Экзаменационные изложения по русскому языку за 9 класс к сборнику текстов Рыбченковой Л.М., Скляровой В.Л.

№ 1

Долгожданная встреча

Кони несут среди сугробов, править не нужно, потому что снег им по брюхо и в сторону они не бросятся. Скачем извилистой тро­пой, но вскоре после крутого поворота мы со всего маху неожиданно вломились в притворенные ворота. Остановить лошадей у крыльца сил не хватило, и они протащили мимо и засели в сугробе.

Смотрю: на крыльце стоит Пушкин в одной рубахе. Не нужно го­ворить, что тогда со мной происходило. Выскакиваю из саней, беру его в охапку и тащу его в дом (на дворе страшный холод).

Смотрим друг на друга, обнимаемся, целуемся, молчим. Он и забыл, что нуж­но прикрыть наготу, а я даже и не вспомнил об заиндевевшей шубе и шапке.

Было около восьми часов утра. Вдруг в комнату вбежала какая-то старуха. Она так и увидела нас: одного — почти голым, другого — забросанного снегом. Наконец, пробила слеза, и мы очнулись. Перед женщиной плакать было совестно, но она все поняла и, не спраши­вая, кто я такой, тоже начала меня обнимать. Я догадался, что это — добрая няня Пушкина, неоднократно воспетая им.

Вся сцена происходила в комнате Александра — маленьком по­мещении возле крыльца с окном на двор. Через это окно он и увидел меня, услышал колокольчик. В этой комнате помещались стол, кро­вать, диван, шкаф с книгами. Во всей комнате был поэтический бес­порядок, всюду были разбросаны листы бумаги и обкусанные, обо­жженные кусочки перьев.

Я между тем приглядывался, где бы мне умыться… Кое-как все уладили, прибрались, и наконец мы уселись с трубками. Так много надо было рассказать другу, так о многом расспросить его!

Пушкин показался мне несколько серьезнее прежнего, сохраняя, однако же, ту же веселость. Она проявлялась во всем: он, как дитя, радовался нашему свиданию, повторял несколько раз, что ему не ве­рится, что мы вместе. Его прежняя живость проявлялась в каждом его слове, в каждом его воспоминании о былой жизни. Нашей не­умолкаемой болтовне не было конца. Внешне Пушкин почти не из­менился, только оброс бакенбардами.

В разговоре внезапно он спросил меня, что о нем говорят в Пе­тербурге и Москве. Я ответил ему, что читающая публика благода­рит его за любой литературный подарок, что стихи его приобрели во всей России народность и что друзья и знакомые помнят его и жела­ют, чтобы поскорее закончилось его изгнание.

Пушкин терпеливо выслушал мой рассказ и сказал, что за эти че­тыре месяца примирился со своим бытом, таким тягостным для него в начале. Он признал, что отдыхает от прежнего шума, с Музой жи­вет в ладу и трудится охотно и усердно.

Ответьте на вопрос: «Какое значение имела эта встреча для А.С. Пушкина?»

Для А.С. Пушкина встреча с И.И. Пущиным имела огромное значение. Поэт почувствовал поддержку друзей и поклонников та­ланта, ощутил, что, хотя и находится в изгнании, нужен обществу и России, что все, что он делал и делает, не напрасно. Именно под­держка окружающих помогла поэту пережить этот сложный для него период.

II

Встреча старых друзей

Кони несли среди сугробов вдоль извилистой дороги. После круто­го поворота они как будто с маху вломились в притворенные ворота.

Пущин оглядывается и видит на крыльце Пушкина в одной руба­хе. Пущин выскакивает из саней; они с Пушкиным обнимаются, це­луются, молчат. На улице мороз, поэтому гость берет старого друга в охапку и тащит его в комнату. Прибежавшая старуха застает друзей в объятьях: один в рубахе, другой — в заиндевевшей шубе. Мужчи­нам становится как-то совестно за свое поведение перед женщиной, но она все поняла и, ничего не спрашивая, тоже заключает Пущина в объятия. Гость понимает, что это женщина — няня Пушкина и готов задушить ее в объятиях.

Все происходит в маленьком пространстве — комнате Пушкина, где царит поэтический беспорядок: всюду валяются листы бумаги и обкусанные кусочки перьев.

Наконец друзья усаживаются с трубками, беседа идет приволь­нее; многое надо было обсудить.

Пущин заметил, что Пушкин стал серьезнее, хотя и сохранил прежнюю веселость, которая проявлялась во всем: в каждом слове, в каждом воспоминании. Внешне Пушкин мало изменился, только об­рос бакенбардами.

В разговоре Пушкин поинтересовался, что о нем говорят в Пе­тербурге и Москве, и Пущин ответил, что читающая публика благо­дарит его за каждое произведение. Пущин также сказал, что все близкие желают скорейшего возвращения поэта из изгнания.

Пушкин признался, что сначала ему было трудно привыкнуть к новому быту, но он невольно отдыхал от шума прежней жизни. Поэт также заметил, что трудится он охотно и усердно.

Расскажите об одном из стихотворений А. С. Пушкина, посвя­щенных дружбе.

Вся короткая, но бурная жизнь А. С. Пушкина была насыщена двумя чувствами: любовью и дружбой. Именно их он ставил превы­ше всего. На вопрос Николая I, где он был, если бы оказался в Пе­тербурге 14 декабря 1825 года, поэт ответил, что был бы на Сенат­ской площади вместе с друзьями. Свои слова он подтвердил в стихотворении 1827 года «Во глубине сибирских руд…».

В этом стихотворении А.С. Пушкин поддерживает друзей- декабристов, оказавшихся в ссылке в Сибири. Он уверен, что сде­ланное ими не напрасно; он говорит: «Не пропадет ваш скорбный труд и дум высокое стремленье». Поэт уверен, что его поддержка поможет пережить все горести и несчастья ссылки: «Любовь и дру­жество до вас Дойдут сквозь мрачные затворы». А.С. Пушкин уве­рен, что дело декабристов будет продолжено: «Оковы тяжкие падут, Темницы рухнут — и свобода Вас встретит радостно у входа, И бра­тья меч вам отдадут».

№2

Шаляпин в гостях у Горького

Я сидел в полутемной комнате, погруженный в чтение какой-то статьи, и не слышал звонка в передней. Подняв глаза, я увидел огром­ную фигуру в распахнутой медвежьей шубе и бобровой шапке. Это был Шаляпин. До этого я его видел только на страницах журналов.

Он спросил хрипловатым голосом, дома ли Алексей, потом по­дошел ко мне и бесцеремонно взглянул в мою книгу.

— Филолог? Энтузиаст? По вихрам вижу, — сказал он мне, и я не нашелся, что ему ответить.

Величественным шагом Шаляпин направился в библиотеку. Он шел, как идут на сцене знатные бояре, окруженные челядью. Ничто не нарушало спокойствия на его лице. Вдруг откуда-то выскочила, оглушительно лая, Буська, коричневый бульдог, любимица всей се­мьи. Она пришла в ярость от запаха медвежьей шкуры: ее янтарные глаза вспыхнули искрой собачей ненависти, упругие ляжки напряг­лись перед прыжком.

— Ах вот ты как! — прогудел Шаляпин. Через мгновение он уже был на четвереньках и мелкими шагами приближался к Буськи. Поля его шубы волочились по паркету, и в этот момент он был очень по­хож на только что вылезшего из берлоги медведя — даже рявкнул пару раз. Что сделалось с несчастной собакой! От неожиданности она спряталась под диван! Шаляпин встал и продолжил свое величе­ственной шествие к дверям библиотеки, где стоял Горький и давился от смеха.

В эти дни Шаляпин часто бывал в кронверкской квартире, так как тот зимний сезон он играл в театре Народного дома, там же на Кронверкском. После спектакля он часто заезжал к Горькому на ужин, и я привык видеть его больше в домашней обстановке, чем на сцене. Я до сих пор ясно вижу, как он сидит за столом, поглощая закуски и салаты. Он что-то оживленно рассказывает, а сам тянется к соуснику, торжественно развернув ребром ладонь. И все знают, что он только что пел Олоферна. Даже глаза у него сужены по- восточному. Иногда он бессознательно подносит руку к несущест­вующей завитой бороде, а сам рассказывает про Нижегородскую ярмарку, или хвалит какое-то испанское вино, или передает по­следний театральный анекдот.

Каким предстает перед вами Ф. Шаляпин в данном отрывке из воспоминаний Вс. Рождественского?

В этом отрывке мы видим Ф. Шаляпина в домашней обстановке. Рождественский описывает его как человека, в котором сочетались княжеское величие и непосредственность. Когда Шаляпин вошел в комнату, выражение его лица было торжественно и спокойно, но вот он по-свойски обошелся с молодым человеком, бесцеремонно загля­нув ему в книгу, «облаял» Буську, рассказал последний театральный анекдот. Шаляпин вел себя естественно.

II

Воспоминания о Шаляпине

Я сидел один в комнате, когда вошел Шаляпин. Он был в рас­пахнутой медвежьей шубе и шапке. Раньше я его видел только на страницах журналов. Он подошел ко мне, бесцеремонно заглянул в книгу и сразу признал во мне студента-филолога. Шаляпин спросил хриплым с мороза голосом, дома ли Алексей и, не дожидаясь отве­та, направился к библиотеке. Ничто не нарушало спокойствия на его лице.

Вдруг из-за угла вылетела Буська, коричневый бульдог, любими­ца семьи. Она оскалилась, чувствуя запах медвежьей шкуры, глаза ее наполнились яростью, лапы ее были готовы к прыжку. В какую-то долю секунды Шаляпин очутился на четвереньках, скалясь и рыча на Буську. Он был очень похож на только что вылезшего из берлоги медведя. Бедная собака так испугалась, что задом поползла под ди­ван. Шаляпин усмехнулся, вновь выпрямился в полный рост и на­правился к кабинету, в дверях которого стоял Горький и давился от беззвучного смеха.

Тот сезон Шаляпин пел в театре Народного дома, который, как и квартира Горького, находился на Кронверкском, поэтому после представления он часто заезжал к писателю на ужин. Я привык ви­деть его не на сцене, а в домашней обстановке. Шаляпин что-то рас­сказывает, а ладонь его торжественно развернута ребром. И всем по­нятно, что он только что пел Олоферна. У него даже глаза прищурены по-восточному. Иногда, забывшись, он подносит руку к несуществующей бороде, а сам говорит о Нижегородской ярмарке или о каком-то испанском вине или рассказывает последний теат­ральный анекдот.

В чем, по вашему мнению, заключается комичность ситуации, описанной в тексте? Какими художественными средствами созда­ет ее автор?

Мне кажется, что комичность ситуации заключается в том, что Шаляпин величественно, как князь, идет по комнате, а потом мгно­венно ведет себя как ребенок, решивший проучить собаку, которая стала ему угрожать. И после того, как четвероногий враг скрылся, Шаляпин встает во весь свой величественный рост и продолжает свое торжественное шествие.

Комичность достигается тем, что автор противопоставляет два абсолютно разных образа Шаляпина, а также противопоставлением огромного Шаляпина и маленького бульдога Буськи.

№3

Толстые и тонкие

Не успел Чичиков осмотреться, как губернатор тут же схватил его за руку и представил жене. Приезжий гость сказал какой-то вполне приличный комплимент для человека его возраста и чина. Когда пары оттиснули всех к стене, минуты две Чичиков очень вни­мательно смотрел на танцующих. Многие дамы были одеты по моде, другие же оделись во что бог послал в губернский город. Мужчины здесь, как и везде, были двух типов: тонкие и толстые. Тонкие все увивавшиеся около дам; некоторых из них нельзя было отличить от столичных: волосы у них были зачесаны так же обдуманно и со вку­сом, они так же небрежно подседали к дамам, так же разговаривали по-французски. Другой род мужчин составляли толстые, как Чичи­ков. Эти косились и пялились на дам, крутя головой по сторонам, не расставлял ли где-нибудь губернаторский слуга столы для виста. Лица у них были полные и круглые, кто-то был рябоват, у кого-то были бородавки, волосы у них были низко подстрижены или гладко прилизаны. Это были почетные чиновники в городе. Увы, толстые могут лучше обставить свои дела, нежели тонкие. Тоненькие чаще служат по особым поручениям или только числятся. Их существова­ние легко и ненадежно. Толстые никогда не занимают косвенных мест, а только прямые. Они уж если сядут где-то, то так надежно и крепко, что скорее место затрещит и прогнется, а они уж не слетят. Пускай фрак на них не так ловко скроен, как на тоненьких, зато в шкатулках у них благодать. У тоненького в три года не останется ни одной души, не заложенной в ломбард, а у толстого, глядь — и дом появился на окраине города, записанный на имя жены, потом и дере­венька близ города, а потом уж и село со всеми угодьями. Наконец толстый, послуживши Богу и царю, получивши всеобщее уважение, оставляет службу и становится помещиком, русским барином и жи­вет хорошо и спокойно. А потом тоненькие наследники спускают, по обычаю, все отцовское добро. Нельзя утаить, что примерно такие мысли занимали Чичикова, когда он рассматривал общество. След­ствием этого было то, что он наконец присоединился к толстым, где встретил всё знакомые лица.

Почему, по вашему мнению, Чичиков присоединился к «тол­стым»?

Чичиков присоединился к «толстым» потому, что и сам к ним от­носился. По внешности он напоминал «толстого», ведь сам автор, рассказывая нам о «толстых», говорит, что они «как Чичиков».

Чичиков такой же предприимчивый, как и все «толстые». Его цель в жизни — нажить состояние.

Чичиков присоединился к «толстым» еще и потому, что они моги помочь ему в его афере. Им двигал расчет и желание выгодно про­вернуть сделку. Наконец, именно среди «толстых» герой встретил «почти всё знакомые лица».

II

Толстые и тонкие

Не успел Чичиков оглядеться, как губернатор познакомил его со своей женой. Приезжий гость не уронил себя и сказал какой-то весьма приличный комплимент. Когда пары оттиснули всех к сте­не, Чичиков начал внимательно рассматривать здешнее общество.

Некоторые дамы были одеты по моде, а другие же одели то, что бог послал в губернский городок. Мужчины, как и везде, были двух типов: тонкие и толстые. Тонкие все кружились вокруг дам; неко­торые из них ни манерами, ни внешностью не отличались от петер- буржских. Толстые, такие, как Чичиков, не танцевали, косились на дам и осматривались по сторонам, не расставляли ли где столы для виста. Это были почетные чиновники в городе. Увы, толстые уме­ют лучше обделывать свои дела, нежели тоненькие. Тоненькие обычно служат по особым поручениям или числятся. Толстые же никогда не занимают косвенных мест, только прямые. Ежели они где сядут, так скорее место под ними затрещит или угнется, чем они с него слетят. Пускай фрак на них сидит не так ладно, как на тоненьких, зато в шкатулках у них благодать. У тоненького за три года ни одной незаложенной в ломбарде души не останется, а тол­стый, глядишь, домик, записанный на имя жены, прикупил, потом деревеньку приобрёл, а затем и село со всеми угодьями. Послу­живши Богу и царю и получивши всеобщее уважение, становится толстый помещиком и живет очень хорошо. А после него тонень­кие наследнички по русскому обычаю опять все промотают. Об этом думал Чичиков, разглядывая общество. Вскоре он присоеди­нился к толстым, где встретил знакомые всё лица.

В чем особенности сравнительной характеристики «толстых» и «тонких»?

Особенность сравнительной характеристики «толстых» и «тон­ких» заключается в том, что Н. В. Гоголь сравнивает все аспекты жизни разных лагерей общества. Они разнятся во всем: во внешно­сти, в обращении с женщинами, в занимаемых должностях и отно­шении к карьере, в будущем, которое их ждет. Автор показывает, что «толстые» и «тонкие» во всем друг другу противопоставлены.

«Тонкие» и «толстые» показаны нам через призму размышлений Чичикова, что характеризует и самого главного героя: он внимателен и уже давно понял, как устроено современное ему общество, и чтобы выжить, надо быть с теми, кто богаче и влиятельнее.

№4

Вдохновение

Чайковский проснулся рано и не двигался несколько минут, при­слушиваясь к перезвону жаворонков. Он знал, что в лесу лежат роси­стые тени. На соседней сосне куковала кукушка. Он встал и подошел к окну.

Дом стоял на пригорке. Там, внизу, лежало среди зарослей озеро. Это было любимое место композитора — оно называлось Рудым Яром.

Сама дорога к Яру вызывала у Чайковского волнение. Бывало, проснется он зимой в Риме и начинается шаг за шагом вспоминать этот путь: сначала по просеке, где растет иван-чай, потом по грибно­му мелколесью, потом через мост и вверх в бор.

Он вспоминал эту дорогу, и у него чаще забилось сердце. Рудый Яр казался ему наилучшим выражением русской природы. Он знал, что сегодня, когда он там побывает, давно движущая тема о необык­новенной силе русской природе хлынет потоками звуков.

Так и случилось. Когда он стоял на обрыве Яра, роса блестела так ярко, что он невольно прищурил глаза. Но больше всего в этот день Чайковского поразил свет. Он лился с неба прямыми потока­ми, и вершины леса казались особенно выпуклыми и кудрявыми. На опушку падали косые лучи, и стволы сосен были того золоти­стого оттенка, какой имеет дошечка, освещенная сзади свечой. А сами сосновые стволы отбрасывали тот же золотисто-розоватый оттенок на траву. Заросли ив и ольхи над озером были освещены снизу голубоватым отблеском воды. Знакомый край был обласкан светом.

Чайковский почувствовал, что вот-вот что-то должно случиться. Он испытывал это состояние и раньше. Он знал, что его нельзя было терять, и быстро пошел назад к дому.

Дома он приказал никого к себе не пускать, прошел в маленький зал, запер дверь и сел к роялю. Он играл, добиваясь ясности мело­дии, чтобы она была понятна и мила и Фене, и старому Василию, ворчливому леснику из соседней усадьбы.

Он играл и не знал, что Феня принесла ему земляники. Она сиде­ла на крыльце и с открытым ртом слушала звуки музыки. Потом приплелся Василий и сел рядом с Феней. Он спросил у слуги, нельзя ли потревожить Чайковского. Слуга усмехнулся и ответил, что тот сочиняет музыку, а это дело святое.

Как вы думаете, какую роль играла русская природа в жизни и творчестве композитора?

Я считаю, что русская природа имела огромное значение в жизни и творчестве знаменитого композитора. Вся его жизнь была связана с ней. Мыслями о русской природе жил Чайковский за границей. По­нятие природы для него было тождественно понятию Родины. В рус­ской природе композитор черпал вдохновение. Шум леса, щебетание птиц, запах травы — все это двигало творческим поиском великого русского композитора. Музыка Чайковского непрерывно связана с русской природой.

Чайковский и природа

Чайковский проснулся рано и не двигался несколько минут, при­слушиваясь к перезвону жаворонков. На соседней сосне куковала кукушка. Даже не глядя в окно, он знал, что в лесу лежали росистые тени. Дом был на пригорке, а внизу было озеро — любимое место композитора, которое называлось Рудым Яром.

Сама дорога к этому месту вызывала волнение. Зимой в Риме Чайковский часто вспоминал шаг за шагом этот путь: просека с ро­зовым иван-чаем, березовое грибное мелколесье, поломанный мост и, наконец, бор.

Он вспоминал этот путь, и у него тяжело билось сердце. Он знал, что пойдет сегодня туда, а когда вернется, движущая тема о лириче­ской силе русской природы хлынет потоками музыки.

Так и случилось. Он долго стоял на обрыве, и блестящая роса заставила его прищуриться. Но больше всего его поразил свет. Под прямым светом с неба вершины леса казались выпуклыми; косые лучи на опушке освещали сосновые стволы золотистым светом, са­ми стволы отбрасывали такой же золотисто-розоватый свет на тра­ву, заросли ивы и ольхи были снизу освещены голубоватым отбле­ском воды.

Знакомый край был обласкан светом. У’ Чайковского возникло ощущение, что сейчас должно что-то непременно произойти. У него и раньше было это чувство, поэтому он поспешил обратно домой.

Дома он приказал слуге никого к нему не пускать, прошел в зал, запер дверь, сел к роялю и начал играть. Он играл, добиваясь ясно­сти мелодии, чтобы она была понятна и мила и Фене, и старому ворчливому Василию, леснику из соседней усадьбы. Он играл, не зная, что Феня принесла ему земляники, сидит на крыльце и слу­шает, открыв рот, музыку. Потом приплелся Василий и сел рядом с Феней.

— Играет? — спросил Василий. — Прекратить, говоришь, нельзя?

Слуга усмехнулся на необразованность лесника и объяснил ему, что Чайковский сочиняет музыку, а это святое.

Почему, по вашему мнению, музыка Чайковского «понятна и ми­ла» всем?

Я считаю, что музыка Чайковского «понятна и мила» всем пото­му, что в ней отразилось состояние композитора, которое испытывал каждый человек на земле. Это чувство восторга перед богатством и красотой родной природы, чувство наслаждения, которое испытыва­ет человек, любуясь разнообразием полей, лесов, степей, слушая ще­бетание птиц и шум леса. Каждый, кто слышит музыку Чайковского, вспоминает милые его сердцу пейзажи.

Заслуга композитора состоит в том, что ему удалось переложить музыку природы на ноты и блестяще передать ее в своих произведе­ниях.

№5

Лапти

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом хуторском до­ме стоял бледный сумрак и было большое горе: тяжело болел ребе­нок. У него был жар, он бредил, часто плакал и все просил дать ему какие-то красные лапти. Мать, не отходившая от его постели, тоже плакала от страха и своей беспомощности.

Нефед принес соломы на топку, свалил ее на пол, притворил дверь и спросил у барыни, не полегчало ли. Барыня ответила, что верно сын не выживет и что он постоянно просит красные лапти. Нефед твердо сказал, что надо добывать красные лапти, потому что если просит, значит, душа желает. Решил Нефед идти в лавку, в Но­воселки, и купить там лаптей и фуксина. Барыня ему возразила, что в такую вьюгу не пройти, а до Новоселок аж шесть верст, но Нефед твердо решил пойти.

На кухне, ни слова не говоря, он надел зипун поверх полушубка, туго подпоясался, взял в руки кнут и вышел вон, утопая по сугробам, вышел за ворота и направился в белое, бешено несущееся степное море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось, а Нефеда все не было. Решили, что остался ночевать, если Бог донес. Значит, ждать надо завтра не раньше обеда. Но от того, что его не было, ночь казалась еще страшнее. Весь дом гудел, страшно было подумать, что сейчас творилось в поле, в бездне снежного урагана и мрака. Свеча горела дрожащим хмурым пламенем. Мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в полумраке, но стена казалась ему огненной и вся бежала причудливыми и грозными видениями. Порой он как будто приходил в себя и просил (как будто совсем разумно), чтобы мать дала ему красные лапти. Мать ничего не могла сделать, она ки­далась на колени и била себя в грудь.

Когда рассвело, на улице сквозь гул вьюги послышалось, уже со­всем явственно, совсем не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъехал, что раздаются чьи-то голоса, что кто-то стучится в окно.

Это были новосельские мужики, которые привезли тело — бело­го, замерзшего, всего забитого снегом, навзничь лежащего в роз­вальнях Нефеда. Мужики сами заблудились, на рассвете свалились в какие-то луга, утонули вместе с лошадью в снегу и уже совсем было отчаялись, когда увидели в снегу чьи-то ноги. Когда разгребли снег и подняли тело, оказалось, что человек знакомый. Так они поняли, что находятся на хуторских лугах, тем и спаслись.

За пазухой у Нефеда лежали новенькие ребячьи лапти и пузырек с фуксином.

Определите и запишите главную мысль этого рассказа.

Основная мысль этого рассказа заключается в том, что для спасе­ния жизни человека, особенно ребенка, стоит сделать все возможное, а порой и невозможное. Нефед не рассуждает, идти ли ему за лаптя­ми, ему ли идти или кому-нибудь другому. Для него это вообще не является вопросом, и поэтому он идет не задумываясь. Поступок Нефеда — воплощение любви к ближнему. Нефед гибнет, но ценой собственной жизни он спасает другого от смерти.

II

Лапти

Пятый день несло непроглядной вьюгой. В белом от снега хутор­ском доме было большое горе: болел ребенок. Он часто плакал, и в бреду и жару просил у матери, не отходившей от постели, какие-то красные лапти. Мать плакала горькими слезами от ужаса и собствен­ной беспомощности.

Стукнуло в прихожей: Нефед принес дрова. Он спросил у бары­ни, как мальчик, и, узнав, что тот просит красные лапти, рассудил, что, значит, душа просит. Нефед, несмотря на вьюгу, собрался идти в Новоселки, чтобы купить лапти и фуксина.

На кухне Нефед натянул поверх полушубка зипун, туго подпоя­сался, взял в руки кнут, вышел вон и пропал в белом степном море.

Пообедали, стало смеркаться, смерклось, а Нефеда все не было. Решили, что он остался ночевать в Новоселках, значит, ждать его на­до было не раньше завтрашнего обеда. Но оттого, что его не было, становилось еще страшнее. Весь дом гудел, страшно было даже по­думать, что теперь творилось на улице, в бездне снежного урагана и мрака. Свеча горела хмурым пламенем, мать поставила ее на пол, за отвал кровати. Ребенок лежал в полумраке, но стена казалось ему ог­ненной и все бежала великолепными и грозными видениями. Иногда он приходил в себя, начинал плакать и, как будто вполне разумно, умолял мать дать ему красные лапти. Мать ничего не могла поде­лать, она лишь кидалась на колени и била себя в грудь.

Наконец рассвело, и сквозь гул и грохот вьюги послышалось со­всем явственно, не так, как всю ночь мерещилось, что кто-то подъе­хал, что раздаются чьи-то глухие голоса, а затем торопливый, злове­щий стук в окно.

Это были новосельские мужики, они привезли тело — белого, замерзшего, забитого снегом Нефеда. Мужики ехали из города и са­ми заблудились, на рассвете утонули вместе с лошадью в снегу и уже совсем отчаялись, когда увидели чьи-то ноги. Кинулись разгребать снег. Оказалось, мужик знакомый, так они поняли, что находятся на хуторских полях — тем и спаслись.

За пазухой у Нефеда лежала пара новеньких ребячьих лаптей и пузырек с фуксином.

Напишите о своем впечатлении от данного рассказа.

Этот рассказ произвел на меня сильное впечатление. На мой взгляд, поступок Нефеда — это самый настоящий подвиг. Такая са­моотверженность может быть свойственна только нравственным и порядочным людям. Нефед не пожалел своей жизни ради другого человека. Читая этот рассказ, я задумался: «А смог бы я так посту­пить?» Мне кажется, что я бы струсил, сказал бы, что пережду вью­гу. А Нефед поступил как настоящий герой.

Человек, который не задумываясь пожертвовал жизнью ради спа­сения ребенка, — это ли не пример для подражания?

Предложения интернет-магазинов