Внешняя политика России в середине — второй половине 16 века

Основные задачи и направления внешней политики России в середине — второй половине XVI в.

В середине — второй половине XVI в. перед Россией стояли три внешне­политические задачи: объединение русских, украинских и белорусских зе­мель в единое государство; борьба с татарскими ханствами — наследниками Золотой Орды; борьба за восточно-прибалтийские земли, за выход к Балтий­скому морю.

В первой половине 50-х гг. основным направлением российской внешней политики являлось восточное. Главным соперником России здесь выступало Казанское ханство. Постоянные набеги на русские земли; необходимость обезопасить восточные границы и освободить десятки тысяч русских рабов; потребности торговли, развитие которой было затруднено в связи с отсутст­вием надежного, прежде всего речного, Волжского торгового пути на Восток; наличие плодородных земель и возможность пополнить казну новым источ­ником доходов — данью с народов Поволжья; наконец, историческое стрем­ление России избавиться от наследия многовекового ордынского ига — все это диктовало необходимость концентрации всех государственных сил на восточном направлении.

Восточное направление внешней политики России. Присоединение к России Казанского и Астраханского ханств. Вхождение башкирских земель в состав Российского государства. Присоединение Сибири к России

С воцарением Ивана IV основное внимание было сосредоточено на борь­бе с Казанским ханством. Дипломатические усилия Москвы, направленные на поддержку в Казани сторонников русской ориентации, не привели к суще­ственному результату — ставленник Москвы Шигалей (Шах-али) несколько раз захватывал ханский престол, однако всякий раз сторонники крымской ориентации — противники Москвы — оказывались сильнее. В этих условиях Москва, опираясь на поддержку подвластных Казани народов Поволжья (мордва, черемисы, вотяки, чуваши, марийцы), перешла к активным военным действиям.

Первые походы 1547/48, 1549/50 гг. закончились неудачно. В мае 1551 г. в 30 км от Казани у впадения в Волгу р. Свияги под руководством дьяка И.Г. Выродкова была построена крепость Свияжск, ставшая форпостом ново­го наступления русских войск.

В августе 1552 г. началась осада Казани. В ней приняло участие около 150 тыс. человек; было задействовано 150 орудий осадной артиллерии, «гу­ляй-города» — подвижные осадные башни.

2 октября 1552 г., после того как подземный взрыв разрушил часть крепо­стной стены, Казань была взята штурмом. Казанский хан Ядигар-Магмет по­пал в плен (позднее был крещен и как «царь Симеон Касаевич» стал владете­лем Звенигорода, участвовал в войнах России на западе).

Победа над Казанским ханством имела огромное политическое значение: впервые Россия предпринимала наступательные действия против татарского государства; впервые русские войска отправились в завоевательный поход на многовековых угнетателей Руси и вернулись с победой. Дорога на восток была открыта. Падение Казани положило начало присоединению Астрахан­ского ханства (1556), Башкирии (присоединена в 1557 г., кроме той ее части, которая входила в состав Сибирского ханства), а также признанию вассаль­ной зависимости со стороны Ногайской орды[1] (1556) и Сибирского ханства.

В 50-е гг. XVI в. сибирский хан Едигер признал себя вассалом России, однако пришедший затем к власти хан Кучум отказался признать эту зависи­мость. В 1581 1582 гг. состоявший на службе у промышленников Строгано­вых казачий атаман Ермак Тимофеевич с отрядом в 600 человек отправился в поход на Кучума, разбил его и взял столицу Сибирского ханства Кашлык- Искер. Население Сибири согласилось платить дань (ясак) Ермаку, признав таким образом новую власть. Ермак погиб в 1584-1585 гг., однако, несмотря па его гибель, в течение 80-90-х гг. XVI в. Западная Сибирь вошла в состав России.

Победа над Казанью высоко подняла внешнеполитический престиж Мо­сквы: кавказские народы, уставшие от постоянной борьбы с Крымом и Ос­манской империей, обращаются за помощью к России (черкесские, кабар­динские и дагестанские князья); некоторые принимают российское подданство. Взятие Казани и Астрахани стало для Ивана IV одним из аргу­ментов в пользу его царского достоинства (казанский и астраханский ханы назывались царями). Наконец, значение этой победы заключалось еще и в том, что, ликвидировав постоянный очаг военной угрозы на востоке, Россия могла сосредоточиться на решении не менее актуальных проблем на запад­ном направлении.

Из выделившихся из Золотой Орды ханств неподвластным Москве оста­валось только Крымское ханство — вассал могущественной Османской им­перии. Не решаясь провоцировать конфликтную ситуацию в русско-турецких отношениях, Москва ограничивалась укреплением своих южных границ. В 50-е гг. XVI в. здесь было начато строительство Засечной черты — оборони­тельной линии из лесных засек (завалов леса), деревянных крепостей (остро­гов) и естественных преград. Первая такая линия — ближайшая к Москве — шла по Оке от Нижнего Новгорода мимо Серпухова, Тулы до Козельска. Вторая, построенная при Иване Грозном, от города Алатыря по р. Суре через Темников, Шацк, Ряжск, Орел, Новгород-Северский, Рыльск и Путивль. Тре­тья линия была построена уже при Федоре Иоанновиче, она шла через Кро- мы, Ливны, Елец, Курск, Оскол, Воронеж, Белгород, Валуйки.

В XVI в. для охраны южных границ страны наряду со строительством За­сечной черты создается сторожевая и станичная служба. В 1570-х гг. для ее упорядочения была организована особая комиссия под руководством бояри­на кн. М.И. Воротынского. Результатом работы этой комиссии стал Устав сторожевой и станичной службы. Из передовых городов в разных направле­ниях на наблюдательные пункты рассылались сторожи и станицы в 2,4 и бо­лее конных ратников, детей боярских и казаков; они должны были наблюдать за передвижениями крымских и ногайских татар (сторожа — на определен­ных постах; станичники — объезжая территорию).

Впрочем, избежать столкновения с крымским ханом в XVI в. было просто невозможно. Летом 1571 г., в то время, когда основные силы России были сконцентрированы на западе, где уже больше 10 лет шла Ливонская война, крымский хан Девлет-Гирей совершил набег на русские земли, дошел до Мо­сквы и сжег ее. На переговорах он потребовал вернуть независимость Казан­скому и Астраханскому ханствам. Не дождавшись ответа на свои требования, в 1572 г. Девлет-Гирей предпринял повторный набег, однако на этот раз его войска были наголову разбиты в битве у села Молоди (50 км южнее Москвы, близ Серпухова) объединенным (земским и опричным) войском под коман­дованием опального князя М.И. Воротынского. Крымская опасность, таким образом, была устранена на много лет.

Западное направление внешней политики России. Борьба за выход к Балтийскому морю. Ливонская война. Ям-Запольское перемирие. Плюсское перемирие

Со второй половины 50-х гг. XVI в. в российской внешней политике на­чинает доминировать западное направление. Все силы и средства государст­ва концентрируются на решении исторической задачи завоевания Восточной Прибалтики и выхода к Балтийскому морю. Этого требовали развивавшиеся отечественная торговля, промышленность, культура, остро нуждавшиеся в расширении экономических и дипломатических связей с передовыми стра­нами Западной Европы. Этого требовала безопасность западных границ Рос­сии, стратегически неудачное расположение которых создавало постоянную угрозу со стороны традиционных противников Москвы — Польши, Литвы, Швеции и Ливонского ордена. Этого же требовали интересы русского дво­рянства, стремившегося обеспечить себя хорошо освоенными землями в Прибалтике, политические амбиции Ивана IV и, наконец, историческое стремление Москвы вернуть утерянные в период феодальных усобиц и мон­гольского ига исконно русские земли.

В январе 1558 г. началась Ливонская война. Поводом к ней послужили: вопрос о Юрьевской дани (Орден 50 лет не платил ни дани, ни неустойки); задержка 123 западных специалистов, приглашенных на русскую службу; за­ключение военного союза между Орденом, Польшей и Литвой.

В исторической науке нет единой точки зрения относительно периодиза­ции Ливонской войны. Обычно выделяют следующие этапы: заключение пе­ремирий между воюющими сторонами; складывание коалиций; внутренняя политика России в период войны.

Поначалу ситуация на театре военных действий складывалась вполне ус­пешно для России, В течение 1558-1561 гг. русские войска овладели круп­нейшими городами Нарвой, Дерптом (Юрьевом), Феллином, Мариенбургом и вышли к границам Восточной Пруссии и Литвы. Ливонский орден был уничтожен. Магистр Ордена В. Фюрстенберг взят в плен. Он был доставлен в Москву, где получил от Ивана IV в кормление город Любим Костромской области; в этом городе В. Фюрстенберг прожил всю оставшуюся жизнь.

Однако начиная уже с 1559 г. положение стало меняться. В самой России не было единства во взглядах на внешнюю политику. При дворе образова­лась влиятельная группировка лиц, изначально настроенных против Ливон­ской войны и отстаивающих приоритет южного направления (А.Ф. и Д.Ф. Адашевы, протопоп Сильвестр), Под влиянием этой партии в мае 1559 г. Иван IV пошел на заключение перемирия с Ливонией — перемирия, которое было на руку Ливонии, но не России, и одновременно направил рус­ские войска против Крымского хана. Поход на Крым закончился неудачей. В августе 1560 г. возобновились военные действия в Ливонии. Однако расста­новка сил к этому моменту изменилась. Новый магистр Ордена Кетлер, по­терпев неудачу в Дании и Швеции, отказавшихся помогать фактически раз­громленному государству, смог договориться о помощи с польским королем Сигизмундом Августом. Взамен Кетлер признал вассальную зависимость от Польши, отдав ей всю Ливонию и оставив себе только герцогство Курлянд- ское. Дания и Швеция не могли игнорировать создавшееся положение и, в свою очередь, вступили в борьбу за Ливонское наследство: Северная Эстония с Ревелем отошла к Швеции; острова Эзель (Сааремаа) к Дании. Таким обра­зом, Ливонский орден окончательно распался, а у России оказалось три силь­ных противника вместо одного (объединенные Великое княжество Литовское и Польша, Швеция и Дания). Иван IV, безусловно, был крайне недоволен по­добным поворотом событий. Разногласия с приверженцами крымского на­правления во внешней политике России послужили одной из причин роспус­ка Избранной рады и расправы над входившими в ее состав протопопом Сильвестром (сослан в Соловецкий монастырь) и А.Ф. Адашевым (отправлен на воеводство в ливонский город Феллин, затем арестован; умер в тюрьме в г. Дерпте; его брат — Д.Ф. Адашев — казнен). Впрочем, первое время ус­пешное наступление русских войск в Ливонии продолжалось. Швеция и Да­ния были заняты борьбой друг с другом[2], и Россия имела возможность вое­вать только с одним противником. 15 февраля 1563 г. был взят Полоцк — победа, пышно отпразднованная в Москве.

В том же 1563 г. Иван IV предпринимает ряд попыток дипломатического разрешения Ливонского вопроса. Он заключает перемирие с Литвой, обра­тившейся с соответствующей просьбой отнюдь не из желания мирного уре­гулирования русско-литовского конфликта. Литва рассчитывала взять корот­кую передышку, набраться сил, натравить на московитов крымского хана и шведов, а также попытаться переманить к себе часть русских воевод в Ливо­нии, страшившихся репрессий со стороны царя. В результате расчеты Ива­на IV на длительное перемирие не оправдались. Зашли в тупик и его перего­воры с поляками о женитьбе на сестре Сигизмунда Августа Екатерине. Военные действия в Ливонии возобновились.

События 1564 г. развивались неблагоприятно для России. Русские войска по­терпели поражение у р. Улы (январь) и под Оршей (июль). Командующий рус­скими войсками в Ливонии князь A.M. Курбский, испугавшись преследований со стороны Ивана IV за близкие отношения с опальным А.Ф. Адашевым, а также за прожранное сражение под Невелем, бежал в Литву и принимал участие в даль­нейших боевых действиях на стороне противника. На южных границах очеред­ной набег на русские земли совершил крымский хан. В самой России нарастал внутриполитический кризис. Иван IV, и без того отличавшийся чрезмерной по­дозрительностью, после бегства A.M. Курбского и расправы над членами Из­бранной рады потерял всякое доверие к своему окружению. Кого в такой ситуа­ции можно было отправить в Ливонию, не опасаясь очередной измены’? В конце 1564 г. в России вводится опричнина, начинаются массовые репрессии, резко от­рицательно сказавшиеся на боеспособности русских войск.

Между тем очередные мирные переговоры с Польшей и Литвой не при­водили к какому-либо положительному результату. В 1566 г. Земский собор в Москве единодушно высказался за продолжение войны. В 1568 г. военные действия возобновились.

К этому моменту в Швеции к власти пришел брат прежнего короля Ерика Иоанн, крайне негативно настроенный по отношению к России1. Попытка Ивана IV возобновить действие русско-шведского соглашения 1563 г. о пе­ремирии не увенчалась успехом. Положение стало еще более угрожающим в связи с заключением в 1569 г. Люблинской унии между Литвой и Польшей, положившей начало существованию нового единого государства — Речи По- сполигой — республики во главе с королем, избираемым совместно поль­скими и литовскими феодалами. Безусловно, единое государство могло эф­фективнее отстаивать собственные интересы на международной арене. Однако первое время Речь Посполитая не проявляла заметной внешнеполи­тической активности. В 1570 г. Россия заключила с ней трехгодичное пере­мирие, а в 1572 г. в связи со смертью последнего короля из династии Ягелло- нов, Сигизмунда II Августа. Речь Посполитая фактически выбыла из Ливонской войны, уступив инициативу Москве. В начавшейся борьбе за ва­кантный польский престол претендентами выступали: со стороны католиков один из сыновей австрийского императора Максимилиана II Эрнест, а также брат Максимилиана II — Фердинанд; со стороны православных — Иван IV (Грозный) и его сын Федор; кроме того, свои кандидатуры выстави­ли: Иоанн, король шведский, герцог Феррарский Альфонс II и турецкий ставленник — трансильванский князь Стефан Баторий. Выдвигая свою кан­дидатуру, Иван IV справедливо полагал, что, добившись избрания, он тем самым решит разом две внешнеполитические проблемы: добьется объедине­ния восточнославянских народов под эгидой Российского государства и вы­ведет Речь Посполитую из борьбы за Ливонское наследство. Некоторую под­держку Ивану IV оказал австрийский император, заинтересованный в антиосманском союзе с русскими. Однако в результате долгих проволочек, непродуманных требований и несогласованных действий сторонников Моск­вы на польский престол был избран брат французского короля Карла IX, сын Марии Медичи Генрих Анжуйский. В 1574 г. он прибыл в Польшу. Впрочем, вскоре вопрос о польском престоле вновь оказался открытым: после смерти Карла IX Генрих Анжуйский без разрешения сейма бежал во Францию, ли­шившись, таким образом, польской короны. На новых выборах в 1575 г. под непосредственным силовым давлением Турции польским королем был из­бран Стефан Баторий,

Новый король Речи Посполитой первое время не проявлял активности в Ливонской войне, инициатива в которой полностью перешла к Москве. Еще в 1570 г. Иван IV создал вассальное «Ливонское королевство», королем кото­рого стал датский принц Магнус, женатый на племяннице Ивана IV дочери Владимира Старицкого Марии. Между тем русские войска продолжали на­ступательные операции в Ливопии. Были заняты многие ливонские города, осажден Ревель (Таллин). Швеция, не желая после фактического выхода Речи Посполитой из войны оставаться один на один с сильным противником, за­ключила с Россией перемирие. Было очевидно, однако, что ни Швеция, ни Дания, ни Речь Посполитая не будут мириться с победой московитов,

Инициатором возобновления борьбы с Россией выступил Стефан Бато­рий. В 1578 г, его войска перешли в наступление и вернули многие ливон­ские города. На сторону Речи Посполитой перешла Дания. В 1579 г. возобно­вила военные действия Швеция. С. Баторий захватил Полоцк и Великие Луки. В 1581 г. осадил Псков. Шведы заняли Нарву. И только героическая оборона Пскова, жители которого отбили более 30 штурмов противника, со­рвала планы и остановила наступление Батория на Россию.

Дипломатическая попытка Ивана IV договориться о русско-английском союзе против Речи Посполитой не увенчалась успехом. Отказал в помощи и новый австрийский император Рудольф II, сменивший на престоле умершего Максимилиана II. Австрия пыталась решить вопрос о совместных действиях против Турции, положение в Ливонии ее не интересовало. Заключение 15-летнего перемирия с Данией, которая признавала права России на Ливо­нию и Курляндию в обмен на признание своих прав на о. Эзель и обязалась не помогать Польше и Литве, ничего уже не меняло. Зашли в тупик и перего­воры с папским послом А. Поссевином: Иван IV отказался принять католиче­ство, построить в России католические церкви и послать в Рим людей для изучения латинского языка. Однако определенную поддержку в русско- польских переговорах Поссевин все же оказал.

В январе 1582 г. в Яме-Запольском (под Псковом) между Россией и Речью Посполитой было заключено перемирие сроком на 10 лет. В 1583 г. в Плюссе перемирие было заключено со Швецией.

По условиям этих перемирий Россия отдавала Ливонию Речи Посполитой в обмен на захваченные ею русские города, кроме Полоцка; Швеции отошло Бал­тийское побережье (кроме устья Невы), города: Корелы, Ям, Нарва, Копорье.

Таким образом, в результате Ливонской войны Россия не только не реши­ла стоявших перед ней внешнеполитических задач, но и вынуждена была ус­тупить своим главным противникам на западном направлении исконно рус­ские земли.

Причины поражения России следует искать прежде всего в ее экономиче­ской слабости — российская экономика не смогла выдержать многолетнюю войну в сочетании с острой внутриполитической борьбой (опричнина); тер­рор 60-70-х гг. XVI в. существенно подточил военный потенциал страны. Свое негативное воздействие оказала и непродуманная дипломатическая дея­тельность правительства Ивана IV.

Отношения с другими государствами Европы и Азии

На протяжении XVI в. российская внешняя политика носила ярко выра­женный региональный характер. Попытки установления более тесных поли­тических контактов — особенно с отдаленными европейскими и азиатскими странами — не приводили к сколько-нибудь положительному результату, хо­тя говорить о полной изоляции в данном случае не приходится: с 1553 г. на­чинают активно развиваться русско-английские — прежде всего торговые — отношения (английский мореплаватель Ричард Ченслер получил от Ивана IV грамоту на право свободной торговли с Россией; в Англии была создана «Московская компания»); прочные торговые связи налаживаются с Германи­ей и итальянскими государствами; Иран, Индия, Османская империя посы­лают в Москву свои посольства. И все же российская дипломатия XVI в. стояла еще на очень низком уровне. Ее интересы ограничивались в основном ближайшим окружением России. Ее представления даже о соседних странах носили часто недостоверный характер. Информация поступала крайне нере­гулярно, нередко из ненадежных источников; важнейшие дипломатические сведения обычно запаздывали или просто терялись, что полностью исключа­ло возможность оперативной дипломатической работы. Уровень подготовки редких представителей России за рубежом часто совершенно не соответство­вал тем обязанностям, которые они пытались выполнять. Созданный в сере­дине XVI в. Посольский приказ пока еще был слишком недифференцирован­ной, аморфной структурой, перегруженной к тому же разнообразной работой, не имевшей никакого отношения к дипломатической деятельности этого ведомства (например, в обязанности Посольского приказа входил кон­троль над сборами с кабаков).

Поражение в Ливонской войне на многие годы отодвинуло решение глав­ной внешнеполитической задачи, стоявшей перед Россией, — завоевание Восточной Прибалтики и выхода к Балтийскому морю. На первый план вы­шла теперь другая задача: возвратить утерянные русские земли. В царствова­ние Бориса Годунова был предпринят ряд успешных шагов в этом направле­нии: в результате русско-шведской войны 1590-1593 гг. Россия вернула Иван-город, Ям, Копорье и Корелу (Тявзинский мирный договор 1595 г.). И все же основная часть внешнеполитических проблем, стоявших перед Росси­ей, решалась уже в хуП—XVIII вв.

[1] Ногайская орда включала земли Северного Прикаспия и Приуралья.

‘ Шведский король Иоанн был женат на сестре польского короля Сигизмунда Августа Екатерине, к которой ранее сватался Иван IV и на которую он продолжал выдвигать свои претензии. Подобное поведение русског о царя, а также родство е польским королем по же­не делали короля шведского естественным союзником Польши и противником Москвы.

[2] Название территории происходит от специальной системы укреплений из срубленных Деревьев — засек. Ядро — о. Хортица. Свободное военное братство (казаки) сложилось в Начале XVI в. у Днепровских порогов. Здесь не было феодального землевладения и зависи­мости; самоуправление: выборные кошевые, куренные атаманы и гетман; несли стороже­вую службу, отражая набеги крымских татар; правительство Речи Посполитой заносило за­порожских казаков в реестр — каждый значившийся в нем получал жалованье за службу,

Предложения интернет-магазинов