МОСКВА ПРИ ИВАНЕ 3

По мере укрепления Московского княжества росла и крепла его столица — стольный град Москва. При Дмитрии Донском был построен первый каменный Кремль. Возводили его из под­московного белого песчаника, и потому Москва вошла в историю как белокаменная. Но частые разрушения да и непрочность само­го камня вызывали необходимость обновления крепостных стен.

Современный облик Московский Кремль приобрёл при Иване III, создавшем не только главную крепость, но и само Московское государство. Башни построенной при нём крепости отстояли друг от друга на расстоянии дальности ружейного выстрела. Всего их было восемнадцать. Толщина стен достигала четырёх с полови­ной метров, а высота — от восьми до восемнадцати метров. Зубцы крепостных стен имели раздвоенное окончание, а чуть ниже их находились бойницы, в которых в случае необходимо­сти прятались стрелки.

Крупнейшими постройками Кремля при Иване III стали камен­ные Успенский, Архангельский соборы. Над их возведением тру­дились лучшие мастера не только из России, но и из Европы.

Вокруг кремлёвского центра города расположились ремеслен­ные и торговые посады, многочисленные мастерские, лавки тор­говцев. В самых красивых и живописных местах, в утопавших в зелени тихих уголках размещались боярские и купеческие дома-усадьбы.

Став центром Русского госу­дарства, Москва вскоре оказа­лась связана дорогами с други­ми крупными городами страны. На месте этих дорог со време­нем пролегли первые москов­ские улицы, расходившиеся от Кремля в разные стороны, как лучи от солнца.

Если Кремль был сердцем города, то следующая крепост­ная стена (Китай-города) за­щищала дома, расположенные с внешней его стороны. Сле­дующей укреплённой линией был Белый город. А самым крайним укреплённым соору­жением был Земляной город, во многом совпадающий сегодня с Садовым кольцом. Первое, что бросалось в глаза приезжавшему в Москву впервые, — обилие церквей и колоколен. Один из них вспоминал: «Глаз разбегался, желая пересчитать коло­кольни и вызолоченные, посеребрённые или лазурные, звёздами испещрённые главы церквей, поднимающие­ся к небу. На каждой из бесчисленных церквей сверкали пять металлических куполов. Между церквами виднелось множество кровель, выкрашенных по большей части в зелёный цвет, что придавало городу вид медной зелёно-серой шахматной доски. И над всем этим великолепием плыл вечерами малиновый звон коло­колов. Картина эта была яркой и незабываемой».

Предложения интернет-магазинов