Формулировка одной из проблем исходного текста

Кто знает, как найти проблемы в тексте? Вот ищу битый час, а ведь на экзамене времени и так в обрез…. {Крик отчаяния из чата)

Итак, задание 25 (часть 2) звучит так:

  • «Напишите сочинение по прочитанному тексту.
  • Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.
  • Прокомментируйте сформулированную проблему.
  • Включите в коммен­тарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (из­бегайте чрезмерного цитирования).
  • Сформулируйте позицию автора (рассказчика).
  • Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на чи­тательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитыва­ются первые два аргумента). Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тек­сту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается 0 баллов. Сочинение пишите аккуратно, разборчивым почерком».

Прежде всего необходимо сформулировать одну из проблем, по­ставленных автором текста. Обратите внимание: не затронутых, не упомянутых, а поставленных!

Обратимся к толковым словарям.

Ставить — перен. Выдвигать, предлагать для решения, выполнения, рассмотрения, обсуждения. С. задачу перед кем-н. С. твердые сроки. Правильно с. вопрос.

Затронуть — перен. Излагая, обратить мимоходом внимание на что-н. Затронуть проблему взаимоотношения поко­лений.

Упомянуть — назвать, коснуться кого-чего-н. в речи. У. о вчерашнем событии.

Думается, теперь тебе понятно, почему важно сформулировать по­ставленную автором текста проблему.

Справка

Проблема — это вопрос,

  • который стал объектом раздумий автора;
  • над которым он размышляет;
  • по которому заявлена его позиция.

Уверена, что ты тоже испытываешь трудности в формулировке проблем исходного текста. В этом случае, прочитав текст, ответь на следующие вопросы.

  1. На какой(-ие) вопросы, заданные извне, автор отвечает сво­им текстом?
  2. Над каким вопросом(-ами) заставил задуматься автор?

{Сформулированные вопросы — проблематика текста; необхо­димо выбрать ту проблему, по которой ты сможешь высказаться и привести убедительные аргументы.)

  1. Что является предметом обсуждения в данном тексте?

А не хочешь ли ты прямо сейчас проверить себя и сформулиро­вать одну из проблем вот этой статьи? Ты полон решимости? Замеча­тельно! Работай, текст перед тобой!

(1)Может ли писатель работать для рынка? (2)Разумеется, может и вынужден, ибо деваться ему больше некуда: никаким иным способом ему не удастся доставить свое сочинение потенциальному ценителю. (З)Рынок — средство связи между писателем, творцом грезы, и читате­лем, готовым и способным мечтать и фантазировать вместе с творцом.

(4)Грезы — это не пустяк. (5)Способность грезить, то есть воспри­нимать плоды своей фантазии как некую высшую реальность, главным образом и отличает человека от животного. (б)Религиозные, философ­ские, этические, эстетические системы есть не что иное, как системы коллективных наследуемых грез. (7)Грезы — и лишь они! — объеди­няют, воодушевляют, утешают. (8)С утратой способности грезить ми­ром овладевает скука, тоска, глухая депрессия. (9)Упадок коллективных грез — главная причина пьянства, наркомании, самоубийств, немотиви­рованной преступности. (Ю)Поэтому истинный писатель, для которого его грезы важнее всего на свете, и есть человек в наиболее чистом виде, и вид этот — человек фантазирующий, и занимается писатель тоже едва ли не самым важным в мире делом — производством грез.

(11)Но является ли греза товаром? (12)Можно ли сделаться собствен­ником грезы? (13)Не книги, а именно грезы? (14)Прометей, Дон Кихот, Хлестаков, Печорин — кому они принадлежат? (15)Ясно кому — всему миру во всех его будущих поколениях. (16)Или уж, как минимум, тому на­роду, на языке которого они впервые обрели жизнь. (17)Литература — та­кое же коллективное достояние, как стрелка Васильевского острова, Бай­кал или Эрмитаж: покупая билет в музей, ни в коей мере не становишься его собственником, а только получаешь возможность приобщиться к его сокровищам.

(18)Дон Кихот, Печорин — зачем забираться так высоко, возможно, спросите вы, и я с готовностью отвечу: только высшие образцы литера­туры и позволяют понять, что она такое. (19)А средние, так сказать, об­разцы — еще большой вопрос, относятся ли они к литературе или всего лишь похожи на нее тем, что их создатели пользуются такими же буква­ми, что и гении. (20)0днако лишь гении позволяют разглядеть, что лите­ратурное произведение является потенциально всеобщим и потенциально бессмертным.

(21 разумеется, в реальности до этого уровня поднимаются лишь еди­ницы из тысяч и тысяч. (22)И писателя воодушевляют именно они: именно гении демонстрируют ему, что и его грезы в принципе способны чаровать умы незнакомых людей, принадлежащих, быть может, даже к иным поко­лениям. (23)Конечно, писатель, если только он не шизофреник, обычно по­нимает, что бессмертие Эсхила, Сервантеса или Чехова ему не суждено, — но ведь есть помимо этого и более скромное бессмертие Ремизова или Олеши, которые чаруют лишь тех, кто настроен с ними на некую общую волну. (24)Выражаясь проще, возможно ограниченное бессмертие и внутри какой-то узкой социальной группы, лишь бы только она была в состоянии осуществлять культурную преемственность. (25)И если для писателя су­ществует что-то более важное, чем долговечность его грез, если он готов отказаться от них ради служения даже такому божеству, как Рынок, — значит, он не писатель, а что-то другое.

(26)Скажем, поставщик определенных услуг. (27)Вполне почтенных, я не иронизирую: люди, утомленные прозой жизни, имеют полное право обрести минутный рай в прозе художественной, заказанной ими по соб­ственному размеру. (28)Однако заказать Дон Кихота не додумался бы никто — сомнительно даже, ведал ли, что творит, сам Сервантес, а уж публика тем более может заказать лишь то, что уже знает. (29)Основной принцип рынка — диктат потребителя — в искусстве приводит к самым печальным результатам, ибо он требует, чтобы исключительное повино­валось заурядному.

И тот писатель, кто действительно писатель, кто воистину доро­жит своими грезами, тот, позволяя рынку диктовать себе, уподобляется дикарю, обменивающему золото на бутылочные осколки.

Да, именно так: если ты хоть чего-то стоишь с точки зрения веч­ности, тебе нельзя заставлять себя служить рынку: заведомо продеше­вишь. (32)Хотя соблазн, конечно, силен — кто свободен от жадности (да просто ог желания не думать о деньгах), от зависти, от тщеславия! — но то, что чувства эти мелкие и недостойные, известно каждому. (33)А вот то, что служить рынку как раз и означает служить этим чувствам, пони­мают уже не все.

(34)Нельзя заставлять себя служить рынку — но можно ли заставлять рынок служить себе? (35)Использовать рынок в качестве слуги, в качест­ве средства доставки наших грез к тем, кто в принципе готов грезить с нами вместе, — почему бы не воспользоваться и таким слугой, если дру­гих сегодня нет? (36)Но для этого писатель как-то должен просигналить читателю о своем существовании. (37)Для этого годятся и газетные ин­тервью, и радио, и телевидение — словом, любая публичность.

(38)Но в борьбе за внимание аудитории нужно быть до крайности ос­торожным, ибо самый надежный и соблазнительный способ — экстрава­гантные выходки, скандалы, эпатаж. (39)Но надо не забыть, что, привлекая скандалами одних, будешь наверняка отталкивать других, как раз наиболее ценных, если ты и в самом деле хочешь высказать что-то важное для тебя. (40)Иными словами, маска писателю еще более необходима, чем всякому человеку, но — она должна гармонировать с его сочинениями, усиливать, а не ослаблять их воздействие.

(41)Путь книги к читателю сегодня лежит через торговые ряды. (42)Впрочем, так было и раньше. (43)У всех на слуху трезвая формулиров­ка великого поэта: «(44)Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». (45)Вторую строчку прекрасно помнят все нынешние литерато­ры. (46)Но важнее, все-таки, первая. (47)Не продается вдохновенье!

{По А. Мелихову)

Что волнует автора предложенного текста? «Может ли писатель работать для рынка?» (Вот он, конфликт: писатель (вдохновение, творчество) — рынок (деньги)).

А. Мелихов отвечает: «Разумеется, может и вынужден, ибо де­ваться ему больше некуда: никаким иным способом ему не удастся доставить свое сочинение потенциальному ценителю. Рынок — сред­ство связи между писателем, творцом грезы, и читателем, готовым и способным мечтать и фантазировать вместе с творцом». Каково на­значение истинного писателя? «…Занимается писатель тоже едва ли не самым важным в мире делом — производством грез», которые «объединяют, воодушевляют, утешают». Но без денег жить сложно всем, в том числе и гениальным писателям, и нет ничего зазорного в том, что бессмертные творения продаются книгоиздателям. Но «если для писателя существует что-то более важное, чем долговечность его грез, если он готов отказаться от них ради служения даже такому бо­жеству, как Рынок, — значит он не писатель, а что-то другое».

Свобода творчества и деньги. Вдохновение и возможность полу­чить круглую сумму. Что предстоит сделать писателю? Выбор между ними. Итак, одна из поднятых проблем текста… Так, ты уже ее про­говариваешь: это проблема нравственного выбора между долгом писателя и финансовым благополучием.

Сопутствующие проблемы? Проблема истинных и ложных ценно­стей, проблема гениальности и бездарности, духовности и бездухов­ности… Тебе же следует выбрать и прокомментировать только одну поставленную автором проблему.

Сформулируй проблему следующего текста (вспомни, как ее можно найти!).

(1)Наши обильные разговоры о нравственности часто носят слишком общий характер. (2)А нравственность состоит из конкретных вещей: из определенных чувств, свойств, понятий.

(З)Одно из таких чувств — чувство милосердия. (4)Термин для большинства старомодный, непопулярный сегодня и даже как-будто от­торгнутый нашей жизнью. (5)Нечто свойственное лишь прежним време­нам. (6)«Сестра милосердия», «брат милосердия» — даже словарь дает их как «устар.», то есть устаревшие понятия.

(7)В Ленинграде в районе Аптекарского острова была некогда улица Милосердия. (8)Сочли это название отжившим даже для улицы, пере­именовали в улицу Текстилей.

(9)Слова стареют не случайно. (10)Милосердие. (11)Что оно — не модно? (12)Не нужно?

(13)Изъять милосердие — значит лишить человека одного из важ­нейших проявлений нравственности. (14)Древнее это необходимое чув- стдо свойственно всему животному сообществу: милость к поверженным и пострадавшим. (15)Как же так получилось, что чувство это в нас убыло, заглохло, оказалось запущенным?

(16)Милосердие убывало не случайно. (17)Во времена раскулачива­ния, в тяжкие годы массовых репрессий людям не позволяли оказывать помощь близким, соседям, семьям пострадавших. (18)Не давали при­ютить детей арестованных, сосланных. (19)Людей заставляли высказы­вать одобрение суровым приговорам. (20)Даже сочувствие невинно аре­стованным запрещалось. (21)Чувства, подобные милосердию, расценивались как подозрительные, а то и преступные: оно-де аполитич­ное, не классовое, в эпоху борьбы мешает, разоружает… (22)Оно стало не положенным в искусстве. (23)Милосердие действительно могло ме­шать беззаконию, жестокости, оно мешало сажать, оговаривать, нару­шать законность, избивать, уничтожать. (24)В тридцатые-сороковые годы это понятие исчезло из нашего лексикона. (25)Исчезло оно и из обихода, «милость падшим» оказывали таясь и рискуя.

(26)В «Памятнике», где так выношено каждое слово, Пушкин итожит заслуги своей поэзии классической формулой:

(27)И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим призывал.

(28)Как бы ни трактовать последнюю строку, в любом случае она есть прямой призыв к милосердию. (29)Стоило бы проследить, как в по­эзии и в прозе своей Пушкин настойчиво проводит эту тему. (ЗО)От «Пи­ра Петра Первого», от «Капитанской дочки», «Выстрела», «Станционно­го смотрителя» — милость к падшим становится для русской литературы нравственным требованием, одной из высших обязанностей писателя. (31)В течение девятнадцатого века русские писатели призывают видеть в таком забитом, ничтожнейшем чиновнике четырнадцатого класса, как станционный смотритель, человека с душой благородной, достойной любви и уважения. (32)Пушкинский завет милости к падшим пронизыва­ет творчество Гоголя и Тургенева, Некрасова и Достоевского, Толстого и Короленко, Чехова и Лескова. (ЗЗ)Это не только прямой призыв к мило­сердию вроде «Муму», но это и обращение писателей к героям унижен­ным и оскорбленным, сирым, убогим, бесконечно одиноким, несчастным, к падшим, как Сонечка Мармеладова, как Катюша Маслова. (34)Живое чувство сострадания, вины, покаяния в творчестве больших и малых пи­сателей России росло и ширилось, завоевав этим народное признание, ав­торитет.

(35)Социальные преобразования нового строя, казалось, создадут всеобщее царство равенства, свободы и братства счастливых рядовых людей. (36)Но литературе пришлось жить среди закрытых, запечатанных дверей, запретных тем, сейфов.

(37)Важнейшие этапы истории нашей страны стали неприкасаемы.

Нельзя было рассказывать о многих трагедиях, именах, событиях.

Мало этого, социальная несправедливость, то, что люди терпели по­рой от власть имущих — обиды, лишения, хамство, — изображение этого тщательно процеживалось, ограничивалось.

(40)Милость к падшим призывать — воспитание этого чувства, воз­вращение к нему, призыв к нему — необходимость настоятельная, труд- нооценимая. (41)И литература наша, тем более сегодня, не может отка­заться от пушкинского завета. (42)К теме милосердия надо призывать и призывать, чтобы растревожить совесть, чтобы лечить глухоту души, чтобы человек перестал проживать отпущенную ему жизнь, ничего не отдавая взамен и ничем не жертвуя.

(По Д. Гранину)

Какие проблемы, поставленные авторами, объединяют следую­щие два текста?

Текст 1

(1)Домский собор. (2)Дом… (З)Дом..* (4)Дом…

(5)Пением органа наполнены своды собора. (6)С неба, сверху плывет то рокот, то гром, то нежный голос влюбленных, то зов весталок, то рулады рожка, то звуки клавесина, то говор перекатного ручья…

(7)3вуки качаются, как ладанный дым. (8)Они густы, осязаемы. (9)Они всюду, и все наполнено ими: душа, земля, мир.

(10)Все замерло, остановилось.

(П)Душевная смута, вздорность суетной жизни, мелкие страсти, будничные заботы — все-все это осталось в другом месте, в другом свете, в другой, отдалившейся от меня жизни, там, там где-то.

«(12)Может, все, что было до этого, — сон? (13)Войны, кровь, брато­убийство, сверхчеловеки, играющие людскими судьбами ради того, что­бы утвердить себя над миром… (14)3ачем так напряженно и трудно жи­вем мы на земле нашей? (15)3ачем? (16)Почему?»

(17)Дом. (18)Дом. (19)Дом…

(20)Благовест. (21)Музыка. (22)Мрак исчез. (23)Взошло солнце. (24)Все преображается вокруг.

(25)Нет собора с электрическими свечками, с древней лепотой, со стеклами, игрушечно и конфетно изображающими райскую жизнь.

(26)Есть мир и я, присмиревший от благоговения, готовый преклонить колени перед величием прекрасного.

3ал полон людьми, старыми и молодыми, русскими и нерусски­ми, злыми и добрыми, порочными и светлыми, усталыми и восторжен­ными, всякими.

И никого нет в зале!

Есть только моя присмирелая, бесплотная душа, она сочится не­понятной болью и слезами тихого восторга.

Она очищается, душа-то, и чудится мне, весь мир затаил дыха­ние, задумался этот клокочущий, грозный наш мир, готовый вместе со мною пасть на колени, покаяться, припасть иссохшим ртом к святому роднику добра…

И вдруг, как наваждение, как удар: а ведь в это время где-то це­лят в этот собор, в эту великую музыку… пушками, бомбами, ракетами…

Не может этого быть! (ЗЗ)Не должно быть!

(34)А если есть? (35)Если суждено умереть нам, сгореть, исчезнуть, то пусть сейчас, пусть в эту минуту, за все наши злые дела и пороки на­кажет нас судьба. (Зб)Раз не удается нам жить свободно, сообща, то пусть хоть смерть наша будет свободной, и душа отойдет в иной мир облегчен­ной и светлой.

(37)Живем мы все вместе. (38)Умираем по отдельности. (39)Так было века.

Так было до этой минуты.

Так давайте сейчас, давайте скорее, пока нет страха, не превра­тите людей в животных перед тем, как их убить. (42)Пусть рухнут сво­ды собора, и вместо плача о кровавом, преступно сложенном пути уне­сут люди в сердце музыку гения, а не звериный рев убийцы.

(43)Домский собор. (44)Домский собор.

(45)3десь не рукоплещут. (46)3десь люди плачут от ошеломившей их нежности.

(47)Плачет каждый о своем. (48)Но вместе все плачут о том, что кон­чается, спадает прекрасный сон, что кратковечно волшебство, обманчиво сладкое забытье и нескончаемы муки.

(49)Домский собор. (50)Домский собор.

(51)Ты в моем содрогнувшемся сердце. (52)Склоняю голову перед твоим певцом, благодарю за счастье, хотя и краткое, за восторг и веру в разум людской, за чудо, созданное и воспетое этим разумом, благодарю тебя за чудо воскрешения веры в жизнь. (53)3а все, за все благодарю!

{По В. Астафьеву)

Текст 2

(1)Певцов было десять человек, всего десять. (2)Все в одинаковых чер­ных концертных костюмах, белых манишках. (3)И ни тебе инструментов, ни микрофонов, ни эстрадных звукоусилителей и никаких, конечно, свето­вых манипуляторов — просто в зале несколько приглушили свет.

(4)И хотя я был уверен, что сюда собрались слушатели, имеющие представление, что такое капелла, мне стало страшно за певцов. (5)Молодежь наша привыкла к электронному громогласию, а они — как безоружные солдаты на поле боя.

(б)Певцы стали плотно плечом к плечу, образовав небольшое полу­кружие. (7)Лица их были спокойны и сосредоточенны. (8)И все они поче­му-то казались похожими друг друга. (9)Возможно, потому, что в этот час ими владела общая забота, общая готовность, единый душевный порыв.

(10)И вот по кивку стоящего справа, видимо, ведущего в группе, они запели. (11)И голоса взлетели…

(12)3ал был покорен, зачарован, повергнут в раздумье; каждому пред­ставился случай самому примкнуть к тому, что веками слагалось в траги­ческих заблуждениях и озарениях разума. (13)И в то же время воображение увлекало каждого в тот неясный, но всегда до боли желанный мир, сла­гающийся из собственных воспоминаний, грез, тоски, укоров совести, из утрат и радостей, изведанных человеком на его жизненном пути.

Я не понимал и, по правде говоря, не очень и желал понимать, что происходило со мной в тот час, что приковало мои мысли, чувства с такой неотразимой силой к этим десятерым певцам, но гимны, которые они рас­певали, словно исходили от меня, от моих собственных побуждений, от накопившихся болей, тревог и восторгов, до сих пор не находивших во мне выхода, и, освобождаясь от них и одновременно наполняясь новым светом и прозрением, я постигал благодаря искусству этих певцов изначальную сущность музыки.

Когда открытие делаешь для себя, все в тебе согласно и насту­пает просветление души. (16)И на той волне нахлынувшего просветле­ния подумалось вдруг: а откуда это в человеке — музыка, песни, мо­литвы, какая необходимость была и есть в них? (17)Возможно, от подсознательного ощущения трагичности своего пребывания в круго­вороте жизни, когда все приходит и все уходит, вновь приходит и вновь уходит, и человек надеется таким образом выразить, обозначить, увеко­вечить себя. (18)Ведь когда через миллиарды лет планета наша умрет, померкнет, какое-то мировое сознание, пришедшее из других галактик, должно непременно услышать среди великого безмолвия и пустоты на­шу музыку и пение. (19)Жить после жизни — вот что неистребимо вложено в нас от сотворения! (20)Как важно осознавать, как необходи­мо человеку быть уверенным в том, что такое продление себя возможно в принципе. (21)Наверное, люди додумаются оставить после себя какое- то вечное автоматическое устройство, некий музыкальный вечный дви­гатель, — это будет антология всего лучшего в культуре человечества.

(22)Жизнь, смерть, любовь, сострадание и вдохновение — все будет сказано в музыке, ибо в ней, в музыке, мы достигли наивысшей свободы, за которую боролись на протяжении всей истории, начиная с первых про­блесков сознания в человеке, но достичь которой нам удается лишь в ней.

{По Ч. Айтматову)

Ты уверен, что теперь сумеешь сформулировать проблему, под­нятую автором исходного текста? Тогда пришла пора поговорить о том, как прокомментировать ее.

Предложения интернет-магазинов