Северная война

Военные действия начались в феврале 1700 г. наступлением саксонских войск — поляки отказывались помогать Августу, их больше интересовал Ки­ев и Левобережная Украина, чем любые территориальные приобретения в Швеции. Предпринятая Августом осада Риги оказалась неудачной и в сен­тябре была снята. Мало того, Август тут же вступил в сепаратные мирные переговоры с Карлом XII, больше опасаясь успеха собственного союзника (России), чем Швеции (в это время русские войска осаждали Нарву). Другой союзник — Дания, захватив Голштинию, была затем выведена из войны: вы­садки 15-тысячного десанта во главе с Карлом XII и угрозы бомбардировки Копенгагена оказалось достаточно — Фредерик IV капитулировал, и уже 8 августа 1700 г. в Травендале был подписан мирный договор между Данией и герцогством Голштинским, по которому Дания вышла из антишведской коа­лиции. Петр узнал об этом только в конце августа, когда его армия уже дви­галась к Нарве. Привлечь в Северный союз Пруссию не удалось. Таким обра­зом, начало войны для России складывалось крайне неудачно — она сразу же оказалась один на один с сильнейшим противником.

Официально война Швеции была объявлена 9 августа 1700 г. В качестве повода выдвигалась претензия за оскорбительный прием Петра I в Риге, куда царь прибыл в составе Великого посольства в 1697 г. Курьез заключался в том, что официально Петра в Риге не было и «оскорбительный» запрет на осмотр крепостных сооружений получил не царь, а урядник Петр Михайлов.

22 августа 1700 г. русские войска двинулись к Нарве — сильной крепо­сти, защищавшей шведские владения в Восточной Прибалтике. Осада нача­лась в октябре 1700 г. и закончилась 19 ноября разгромом русской армии. Однако в результате это поражение оказалось полезным для России и ги­бельным для Карла XII. Для шведского короля, как и для всей Европы, Нарва надолго стала мерилом низкой боеспособности русских войск. Между тем из внимания политиков и военных совершенно выпадали два фактора: во- первых, под Нарвой действовали (за исключением Преображенского, Семе­новского и Лефортовского) старые стрелецкие полки и традиционное дво­рянское ополчение, в то время как ставку в этой войне Петр делал на полки нового строя, формирование которых значительно ускорилось после капиту­ляции под Нарвой; во-вторых, это поражение лишний раз доказывало нена­дежность иностранных офицеров и способствовало более пристальному вни­манию к подготовке собственных офицерских кадров. Что же касается Карла XII. то он не извлек из сражения под Нарвой никакого урока. Мало того, сво­им откровенным заигрыванием с Францией он настроил против себя Англию, Голландию и Австрию, рассчитывавших на поддержку Швеции в назревав­шей войне за испанское наследство, а потому оказывавших ей всяческую помощь (например, при высадке десанта в Дании Карл XII воспользовался голландскими кораблями). И если вначале известие о поражении русских войск под Нарвой эти государства встретили с большим удовлетворением, то к 1701 г. их отношение к русско-шведской войне меняется. Теперь они глав­ным образом выражают заинтересованность в ее затягивании, а следователь­но, — некотором усилении русской стороны. Голландия продает России большие партии оружия, способствуя в том числе и их тайной доставке по месту назначения. С другой стороны, решительно отвергаются попытки Пет­ра договориться о посредничестве в заключении мирного соглашения со Швецией.

Между тем Карл XII, не считая после Нарвы русских сколько-нибудь серьезным противником, направил свои войска в Польшу. Таким образом, Россия получила передышку, необходимую ей для реорганизации, обучения и оснащения армии. Одновременно Петр I приложил все усилия к восстанов­лению Северного союза. В феврале 1701 г. в Курляндии, в местечке Биржи, он заключил новый союзный договор с Августом II, обязуясь предоставить ему солдат, деньги и гарантируя территориальные приобретения (Лифлян- дию и Эстляндию). Но уже в июле 1701 г. саксонские войска потерпели со­крушительное поражение под Ригой. Август II при поддержке французских и австрийских послов с удвоенной энергией начал хлопотать о заключении се­паратного мира со Швецией —даже путем потери каких бы то ни было прав на Польшу. В этом стремлении его поддерживали прошведски настроенные силы в самой Речи Посполитой: в Литве — группировка графа Сапеги, в Польше — шляхта, следующая за кардиналом-примасом Радзеевским. Одна­ко Карл XII не желал иметь каких-либо общих дел с Августом II, испытывая к нему крайнюю личную неприязнь. Поэтому на созванном в Варшаве сейме под прямым военным давлением Швеции Август был низложен. В качестве предлога послужило вступление Августа II в войну против Швеции без со­гласия Речи Посполитой. Новым королем Карл XII назначил молодого, мало­известного и абсолютно не влиятельного Станислава Лещинского. Подобные действия шведских оккупантов привели лишь к тому, что Август, пользо­вавшийся до сих пор только номинальной властью в Речи Посполитой, полу­чил мощную поддержку со стороны патриотически настроенных поляков, образовавших Сандомирскую конфедерацию. И если раньше поляки отказы­вались воевать со шведами, то теперь их антишведский настрой был очеви­ден. В августе 1704 г. между Речью Посполитой и Россией состоялось подпи­сание союзного договора. Причем поляки отказались от своих прежних территориальных претензий к России (пересмотр «вечного мира» 1686 г. и возвращение Киева и других земель). Впрочем, к началу 1705 г. стало оче­видно, что ни Август, ни поддерживающие его поляки не в состоянии оказать серьезного сопротивления шведам. Оккупировав в августе 1706 г. Саксонию, Карл XII вынудил Августа отказаться от польской короны, признать закон­ным королем Станислава Лешинского и выйти из Северного союза (Альт- раншгадтский договор от 24 сентября 1706 г.). Мало того, уже по собствен­ной инициативе Август предложил выдать шведам русские вспомогательные войска, находившиеся в Саксонии, и обещал обеспечивать содержание швед­ской армии. Соглашение сохранялось в тайне. Август продолжал вести двой­ную игру. В частности, уже после подписания договора он принял участие в сражении под Калишем, руководил которым А.Д. Меншиков, посланный Петром I на помощь своему союзнику. В этом бою шведские войска были разгромлены, а их командующий взят в плен. Лишь в конце 1706 г. преда­тельство Августа стало очевидным. Россия лишилась последнего союзника. Подписанный во Львове в марте 1707 г. новый союзный договор с предста­вителями Сандомирской конфедерации (литовский гетман Огинский, вели­кий коронный гетман Сенявский и др.), подтверждавший условия договора 1704 г., обязавший не признавать польским королем Станислава Лещинского и избрать на польский престол в связи с отречением Августа II какого-нибудь другого кандидата, ничего по существу не решал: погруженная в междоусо­бицы Речь Посполитая не могла оказать России сколько-нибудь серьезной поддержки.

Все описанные события в Польше происходили на фоне все более уве­ренных побед русских войск на северо-западном направлении. Карл XII, «увязнув» в польских делах, предоставил России возможность не только со­браться с силами после нарвского поражения, но и начать активные военные действия в Восточной Прибалтике.

Первые победы русские одержали уже в 1701 г. Летом 1701 г. шведская эскадра потерпела поражение на подступах к Архангельску, потеряв при этом 2 корабля. А 29 декабря 1701 г. под Эрестфером (близ Дсрпта в Ливо­нии) Б.П. Шереметев нанес крупное поражение армии Шлиппенбаха, потери которой составили 3 тыс. убитых и 350 взятых в плен.

18 июля 1702 г. при Гуммельсгофе армия Шлиппенбаха в очередной раз была разгромлена войсками Б.П. Шереметева. На этот раз шведы потеряли 5000 человек убитыми и 300 пленными.

В сентябре 1702 г. Петр I лично начал завоевание Ингрии. Армия Б.П. Шереметева была переброшена в его распоряжение. 11 октября 1702 г. русские войска штурмом овладели шведской крепостью Нотебург, располо­женной у Ладожского озера на Неве (до 1611 г. — русский Орешек; после взятия переименована в Шлиссельбург — Ключ-город; с 1944 г. — Петро- крепость). 1 мая 1703 г. была взята крепость Ниеншанц (у устья Невы). 7 мая 1703 г. в устье Невы были захвачены 2 шведских корабля. 16 мая 1703 г. за­кладкой Петропавловской крепости было положено начало строительству будущей столицы России — Петербурга.

Попытки шведов отбросить русских от побережья закончились провалом (на реке Сестре Петр I, лично руководя боем, нанес поражение шведским войскам во главе с генералом Кронгиортом).

Русская армия заняла старинные русские города Копорье и Ям; 13 июля 1704 г. — крепость Дерпт, а 9 августа 1704 г. — Нарву.

Таким образом, в течение 1701-1704 гг. русские полностью овладели Ин- грией. Первоначальная цель войны была достигнута. С этого момента Россия постоянно стремится вступить в мирные переговоры с Карлом XII. Однако шведский король не желает даже слышать о каких-либо территориальных ус­тупках. К 1706 г. Россия становится основным и, по существу, единственным противником Швеции. Наступает решающий этап войны.

С декабря 1706 г. по апрель 1707 г. в Жолкве (ныне г. Нестеров около Львова) в Западной Украине на совещаниях русских военачальников под ру­ководством самого Петра вырабатывается гак называемый Жолковский план, определявший действия русской армии вплоть до Полтавской битвы: избе­гать генерального сражения до тех пор, пока не будет верных шансов на по­беду; активно обороняться, изматывая противника налетами легкой кавале­рии, уничтожением или укрытием провианта и фуража, а также партизанскими действиями мирного населения; генеральное сражение явля­лось кульминационным пунктом плана, дать его следовало на российской территории и только тогда, когда силы противника будут окончательно ис­тощены и перевес русской армии в живой силе и артиллерии очевиден.

Весной 1708 г. Карл XII направил свои войска к границам России, плани­руя в одном генеральном сражении разбить русскую армию, взять Москву и продиктовать Петру I свои условия мирного соглашения. Шведская армия насчитывала 35 тыс. человек; из Швеции на соединение с ней двигалось 16-тысячное войско Левенгаупта. Русская армия численностью превосходила противника, однако отсутствие достоверной информации о маршруте пере­движения неприятеля вынудило Петра разделить свои войска на три группы. Так что в результате силы двух сторон были уравновешены.

Первое сражение произошло 3 июля 1708 г. на территории польской Бе­лоруссии, у местечка Головчино. Корпус кн. Репнина понес большие потери и отступил. Генералы Репнин и Чамбсрс предстали перед военным судом и были разжалованы в солдаты. Это было первое столь суровое наказание офи­церов, потерпевших поражение. Петр I ясно давал понять, что время пораже­ний прошло.

Шведская армия сразу же столкнулась с теми трудностями, которые были ей уготованы Жолковским планом. Русские отступали, не оставляя врагу ни продовольствия, ни фуража. Около месяца Карл XII провел в Могилеве, ожи­дая Левенгаупта с обозом — армия уже голодала. 29 августа 1708 г. у мес­течка Доброе на шведов напал отряд кн, М.М. Голицына. Нанеся противнику значительный урон в живой силе (более 2 тыс. убитых) и понеся при этом значительно меньшие потери (375 человек), русские войска отступили, дав повод Карлу XII заговорить об очередной победе. Такие «победы» раз за ра­зом уничтожали шведскую армию, не имевшую возможности восполнять свои потери, по частям.

14 сентября 1708 г. Карл XII был вынужден отказаться от немедленного похода на Москву и принять решение о продвижении в глубь Украины. При­чин для такого решения было достаточно: шведская армия испытывала ост­рый недостаток провианта и фуража, запасы которых необходимо было по­полнить; в Украине не было сильных военных гарнизонов, а значит, можно было спокойно отдохнуть и подождать подкреплений из Швеции (корпус Ле- венгаупта); рассчитывал Карл XII и на поддержку казаков, которых украин­ский гетман Мазепа обещал привести до 20 тыс.; кроме того, он надеялся на­ладить более тесные контакты с крымским ханом и прошведски настроенными поляками. Однако всем этим надеждам не суждено было сбыться: 28 сентября 1708 г. у деревни Лесной русские войска под командо­ванием Петра I разбили 16-тысячный корпус Левенгаупта и захватили обоз с трехмесячным запасом продовольствия, пороха и артиллерией (Петр I назвал эту победу «матерью Полтавской виктории»); Мазепа смог привести за собой только 3 тыс. казаков, да и то — обманом, обещав не соединение, а сражение со шведами (к тому же он практически сразу вступил в переговоры с Петром, умоляя простить его и возвратить гетманское достоинство — взамен он обе­щал захватить Карла XII и его генералов в плен и передать Петру); переход на сторону Карла XII в марте 1709 г, нескольких тысяч запорожцев во главе с кошевым Гордиенко не мог сколько-нибудь существенно изменить положе­ния (по приказу Петра Запорожская Сечь была взята штурмом и разорена); в Украине началась народная война (уничтожение продовольствия и фуража, нападение на шведские отряды); Батурин был разорен русской армией — Карл XII не получил ни продовольствия, ни артиллерии, обещанных Мазе­пой; не пришла помощь и со стороны Польши, где позиции шведов после по­ражения у Лесной значительно ослабли — шведы со своим ставленником Лешинским контролировали только ограниченную территорию на севере страны; Карлу не удалось заключить союз ни с крымским ханом, ни с Турци­ей. Однако отчаянное положение шведской армии не помешало Карлу XII в очередной раз отвергнуть русские мирные предложения, сделанные в начале апреля 1709 г. Условия, выдвинутые Петром были минимальны: передача России части Карелии и Ингрии с Петербургом за значительную денежную компенсацию.

1 апреля 1709 г. шведская армия, насчитывавшая более 30 тыс. человек, осадила Полтаву, гарнизон которой состоял из 4,2 тыс. солдат, усиленных 2,6 тыс. вооруженных горожан. Оборону возглавил полковник Келин. Почти три месяца шведы не могли взять город. А в это время русские войска подтя­гивались к Полтаве, в свою очередь окружая шведскую армию. 27 июня 1709 г. состоялось генеральное сражение. Армия Карла XII была полностью разгромлена (9 тыс. убито, около 3 тыс. взято в плен). 30 июня 1709 г. у Пе- револочны А.Д. Меншиков настиг бегущего неприятеля: 16 250 шведов сда­лись в плен, Карл XII и Мазепа с небольшим отрядом бежали в Турцию.

Значение полтавской победы было огромно. Она оказала решающее влия­ние на весь ход Северной войны. Рассеялся миф о непобедимости шведов — самой шведской армии больше не существовало. В Европе на Россию впер­вые стали смотреть как на великую державу. За короткое время был восста­новлен Северный союз — Россия вышла из дипломатической изоляции. 14-тысячная саксонская армия Августа И вступила в Польшу. 8 августа 1709 г. Альтранштадтский договор был обьявлен недействительным — на польском престоле восстанавливался Август II, с которым в октябре 1709 г. в Торуне был подписан новый союзный договор, расширявший территориаль­ные претензии России к Швеции (наряду с Ингрией Россия претендовала на Эстляндию с Ревелем). В это же время был восстановлен и союз с датчанами. В 1710 г. варшавский сейм подтвердил русско-польский договор от 1704 г.

Поддержка союзников носила скорее демонстративный характер. Россия по-прежнему могла рассчитывать только на свои силы. Датские войска тер­пели одно поражение за другим, а в 1710 г. даже вступили в сепаратные мир­ные переговоры со шведами, сорванные только из-за непримиримой позиции Карла XII. Что же касается поляков, то характерен, например, такой эпизод в их взаимоотношениях с Россией: в 1710 г., когда последней грозила война на два фронта, Август II потребовал вывести русские войска с территории Речи Посполитой, передав ей Лифляндию, Ригу, крепость Эльбинг и южно­украинские крепости. В 1714 г. Август заключил договор с Францией, кото­рый предусматривал возвращение Швеции всех земель, завоеванных к тому времени Россией. Начавшиеся вслед затем при посредничестве Франции мирные переговоры Августа со шведами были сорваны опять-таки из-за не­примиримой позиции Карла XII. Август даже предлагал создать направлен­ный против России союз Польши, Турции и Швеции.

Таким образом, союзники готовы были в любой момент не только пре­дать, но и предпринять враждебные действия по отношению к России, воен­но-политическая мощь которой служила единственным сдерживающим и сплачивающим фактором. Тем более Петр I не мог рассчитывать на союзни­ческую поддержку в наиболее тяжелое для его страны время.

После Полтавы Россия стала вызывать у европейских политиков смешан­ное чувство страха, с одной стороны, и желание привлечь эту силу на свою сторону — с другой. И так как чувство страха все-таки преобладало, евро­пейская дипломатия прилагала максимальные усилия для того, чтобы осла­бить Россию. Сделать это можно было двумя способами. Самый удобный ва­риант, наиболее оптимальный в условиях, когда практически вся Европа была втянута в войну за испанское наследство, — натравить на русских ка­кое-нибудь государство из числа их основных внешнеполитических против­ников. Второй способ, более рискованный, — создать или войти в уже суще­ствующий союз, направленный против России. Этот вариант будет опробован в 1719 г.

Предложения интернет-магазинов