Русская культура в 14-16 веке

Особенности развития культуры в XIV—XVI вв.

Внутренним рубежом в развитии культуры этого периода явилась победа русских войск над монголо-татарами в Куликовской битве (1380), после ко­торой начинается динамичный подъем, идет слияние местных художествен­ных школ в общемосковскую, общерусскую культуру. Следующим рубежом, во многом предопределившим развитие культуры второй половины XVI в., стал Стоглавый собор (1551), регламентировавший образцы, которым надле­жало следовать,

В XVI в. завершается формирование великорусской народности; прояв­ляются светские элементы в культуре.

Восстановление каменного строительства. Шатровый стиль. Строительство Московского Кремля

В условиях монголо-татарского нашествия каменное строительство на большей части территории Руси прекратилось. Главное значение приобретает деревянное зодчество. В подавляющем большинстве городские застройки представляли собой небольшие однокамерные срубы. Дома знати образовы­вали сложный комплекс срубов с различными типами крыш. Строили из де­рева и церкви, причем это были не только высокие, но и многостенные со­оружения со сложными системами пристроек. Некоторые иконы 14-15 вв. сохранили изображения подобных деревянных храмов, завершенных шатра­ми. Шатровые храмы не имеют внутри столбов, вся масса здания держится на фундаменте. В 1493 г. мастер Мишак Володин срубил па вологодском посаде шатровый храм Вознесения. Хронологически первым памятником каменного шатрового зодчества считается церковь Вознесения в царском селе Коломенском (1532). Одновременно с шатровым продолжает развиваться крестово-купольный храм.

Относительно благополучная обстановка сложилась в Новгороде, где традиции каменного строительства не прерываются, однако и здесь на рубе­же ХШ-Х1У вв. строятся небольщие по объему, одноглавые церкви: Спаса на Ковалеве (1345), Успения на Волотовом поле (1352), Федора Стратилата на Ручье (1361), Спаса Преображения на Ильине улице (1374) и др. Развивается техника строительства — наряду с традиционными известняковыми плитами применяется кирпич квадратной или брусковой формы. Приглашаются ино­странные мастера (в частности, новгородский архиепископ Ефимий пригла­сил в 30-40-е гг. XV в. немецких мастеров).

После присоединения Новгорода к Москве новгородская архитектура бы­стро сближается с общерусскими архитектурными формами.

Первые монументальные здания в Москве относятся ко времени ее уси­ления при Иване Калите во второй четверти XIV в. Монументальное зодче­ство здесь с самого начала приобрело государственный характер.

Каменные постройки этого времени — Успенский собор (1326-1327), церковь Спаса на Бору (1330), Архангельский собор (1333), церковь- колокольня Иоанна Лествичника (1329) — были возведены в Московском Кремле и, судя по описаниям, продолжали традиции белокаменного влади- миро-суздальского зодчества.

Важнейшей постройкой второй половины XIV в. были каменные стены Московского Кремля (1367). В 1485-1495 гг. они перестраиваются заново с участием итальянских мастеров, ведущую роль среди которых играл милан­ский инженер Пьетро Антонио Солари.

Перестраиваются и кремлевские соборы: Успенский (1475-1479, Аристо­тель Фиораванти), Архангельский (1505-1508, Алевиз Новый). Итальянские мастера также сооружают корпус Грановитой палаты (1487-1491, Марко Фрязин и Пьетро Антонио Солари), храм-колокольню Ивана Великого (1505­1508, Бон Фрязин).

Русские мастера возводят на территории Кремля Благовещенский собор (1484-1489) и церковь Ризоположения (1484—1486). Эти храмы подняты на высокий цокольный этаж — подклет — и окружены открытой галереей; по фасаду и абсидам проходит аркатурно-колончатый пояс.

Выдающимся архитектурным памятником, в котором развиты достиже­ния русского зодчества, является собор Покрова на Рву (храм Василия Бла­женного), сооруженный в 1555-1560 гг. в память о взятии Казани на Красной площади русскими мастерами Бармой и Постником.

В 70-х гг. XVI в. в связи с тяжелым экономическим состоянием страны монументальное каменное строительство несколько ослабло, но в 80-90-х гг. вновь широко развернулось. Для руководства государственным строительст­вом в 1583 г. был создан Приказ каменных дел.

Живопись. Феофан Грек. Андрей Рублев, Дионисий

В живописи идет сложный процесс слияния местных школ в общерус­скую. Идет не только переосмысление местных особенностей, но и ориента­ция на современную византийскую живопись, не всегда совпадающую с ка­ноническими образцами.

Главными жанрами живописи остаются фресковая живопись и иконо­пись.

Наиболее ранний из сохранившихся образец фресковой живописи этого периода — росписи собора Снетогорского монастыря в Пскове, исполненные в 1313 г. Более поздние росписи — в Новгороде — связаны с деятельностью Феофана Грека. Он приехал в Новгород из Византии в 70-х гг. XIV в. Досто­верной работой его в Новгороде является роспись церкви Спаса Преображе­ния на Ильине улице (1378). В Москве Феофан Грек работал, очевидно, с 1395 г. Для его изобразительной манеры характерны повышенная экспрессия и драматизм.

Совершенно иная манера письма и, очевидно, иное восприятие религиоз­ных канонов были характерны для Андрея Рублева.

Первое летописное известие о деятельности Андрея Рублева относится к 1405 г. Известно же о нем очень мало — считается, что родился он в 60-х гг. XIV в., умер около 1430 г.; был иноком Андроникова монастыря, близко свя­занного с Троице-Сергиевой обителью, и в 1405 г. работал совместно с Фео­фаном Греком при росписи Благовещенского собора. Несмотря на несомнен­ное влияние византийских канонов, Рублев сохранил свою манеру письма (современники говорили, что фрески Рублева «дымом писаны»). В 1408 г. Рублев вместе с Даниилом Черным выполняет росписи Успенского собора во Владимире, а также иконостас для этого собора. Наибольшую известность приобрела икона, выполненная в 1411 (или 1420 г.) для Троицкого монасты­ря, — Троица.

Выдающимся явлением в древнерусском искусстве предстает творчество мастера Амвросия, работавшего в Троице-Сергиевом монастыре. В его твор­честве, как и у Андрея Рублева, проявляет себя античная традиция.

В конце XV — начале XVI в. складывается иконописная школа Дионисия. В отличие от Рублева, Дионисий не был иноком, но также работал в мона­стырях. Ранний период творчества мастера (60-70-е гг.) проходил в Паф- нутьево-Боровском монастыре, но из многочисленных работ, созданных в эти годы, сохранились лишь фрагменты. Вместе с ним работали мастера Тимо­фей, Ярец и Коня. В конце 80-х — начале 90-х гг, Дионисий работает в Ио- сифо-Волоколамском монастыре. К эт му времени (1482) относится создание иконы Богоматерь Одигитрия. В 1502-1503 гг. Дионисий совместно с сы­новьями Владимиром и Феодосием работают над росписью собора Рождест­ва Богородицы в Ферапонтовой монастыре.

После постановления Стоглавого собора 1551 г. иконопись была регла­ментирована; начинается организация мастерских для обучения иконописцев каноническому письму. В иконописи соседствуют официальная «годуновская» школа и «строгановская» (Стефан Арефьев, Емельян Москвитин, Фе­дор и Истома Савины, Прокопий Чирин).

Значительное количество работ русских иконописцев выполнено в жанре книжной миниатюры. Между тем наряду с традиционно рукописными кни­гами появляются и печатные издания.

Начало книгопечатания. Просвещение. Развитие научных представлений

Первая типография в России начала работать приблизительно в 1553 г., но имена мастеров неизвестны. За этот период было отпечатано семь книг без точной даты издания. Официально началом книгопечатания в России считается 1563 г., когда Иван Федоров и Петр Мстиславец напечатали в Мо­скве на Печатном дворе (Никольская ул.) первую датированную книгу «Апо­стол». Из-за преследований и обвинений в ереси Федоров и Мстиславец ок. 1564 г. перебрались в Великое княжество Литовское. Кроме типографии на Никольской улице в XVI в. существовала типография и в Александровской слободе. Всего за весь XVI в. было выпущено 20 книг. Конечно, печатная книга еще не вытеснила рукописную.

Однако само появление печатных книг делало их более доступными ши­рокому кругу читателей.

Кстати, потребность государства в грамотных людях уже была вполне осознана — существует решение Стоглавого собора 1551 г. о создании в горо­дах «книжных училищ». Помимо духовных лиц учредителями выступали и светские «мастера грамоты», открывавшие своеобразные двухгодичные шко­лы. В 1574 г. была издана первая печатная русская грамматика. Практическая потребность в описании земель и их измерении вызвала появление руководств и пособий по математическому исчислению площадей. Рост торговли и денеж­ного обращения способствовали развитию арифметических знаний. В XVI в. уже умели производить все четыре арифметических действия, в том числе с дробями. Математические знания использовались в расчетах астрономического характера, в артиллерии и т.д. Благодаря русским мореплавателям расширяют­ся географические познания, составляются описания страп, чертежи и карты русских земель. Московский посол Григорий Истома в 1496 г. проплыл на па­русниках из устья Северной Двины в Берген и Копенгаген, открыв морской путь в Западную Европу вокруг Кольского и Скандинавского полуостровов. В 1525 г. дипломат Дмитрий Герасимов высказал мысль, что до Индии и Китая можно добраться через Северный Ледовитый океан.

Умножались познания в практической медицине. В 1543 г. появился пе­ревод «Вертограда», а в 1581 г. в Москве открылась первая аптека, обслужи­вавшая царскую семью. Работал в ней приглашенный Иваном IV англичанин Джеймс Френч.

В то же время научные представления тесно переплетались с мистиче­скими и фантастическими. Широкую популярность приобрела, например, «Христианская топография» александрийского купца Козьмы Индикоплова. в которой говорилось, что небо круглое. Земля четырехугольная и располо­жена на бесконечной воде, за океаном находится земля с раем и т.д.

Литература. Летописи. Хронографы. Исторические воинские повести. Жития. Хождения. Публицистика

Драматические события XV-XVI вв. способствовали развитию литерату­ры. Появляются новые жанры, изменяются уже существовавшие.

Летописание после монголо-татарского нашествия приходит постепенно в упадок. Летописи XIV в. носят зачастую локальный характер. Московское летописание появилось в первой половине XIV в. Возрождение общерусско­го летописания приходится на конец XIV — начало XV в.: в 1408 г. состав­лен Первый общерусский свод; в Москве в начале XV в. составлена Троицкая летопись, погибшая во время пожара 1812 г.

В 1418 г. составлен Владимирский полихрон (летописный свод) при уча­стии митрополита Фотия, главная идея — союз московской великокняжеской власти с городским населением в целях политического объединения Руси.

В 1480 г. составлен Московский свод. Все своды начинались с «Повести временных лет». Общерусский характер носил и Новгородско-Софийский свод (включивший в свой состав свод Фотия), составленный в 30-е гг. XV в.

В XVI в. официальный характер летописания усиливается. Включавшиеся в летописи предшествующие летописные своды подвергаются определенной обработке в политических целях. Нарушаются характерные черты летопис­ного жанра, иногда нарушается погодность изложения; летописи не претен­дуют на описание истории от начала до конца, а уделяют внимание отдель­ным сюжетам, например «Летописец начала царства» описывает первые годы правления Ивана Грозного.

Самым официальным историческим произведением XVI в. была «Сте­пенная книга царского родословия». Это систематическое изложение русской истории в виде жизнеописаний великих князей от Владимира до Ивана Гроз­ного (прославление правящей династии, обоснование божественного проис­хождения самодержавной власти, преемственности и непрерывности власти киевских и московских князей, деяния митрополитов).

Разработке официальной теории великокняжеской власти посвящено «Сказание о князьях владимирских» (в его основе две легенды: московские государи ведут свое происхождение от римского императора Августа; Вла­димир Мономах получил регалии от византийского императора Константина Мономаха), которое доказывало права московских великих князей на все на­следие Древней Руси и на самодержавную форму правления.

Хронографы (сборники нравоучительных и занимательных повестей по все­мирной истории). Первый русский хронограф 1442 г. составлен сербом Пахоми- ем Логофетом, жившим на Руси с 30-х гг. XV в. до своей кончины в 1484 г.

Жанр воинской повести. В основе произведений этого жанра лежали кон­кретно-исторические события и факты, персонажи (реальные исторические лица). Воинские повести — светские произведения, близкие к устному твор­честву, хотя многие из них подверг ались переработке в духе церковной идео­логии («Повесть о разорении Рязани Еатыем», памятник тверской литературы «Повесть об убиении князя Михаила Ярославича в Орде». Куликовский цикл: «Задонщина». автор Софоний Рязанец; «О битве на реке Калке», «Сказание о Мамаевом побоище», «О Московском взятии от царя Тохтамыша»),

Житийная литература также несколько политизировалась. Церковная проповедь сочеталась с развитием мысли о главенствующей роли Москвы и о тесном союзе княжеской власти и церкви как главном условии усиления Ру­си. Составлены «Житие митрополита Петра», «Житие Дмитрия Донского», «Житие Сергия Радонежского». Церковные писатели — Епифаний Премуд­рый, митрополит Киприан.

Хождения. «Хождение за три моря» Афанасия Никитина (путевой днев­ник тверского купца Афанасия Никитина, посвященный его путешествию в Персию, Индию, и другие страны Востока в 1466-1472 гг.), «хождение» нов­городца Стефана, «хождение» смолянина Игнатия в Царьград.

Большое значение имело предпринятое по инициативе и под руково­дством митрополита Макария составление «Великих Четей-Миней». Цель: собрать воедино «все книги четьи, яже в Русской земле обретаются». В ре­зультате был создан грандиозный свод оригинальных и переводных литера­турных памятников, состоящий из 12 томов (более 27 тыс. страниц). В него вошли сочинения, предназначавшиеся для «душеполезного» чтения, их со­став был подобран и утвержден церковью и должен был регламентировать годовой «круг чтения» на каждый день.

В публицистике XIV XVI вв. выделяются несколько основных направле­ний. Вопросам становления государственности, полномочиям и образу царя, образу централизованного государства как такового были посвящены сочи­нения псковского старца Филофея, развивавшего теорию «Москва — Третий Рим»), Максима Грека, Ивана Посошкова, Андрея Курбского, самого Ивана Грозного. Другое существенное направление -— религиозные и еретические учения. Сохранилось значительное количество сочинений, как ортодоксаль­ных авторов, так и еретиков.

Русская церковь в конце XV — начале XVI в.

Вопросы о положении церкви внутри государства, об отношении Русской православной церкви к остальному религиозному миру, внутреннее устройство церкви — были едва ли не самыми обсуждаемыми вопросами в 14-16 вв.

В 1439-1441 г. митрополит Исидор на Вселенском соборе во Флоренции участвовал в заключении унии между Православной и Католической церквя­ми и, соответственно, признал верховную власть папы римского. В 1441 г. Василий II приказал арестовать митрополита. В 1448 г. в Москве без санкции патриарха Константинопольского митрополитом был избран епископ рязан­ский Иона. А вскоре после падения Константинополя под ударами османов (1453) выбор митрополита окончательно стал делом великого князя всея Руси (около 1480 г. в архиерейскую присягу было даже включено клятвенное обе­щание не принимать греков ни на митрополию, ни на епископии); русская церковь стала автокефальной.

В 1458 г. в Киеве поставлен свой митрополит. Русская православная цер­ковь распалась на две самостоятельные митрополии: Московскую и Киев­скую, объединение которых произойдет только после присоединения Украи­ны к России.

В 1510-1511 гг. монах псковского Елеазарова монастыря Филофей обра­тился с посланиями к Василию III, в которых развивал идею о Москве — «Третьем Риме», мировом центре истинного православия.

В конце XIV — начале XV в. в Пскове, Твери и Новгороде распространи­лась ересь стригольников[1]. Еретики выступали против высшего духовенства, ссылаясь на текст Священного Писания, в котором апостол Павел повелел «учить» и простому человеку, отрицали некоторые другие церковные каноны.

Конец XV в. — время распространения в Новгороде ереси «жидовст- вующих» (названа так за некоторое сходство с иудаизмом; другое название этой ереси — схариизм, по имени основателя — выходца из Литвы, ученого еврея Схария). Еретики выступали против церковного землевладения, против существования сословия церковнослужителей и монашества, Кроме того, еретики отрицали догматы о Троице, о Божестве Иисуса Христа и искупле­нии и т.д. Первыми последователями Схарии стали священники Дионисий и Алексей, протопоп Гавриил и самые образованные из горожан, В 1480 г. Новгород посетил великий князь. Дионисий и Алексей ему так понравились, что он взял их с собой в Москву. В Москве ересь приобрела себе покровите­лей в лице невестки великого князя Елены Волошанки, дьяка Федора Кури­цына с братом Иваном Волковым. Однако в 1490 г. Церковный собор в Мо­скве осудил ересь, а позднее еретики были казнены.

В 1502-1504 гт. развернулась борьба нестяжателей и иосифлян.

Идеологом нестяжателей был основатель монастыря на р. Сорке Нил (Сорский), считавший, что необходимо поднимать авторитет церкви путем строгого исполнения правил и обрядов, аскетического образа жизни. Нил осуждал стяжание церковью богатств, в том числе владение землями (сто­ронники Сорского получили название «нестяжателей»).

Нестяжателям противостояли осифляне (иосифляне) — сторонники игу­мена подмосковного Волоцкого монастыря Иосифа, который настаивал на необходимости для церкви иметь большие материальные средства.

В 1503 г. собрался Церковный собор, на котором по инициативе Ивана III (склонного поддержать нестяжателей, тем более что Иосиф Волоцкий встал на сторону удельных князей в их борьбе против великокняжеской власти) был поставлен вопрос об отказе церкви от землевладения. Нестяжатели по­терпели поражение, а в декабре 1504 г. были осуждены и казнены.

После 1508 г. Иосиф Волоцкий, у которого возник конфликт с удельным князем Федором Волоцким, перешел со своим монастырем под опеку Васи­лия III. Вскоре великокняжеская власть повернула от поддержки нестяжате­лей к политике предоставления церкви широких иммунитетных привилегий. В 20-е гг. митрополит-нестяжатель Варлаам был смещен и его место занял иосифлянин Даниил.

Следующая попытка ограничения церковного землевладения была сдела­на при Елене Глинской (сужение податного и судебного иммунитета церкви, контроль над ростом монастырского землевладения), однако существенным успехом эта попытка не увенчалась.

В 1551 г. по инициативе царя и патриарха состоялся Церковный собор, получивший название Стоглавого (его постановления состояли из ста глав). Собор не только регламентировал церковную службу, состав святых, но и за­претил церкви ростовщичество в любой форме и несколько ограничил цер­ковное землевладение.

В 1589 г. при деятельном участии Бориса Годунова учреждено патриар­шество. Избран патриарх Иов1. Ему подчинялись четыре митрополита: Новгородский, Казанский, Ростовский, Крутицкий и шесть архиепископов. Было составлено «Уложение о патриаршестве». Право постапления москов­ских патриархов было предоставлено собору епископов.

 

Предложения интернет-магазинов