Быт и обычаи в 18 веке

В жилищном строительстве XVIII в. наиболее нагляд­но проявляются сословные различия. Парадные дворцы российских императоров уже не имели ничего общего не только с царскими теремами XVII в., но и со скромными жилищами Петровской эпохи.

Старались не отставать от царей и вельможи. Они строили себе по нескольку дворцов не только в Санкт- Петербурге и Москве, но и в пригородах.

Дома простых горожан и крестьян по-прежнему были деревянными, поэтому часто даже из-за небольшого пожа­ра выгорали целые городские кварталы и деревни.

В XVIII столетии мода на иностранные наряды вошла в привычку. Вначале русские дворяне выписывали платья и камзолы из Европы, а затем стали приглашать из-за гра­ницы модельеров и портных.

Мелкопоместным дворянам и бедным чиновникам та­кая роскошь была недоступна. Однако они тоже стреми­лись следовать моде хотя бы в фасонах одежды.

Крестьяне продолжали носить всё те же овчинные ту­лупы, армяки, зипуны, что и раньше.

Питание основной части населения Российской импе­рии оставалось традиционным.

Изменения в питании произошли прежде всего в домах аристократов. Популярной стала западноевропейская кухня.

Особенности жилья небогатых горожан и крестьян.

Особенностью жилых помещений богатых столичных домов в XVIII в. стало украшение печей изразцами. Люди победнее покупа­ли изразцы простые, без глазури, с нехитрым орнаментом. Более обеспеченные — с одноцветной глазурью, зелёной или коричне­вой, с рельефным изображением птиц, зверей, батальных сцен. Богатые предпочитали многоцветные изразцы. В крестьянских из­бах праздничное многоцветье изразцовой печи заменяла красоч­ная роспись стен, шкафов, дверей, оконных ставен, затейливая деревянная резьба наличников и скамеек.

Как одевались крестьяне

В крестьянских семьях денег на одежду не тратили. С дет­ских лет девочек начинали обучать прясть нитки из льна, коноп­ли, шерсти. Мужчины же делали для них разукрашенные прялки, которыми гордились и берегли всю жизнь. Из домотканого по­лотна женщины шили для себя длинные полотняные рубахи с рукавами, зауженными у кистей. Поверх рубахи надевали не­что подобное юбке из клетчатой шерстяной ткани — понёву. В холодное время носили своеобразный шерстяной плащ с рука­вами — свиту. Мужчины ходили в холщовых рубахах и штанах. Зимой все носили некое подобие шуб из овчины мехом внутрь. Летняя обувь — лапти, сплетённые из липовой коры, или «порш­ни», скроенные из цельного куска кожи. Зимой надевали вален­ки. Шили одежду и обувь обычно зимой, когда не было работы в поле. Собирались иногда всей семьёй, а иногда несколькими семьями. В центре ставили светильник — железную палку с раз­резанным наверху концом. В разрезе зажимали тонкие длинные щепки и поджигали их. Работали обычно в дальнем углу, противо­положном красному, где на стенах висели иконы и стоял большой обеденный стол. Европейские нововведения Петровской и после­довавшей за ней эпох никак не отразились на одежде крестьян.

Подражание француз­скому и другим королевским дворам Европы стало важной особенностью середины — второй половины XVIII в.

Из отчёта секретаря французского посольства о бале в царском дворце

Красота и богатство апартаментов невольно поразили нас; но удивление вскоре уступило место приятнейшему ощущению при виде более 400 дам, наполнявших оные. Они были почти все кра­савицы в богатейших костюмах, осыпанных бриллиантами. Но нас ожидало ещё одно зрелище: все шторы были разом спущены, и дневной свет внезапно был заменён блеском 1200 свечей, которые отражались со всех сторон в многочисленных зеркалах. Дамы и кавалеры окружали нас, говоря с нами по-французски как говорят в Париже.

Любимым развлечением Елизаветы были маскарады, на ко­торые мужчины должны были являться в женских платьях, а да­мы — в обтягивающих мужских костюмах, подчёркивающих изъяны фигуры. … Всё это происходило всего через 50 лет после того, как русские женщины впервые обрели право участвовать в торже­ственных пирах.

Однако при Екатерине II и эти новые яркие явления придворной жизни были превзойдены своей роскошью и изяществом.

Из описания бала у Г. А. Потёмкина 9 мая 1 791 г.

В назначенный для бала день тысячи горожан пришли на пло­щадь перед дворцом (Таврический дворец в Петербурге. — А. Д.). Для них были построены качели, расставлены столы с едой, от­крыты павильоны, где бесплатно раздавали разную одежду. Импе­ратрица приехала к семи вечера. Потёмкин встретил её у входа. Едва она вошла во дворец и поднялась на помост, где был уста­новлен трон, как начался балет, поставленный знаменитым танц­мейстером Лепиком. Танцевали двадцать четыре молодые пары из самых аристократических семей. Они были одеты в белые одежды, осыпанные бриллиантами на несколько миллионов рублей. Сотня­ми бриллиантов был украшен и костюм князя. А шляпа его была столь тяжела от многочисленных драгоценных камней, что Потём­кин был вынужден отдать её адъютанту, чтобы тот носил её за ним.

Огромный белоколонный зал был освещён двумя гигантскими люстрами из чёрного хрусталя, 56 малыми люстрами и 5000 раз­ноцветных лампад… только воску для свечей князю понадобилось на 70 тыс. рублей (годовой оброк — плата крестьянина господину деньгами или продуктами — равнялся пяти рублям. — А. Д.). Осо­бой роскошью отличалась комната для игры в карты — занятие, любимое государыней. Только за мебель для этого кабинета князь заплатил 46 тыс. рублей. Стены были увешаны гобеленами.

В 12 ночи начался ужин. Стол, за которым сидели императрица, наследник, его жена и дети, был сервирован золотой посудой. Князь лично прислуживал Екатерине. Позади стола императрицы был на­крыт другой — на 48 персон для участвовавших в балете. Здесь же амфитеатром располагались ещё 14 столов для гостей. Множество столов было расставлено и в других помещениях дворца. После ужи­на вновь начался бал. Екатерина была в восторге от вечера. Благо­дарила князя, но уехала в два ночи с молодым красавцем Платоном Зубовым. Все надежды упрочить своё положение при императрице рухнули, а через пять месяцев он умер в возрасте 50 лет.

Выводы. Изменения в быту были характерны для выс­ших слоёв российского общества. Их главным содержа­нием было не заимствование западных образцов, а синтез традиционного российского уклада жизни с новейшими достижениями европейского опыта.

В быту, повседневной жизни россиян всё более углуб­ляются противоречия между высшим и низшими слоями общества. «Дворцы» резко контрастировали с «хижина­ми». Непомерная роскошь богатеев и нищенская оплата труда рабочих на их заводах, рудниках, шахтах; безделье помещиков и непосильный труд их крепостных на полях усугубляли раскол российского общества.

Предложения интернет-магазинов