении, угрозе, радостях) и информационные (когда необходимо в сжатые сроки переработать большое количество информации и принять соответствующее решение).

Во время стресса изменяется протекание психических процессов, эмоций, двигательная и речевая поведение. Без определенного уровня стресса невозможна ни одна деятельность, полное освобождение от стрессов означает смерть. Однако, если интенсивность стрессов избыточный или гормональная реакция на них неадекватная, снижается сопротивление организма и могут возникать сердечно-сосудистые, почечные, аллергические, желудочно-кишечные и психические заболевания. Причина таких заболеваний не столько во внешних воздействиях, сколько в ложной адаптации. Позже Селье придает еще воспалительные заболевания кожи и глаза, сексуальные расстройства, болезни обмена веществ, онкологические тому подобное.

Важнейшее значение приобретает характер адаптационного синдрома, связанного с нервной системой и психикой. Активный поиск выхода из ситуации, общий мажорный настрой повышают устойчивость организма. И наоборот, пассивность может привести к переходу фазы сопротивления в фазу истощения и впоследствии к заболеванию.

С целью избежания дистресів Селье выдвигает принцип альтруистического эгоизма. Он считает, что эгоизм, или себялюбие, — это особенность всего живого: от микроба и до человека все должны защищать свою жизнь, свои интересы. И нужно соединить жизненную энергию эгоизма с альтруизмом, стремлением делать добро окружающим. Человеку следует поступать так, чтобы окружающие полюбили ее, относились к ней доброжелательно, нужно «заслужить любовь ближнего». Следуя этому, человек вызывает доброжелательное отношение окружающих, вокруг нее создается атмосфера, благоприятная для и плодотворной деятельности, успеха, безопасности, а главное, благоприятная для сохранения и укрепления ее здоровья.

«Я сам,— пишет Г. Селье,— насколько мог, пытался следовать философии «заслужи любовь ближнего», и это сделало мою жизнь счастливой. Надо честно признаться: оглядываясь на прошлое, я вижу, что не всегда был на высоте. Но мои неудачи были вызваны моими личными недостатками, а не о счетам философии. Изобретатель сверхскоростного гоночного автомобиля — не всегда лучший гонщик».

  1. Психосоматика

Понятие психосоматики имеет два основных значениях. В широком смысле — это признание существования и взаимосвязи в человеке двух подсистем: соматической и психологической. Психосоматика в вышеупомянутом понимании имеет слишком древнее происхождение. В древнейших памятниках медицины «Аюрведа» (Индия) и «Нэй-Цзин» (Китай) уже отмечается роль эмоций в возникновении и ходе заболеваний. Об этом знали древнегреческие врачи и Ибн-Сина, который, исходя с психосоматического понимания болезней, говорил, что первое орудие врача — слово (второе — растение, а третье — чем). В этом смысле психосоматиками были М. И. Пирогов, И. П. Павлов, В. М. Бехтерев, И. М. Сеченов, С. П. Боткин и другие.

В более узком, современном смысле психосоматике называют направление в теории медицины, который возник в 30-е годы XX века. (хотя сам термин применялся еще в XIX ст.). Самым известным представителем этого направления стал Ф. Александер. Он усматривает истоки психосоматики в философии Платона, Аристотеля, Аврелия Августина и Фомы Аквинского.

Современная психосоматика опирается на постулаты фрейдизма о детермінуючу роль бессознательного и возникновения внутриличностных конфликтов при вытеснении желаний, подавляются. К этому добавляется еще признание роли конфликтов личности с окружением в возникновении заболеваний.

Бурное развитие цивилизации вызывает, по Ф. Александером, конформизм и деперсонализацию. Конформизм — это реакция приспособления, согласия на все большее давление окружающей среды на человека. Она ведет к потере собственного «Я» и становится причиной возникновения страха и обескураженности, внутреннего протеста против потери своей индивидуальности.

Происходит социальная дезадаптация человека, что объясняется чем раз большей несоответствием биологических, глубинных влечений личности, которые не изменились за время развития цивилизации, и кардинальных преобразований социальной среды и всех окружающих условий. Вследствие этого организм вырабатывает чем раз больше защитных (компенсаторных и адаптивных) механизмов.

В основе адаптации Ф. Александер выделяет три динамических принципы: стабильности, экономичности и избытка энергии. Принцип стабильности предполагает поведение, направленное на удовлетворение потребностей. Принцип экономичности направляет организм на сохранение оптимальных условий жизни при минимальных затратах энергии. Принцип избыточной энергии направлен не на гомеостаз, а на рост, на будущее, на воплощение потенций и оказывается в творческой деятельности, а также частично в игре, фантазии и эротике.

Конформизм и деперсонализация подавляют способности и желание заниматься творчеством, приводят к равнодушия и скуки, в которых Ф. Александер видит угрозу всей западной цивилизации.

Применяя эти взгляды до медицины, психосоматики видят в болезнях форму защиты от социальных конфликтов. Они считают, например, что большинство сердечно-сосудистых заболеваний вызвана подсознательным эмоциональным конфликтом, причем болезнь выступает как средство избежания этого конфликта. Заболевание может быть также проявлением подавления агрессии.

Большинство психосоматиків представляют соматизацію негативных эмоций как своеобразный язык органов. Человек не может выразить свои чувства словами (у таких пациентов слабый связь центров нервной системы, подкорковых образований и рациональной сферы), поэтому эмоции используют патологические процессы в органах для того, чтобы заявить о себе. Так, вследствие неудовлетворенных желаний возникает диабет, вследствие сдерживания агрессивности — гипертония.

Концепции психосоматики, как и ее основа — фрейдизм, в значительной мере умозрительны, их трудно верифицировать. Однако они, безусловно, заслуживают внимания и изучения.

Положительными чертами таких взглядов является опора на психосоматическую целостность организма, акцентирование на необходимости глубокого изучения личности пациента, стремление до развернутого диагноза и индивидуального подхода с учетом наследственности и социального окружения. Психосоматиками накоплен значительный эмпирический материал о связь различных эмоций и заболеваний.

  1. Неогіппократизм

Призыв «Назад к Гиппократа!» появился еще в начале XX века.

Гиппократ, его ученики и последователи выдвинули много философских и этических идей, но самый большой его вклад — в создании научного подхода к болезням и их лечению. Будучи другом и последователем Демокрита и Гераклита, Гиппократ рассматривал всю природу и организм человека как единое целое и, фактически, исходил из принципа «лечить не болезнь, а больного». Он проявлял внешние и внутренние причины болезней, видел их в природных факторах. Гиппократ впервые создал

целостное учение о диагностике, симптоматике и прогнозирования, и вообще о здоровье и болезни, синтезировал все существующие на то время знания:

♦ рассматривал человека в единства с окружающей природной и социальной средой;

♦ рассматривал человека как целостность в единстве ее физических и психических качеств;

♦ направлял внимание не только на осмысление болезней, но и на здоровье;

♦ стремился к индивидуальной подхода к пациенту и, как шаг в этом направлении, выделял типы телосложения и темперамента;

♦ в лечении считал необходимым помогать природе и не допускать грубого вмешательства в природные процессы;

♦ придавал огромное значение поведению и моральному облику врача. Прекрасно перекликаются с идеей Гиппократа о долге врача помогать природе мысли Г. С. Сковороды.

— Не мешай только ей (природе), а если можешь, відвертай препятствия и будто дорогу ей очищай: воистину сама она чисто и удачно совершит… Яблоню не учи родить яблока, уже сама натура ее научила… Учитель и врач — не только учитель и врач, а служитель природы, единой и истинной оздоровительном центре жасмин и учительницы.

Г. Сковорода

Все это было в значительной степени потеряно или же отошло на второй план с распространением идей Парацельса, Вирхова, Єрлиха о целесообразности быстродействующих кардинальных средств в лечении (возник даже такое выражение, что мы живем в век все более безопасной хирургии и чем раз опаснее терапии). С распространением узкой специализации в наш время накопилось много негативного, что вызывает недовольство современной медициной:

♦ целостный человек уже не является объектом рассмотрения врача — узкого специалиста; распадаются на изолированные сферы не только физическое и психическое, но и множество разнообразных аспектов организма;

♦ взаимоотношения личности с окружающим уже не является предметом изучения;

♦ медицина львиную долю внимания и средств уделяет патологии, болезням, а не норме и здоровью;

♦ задачи индивидуального подхода вообще снимается с повестки дня и мало внимания уделяется типологии;

♦ в лечении преимущество предоставляется кардинальному вмешательству, сильнодействующим средствам (нередко рекомендуется употребление нескольких сильнодействующих препаратов в течение длительного времени);

♦ в связи со всем этим ограничивается распространение теплых, почти родственных взаимоотношений врача и пациента.

Идеи Гиппократа, призыв М. Мудрова «лечить не болезнь, а больного» зависают в воздухе. Нередко уже и болезнь рассматривается частями.

В этих условиях стремление вернуться обратно в основополагающих идей Гиппократа становится очень своевременным, и его можно сформулировать иначе: «Вперед к Гиппократа!»

Представители неогіппократизму (Н. Пенд, М. Мартини, А. Кавадіас и др.) призывают к сочетание всех методов лечения, до возвращения в медицину целостной личности пациента. Особый упор на этом делают сторонники холистической медицины (Г. Лаппе, Н. Берлинер, И. Салмон и. т. д.), которую можно рассматривать как современный этап неогіппократизму. Н. Берлинер и И. Салмон пишут: «Именно при изучении хронических заболеваний, так называемых болезней цивилизации, происходит столкновение с неэффективностью научной медицины. Начиная с 1960 г., общее разочарование в медицине становится заметным… Медицина не является эффективным средством против ведущих причин смертности…» Сторонники холистической медицины стремятся преодолеть человеческую предвзятость медицинской практики, выходят из необходимости всестороннего изучения пациента, его наследственности, физических и социальных условий жизни, характера и психологических свойств, рассматривая его как единство тела, ума и духа. Они считают целесообразным синтез методов научной, народной и восточной медицины и применение «мягких» средств воздействия с минимальным терапевтическим воздействием.

Представители неогіппократизму, включая и холістичну медицину, видят выход из положения в возврате ведущей роли в медицине врачу общей практики — домашнему, семейном врачу. Уже есть опыт работы таких врачей бригадным методом, когда несколько человек работают в одном кабинете, оборудованном современной диагностической и лечебной аппаратурой, вспомогательным персоналом и терминалом компьютера, который позволяет хранить истории болезней, получать диагностические и терапевтические консультации. Работа в таком кабинете сочетается с посещением «своих» семей дома.

В резолюции i Международного конгресса неогіппократичної медицины ставится задача: «Обеспечить сохранение домашнего врача». Предполагается, что только домашний врач — это истинный врач, способный познать сомато-психические особенности пациента, установить взаимопонимание и доверие. Более того, неогіппократики считают, что именно домашний врач в состоянии ответить на настоятельные социальные требования современности. Именно он призван сыграть ведущую роль в профилактике, санитарному просвещению, быть социальным работником, особенно в сельской местности. Такой врач — «целитель, друг и советник нескольких поколений семьи» — должен готовиться специально в медицинских вузах как личный врач, как врач, может найти индивидуальный подход к человеку, знает прошлое своих пациентов и в определенной степени регулирует взаимоотношения в семье, ее социально-психологическую атмосферу.

Все это требует существенно иной подготовки, скорее, гуманитарной и социально-психологической. Общий вывод многих специалистов такой: семейный врач — это врач завтрашнего дня.

Это, конечно, не означает, что не нужны узкие специалисты, но их усилия должны сочетаться с усилиями врачей общей практики. Заменить последних они не могут.

Следуя гіппократівських традиций, неогіппократики значительное внимание уделяют типологии. Н. Пенд как иллюстрацию основ біотипу предлагает четырехгранную пирамиду, основу которой составляет наследственность, а четыре грани соответствуют четырем аспектам біотипу: морфологическом, функциональном, инстинктивно-чувственном и интеллектуальном. Такой многомерный подход позволяет избежать обезличивания и стандартности. Такой же представляется многомерным и известная классификация темпераментов У. Шелдона, в которой использованы морфологические, функциональные, так и психологические и социальные характеристики.

В целом, неогіппократичний подход представляется обоснованным и целесообразным в современных условиях при обязательном соединении его с узкой специализацией и приборными методами исследований, но практическое осуществление его идет слишком тяжело благодаря существованию внешних (социальных), так и внутренне-медицинских причин. Но движение в этом направлении, несомненно, необходим, только он в состоянии отвратить кризис дегуманизации медицины, что надвигается.

  1. Биоэтика

Биоэтика, как уже указывалось, возникает как попытка ответа на появление многих новых актуальных этических проблем, которые появились в медицине в связи с новыми медицинскими технологиями. Еще несколько десятилетий назад содержание медицинской этики исчерпывался двумя проблемами: во-первых, правилами поведения медицинского персонала по отношению к пациентам и, во-вторых, правилами взаимоотношений в медицинской корпорации.

Радикальному пересмотру подлежат традиционные проблемы: взаимоотношения «врач — пациент» (см. тему 13, подпункт «Медицина как деятельность») и проблема смерти (см. раздел «Новые аспекты проблемы жизни и смерти», тема 9 «Проблема людины в философии»).

Возникает много новых проблем. Важнейшее значение приобретает распределение ресурсов, что всегда ограничены (в США гемодиализ при почечной недостаточности стоит 20 000 $ в год на человека, а количество таких больных превышает 10 000 человек), а также проблемы, связанные с трансплантацией органов, искусственным воспроизводством людей, эвтаназией, экспериментами на людях, генной инженерией и правами пациента.

Все это привело к необходимости комплексного подхода к указанным проблемам и, прежде всего, к необходимости интеграции теоретической медицины и философии.

Сам термин «биоэтика» был впервые применен американским биологом В. Г. Поттером в 1972 г. Он поставил задачу соединить современное биологическое и медицинское знания с общечеловеческими ценностями и благодаря этому заложить основы научного гуманизма как важной составляющей новой культуры.

Осуществляются попытки для формирования этого нового направления мысли вне любой философской традиции путем выведения ценностных норм с ответов на три вопроса:

♦ Какие знания даст нам прошлое?

♦ Каких действий требует настоящее?

♦ Каковы последствия наших поступков для будущего ?

Формулируется своеобразный главный этико-деонтологічний принцип — «генетический императив»: «поступай так, чтобы максимально увеличивать продолжительность жизни и воспроизведение всех индивидов».

Кроме этого весьма широкого и интегративного подхода, в котором в словосочетании «биоэтика» упор делается на «био», развивается направление, что рассматривает биоэтику как определенное расширение традиционной медицинской этики, и тогда акцент падает на «этику», что основывается на единых общечеловеческих нормах морали (сторонники такого понимания нередко вместо термина «биоэтика» используют термин «биомедицинская этика»).

В связи с таким ростом важности этических проблем и интереса к ним интенсифицируется исследование традиционных проблем этической теории, основ этики.

В теории морали существуют два основных направления, две школы. Утилітаристська (представителями которой является. Бентам, Дж. С. Милль) считает целью морального поведения людей полезность, а видит идеал в «наибольшем счастье наибольшего количества людей». Критерий нравственности при таком подходе — польза, выгода, удовольствие, добро и счастье.

Другая точка зрения принадлежит И. Канту, который считает главным в нравственности не пользу, а соответствие нравственному долгу, моральным принципам и, прежде всего, категорическому нравственному императиву — обязательной для всех норме, в отличие от максимы — личного принципа: поступай только согласно такой максимой, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом. У Канта есть другая формулировка этого основного закон этики: поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице любого другого как к цели и никогда не относился к нему только как к средству.

Нетрудно увидеть, что во многих случаях, рассматриваемых в биоэтике, мы имеем дело с применением этих двух подходов. Так, противники эвтаназии придерживаются принципа не причинения вреда вопреки очевидной экономической нецелесообразности, практической неосуществимости и вопиющей антигуманности сохранения жизни пациентов в вегетативном состоянии. А сторонники эвтаназии, исходя из анализа такой ситуации, предпочитают «пользы» для общества, родных и самого пациента, но вопреки традиционному принципа «не навреди».

Значительного развития приобретает прикладная биоэтика, исследования новых проблем различных отраслей медицинской практики, а также исследования старых проблем с новых позиций, особенно абортов и новых репродуктивных технологий, этические проблемы современной психиатрии, трансплантации органов и экспериментов с участием людей и животных.

Категорически против абортов, рассматривая их как преднамеренное убийство человека, выступает католическая церковь. Многие общественные организации поддерживают эту позицию, называя плод «ненародженою ребенком», которая имеет все права человека. Сторонники абортов также выступают под лозунгом защиты прав человека, но с точки зрения прав женщины. Бесспорная истина, как видно, в том, что следует или вынашивать детей, или не зачинать их. А потому аборты, как правило, не должны допускаться. Это огромное зло, массовые убийства невинных существ без суда и следствия, они отравляют всю атмосферу общества.

Относительно психических заболеваний, то тенденция направлена на обеспечение объективности диагноза при рассмотрении душевного заболевания как объективной дисфункции личности, ее поведения и чувств. Наблюдается отход от позиций «антипсихіатризму», когда под тем же лозунгом защиты прав человека, массы серьезно больных людей были брошены произвол судьбы, бродили по мирам и погибали.

Все острее и сложными становятся проблемы, связанные с трансплантацией органов: определение момента смерти, этичности использования органов трупов, продажи органов, использование тканей зародышей и тому подобное. Предполагается, что во всех случаях нужно соблюдать трех принципов: добровольности, альтруизма и независимости.

Существенно отличается от этих, в основном еще не решенных проблем, ситуация с биолого-медицинскими исследованиями. Современный подход закреплен в Токийской декларации Всемирной медицинской ассоциации от 1975 г., в которой признается право исследователя на биомедицинский эксперимент, в том числе и на людях, но с соблюдением ряда правил, и при том, что одновременно провозглашается право общества на этический аудит за планированием, ходом и результатами исследований. Испытуемыми могут быть только добровольцы — или здоровые, или такие, с болезнью которых эксперимент не имеет видимой связи.

Выработаны следующие основные правила при эксперименте с участием людей:

♦ обязательное обоснование этого участия;

♦ фиксация цели и хода эксперимента;

♦ исследуемые должны иметь полную информацию о цели, средства, риск и ход эксперимента на всех его этапах;

♦ при любой ситуации интересы людей-участников считаются более приемлемыми в отношении всех других;

♦ все материалы, полученные вне Токийской декларации или без соответствующего разрешения, не должны предаваться гласности и использоваться.

Правила при экспериментах над животными:

♦ должна быть обоснована необходимость использования животных;

♦ количество животных должна быть минимальной;

♦ в остром эксперименте обязательное обезболивание;

♦ после окончания эксперимента относительно животных с функциональной недостаточностью или страдающих от боли, должна быть применена эвтаназия. Следует отметить, что в ведущих медицинских учебных заведениях (медицинских институтах, университетах, колледжах) уже много лет преподают специальные курсы по биоэтике, которые включают в себя лекционные циклы и практические занятия.

Разработка теоретических проблем биоэтики осуществляется совместно с такими организационными мерами, как создание региональных этических комитетов, что на местах внедряют достижения биоэтической мысли и, с другой стороны, ставят перед теоретиками проблемы, которые возникают в современной медицинской практике.

В заключение следует добавить, что все рассмотренные варианты теорий медицины имеют свои положительные стороны и должны рассматриваться как взаємодопоміжні. Построение единой общей теории— это дело будущего. Точнее говоря, возможность создания такой интегральной медицинской теории становится все более реальной, то есть вероятность ее возникновения возрастает.

Контрольные вопросы:

  1. Три этапа взаимоотношений философии и медицины.
  2. Специфика врачебной деятельности.
  3. Патерналистская модель взаимоотношений врача и пациента.
  4. Современная модель взаимоотношений врача и пациента.
  5. Три основные принципы взаимоотношений врача и пациента.
  6. Три признаки нозологической единицы.
  7. Специфика медицинского знания.
  8. Классификация медицинских наук (4 основных раздела).
  9. Характерные черты современного медицинского знания.
  10. Определение здоровья ВОЗ при ООН.
  11. Здоровье человека и его права.
  12. Основные теории современной медицины.
  13. Три стадии общего адаптационного синдрома (по Г. Селье).
  14. Основные идеи Гиппократа.
  15. Недостатки современной медицины.

16.Новые этические проблемы медицины.

Предложения интернет-магазинов