Смоленская война 1632—1634 гг. Освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого 1648-1654 гг. Русско-польская война 1654-1667 гг.

Оправившись к середине XVII в. от экономических и социальных потря­сений Смутного времени, Россия постепенно активизировала свою внешне­политическую деятельность, сосредоточив основные усилия на борьбе с Ре­чью Посполитой — традиционным соперником, претендующим на украинские, белорусские и русские земли, государством, которое в наиболь­шей степени воспользовалось результатами поражения России в Ливонской войне (Ям-Запольское перемирие 1582 г.) и потерями в период Смутного времени (Деулинское перемирие 1618 г.).

Первый этап борьбы с Польшей приходится на начало 30-х гг. XVII в. Тогда Россия попыталась отвоевать утерянные по Деулинскому перемирию Смоленск и Черниговско-Северские земли. Момент был выбран не случайно: весной 1632 г. после смерти Сигизмунда III в Польше начался период бескоролевья; ее положение осложнялось борьбой с Крымом и Османской империей; к тому же она не могла рассчитывать на помощь европейских стран, которым Тридцати­летняя война не позволяла вмешиваться вдела Восточной Европы.

В декабре 1632 г. 30-тысячная русская армия под командованием боярина М.Б. Шсина осадила Смоленск. Однако затянувшаяся на 8 месяцев осада не позволила России воспользоваться той благоприятной для нее внешнеполи­тической ситуацией, которая сложилась к началу кампании. В течение не­скольких месяцев обстановка коренным образом изменилась: кончился пери­од бескоролевья в Польше; новый польский король Владислав IV двинул войска под Смоленск и перерезал коммуникации армии М.Б. Шеина с тыла­ми, русские войска стали испытывать недостаток в продовольствии и фура­же; летом 1633 г. крымские татары совершили очередной набег на русские земли, в результате многие дворяне покинули войско, чтобы защитить свои владения; еще одним фактором, значительно ослабившим боеспособность русской армии, стало развернувшееся с 1633 г. движение «вольницы», участ­ники этого движения (к 1634 г, -г- 8 тыс. человек) — мобилизованные холо­пы, крестьяне и посадские — игнорировали приказы командования, действо­вали по-партизански, нападая и на вражеские отряды, и на дворянские усадьбы. В сложившихся условиях Россия не могла продолжать борьбу. В июне 1634 г. правительство Михаила Федоровича Романова пошло на заклю­чение мирного договора с Речью Посполитой (Поляновский мирный дого­вор), согласно которому Польше были возвращены все захваченные русской армией в первый период войны города; Смоленск также оставался за ней. Пожалуй, единственной положительной для России стороной этого договора являлся отказ Владислава от претензий на русский престол, на который он был приглашен «семибоярщиной» в период Смуты.

В Москве фактический провал русско-польской военной кампании вос­приняли болезненно: воеводы М.Б. Шеин и А.В. Измайлов были объявлены виновниками поражения и казнены.

Безусловно, ни Поляновский мирный договор, ни условия предшество­вавших ему Ям-Запольского и Деулинского перемирий не могли погасить ве­ковой конфликт между Россией и Польско-Литовским государством из-за украинских и белорусских земель. Обе стороны, несмотря на наличие общего врага — могущественной Османской империи, несмотря на общие этниче­ские и национальные корни, стремились единственно к радикальному реше­нию всех спорных вопросов и видели друг в друге едва ли не главного внеш­неполитического противника.

В 50-е гг. XVII в. начался второй этап русско-польской борьбы. Возник­ший конфликт на этот раз был связан с национально-освободительным дви­жением украинского и белорусского народов.

Образование в 1569 г. Речи Посполитой повлекло за собой окатоличива­ние и ополячивание литовских территорий, вошедших в состав единого госу-. дарства. Наиболее болезненно этот процесс сказался на положении народных масс польской Украины и Белоруссии, оказавшихся под тройным — нацио­нальным, социальным и религиозным — гнетом. Польские магнаты и ополя­ченные шляхтичи захватывали даже те земли, которые были отданы корен­ному местному населению для свободной обработки, и распространяли на них самые дикие формы крепостничества, характерные для польского земле­владения. Зачастую крестьянин вынужден был до 5 дней трудиться на бар­щине, выплачивая сверх того массу различных натуральных податей (на ульи, на рогатый скот, на рыбную ловлю, на охоту, на пастбища, на помол зерна и т.д.) и оброков. Широкое распространение получила система общих и частичных аренд (эксплуатация поместий посредниками), к которой прибега­ли не способные самостоятельно управлять хозяйством землевладельцы. Усилился и национальный гнет. Официальным языком в Речи Посполитой считался польский язык. Учитывая стремительно развивавшийся процесс ополячивания социальной верхушки — землевладельцев — можно предста­вить себе, какую ненависть к этому языку испытывали украинские и бело­русские крестьяне, — для них это был прежде всего язык барщины, язык кнута. Не меньшую ненависть у них вызывали католические священники, на­сильно захватывавшие православные церкви на том основании, что хозяева поместий, принимая польский язык и обычаи, принимали и польскую — ка­толическую — веру. Гонения на православную церковь усилились в связи с заключением в 1596 г. Брестской унии между католической и православной церквями (по условиям этого соглашения была сохранена православная об­рядность униатских церквей, признававших взамен власть и духовное лидер­ство папского престола). Униатская церковь всеми средствами отстаивала свою легитимность по сравнению с не вошедшей в унию православной цер­ковью. Соответственно, она претендовала и на имущество последней. Гони­мые со всех сторон православные священники, независимо от своих личных достоинств, становились в глазах народа героями и мучениками.

Национальный, религиозный и социальный гнет подготовил почву для национально-освободительной борьбы, центрами которой стали православ­ные братства и Запорожская Сечь.

Православные братства возникли в 80-90-х гг. XVI в. как просветительские религиозно-национальные организации. Первым и долгое время самым глав­ным среди православных братств было львовское Успенское братство. В 1586 г. было учреждено Троицкое братство в Вильно. Вступить в братство мог любой православный, независимо от сословной принадлежности. Члены брат­ства обязаны были платить вступительный взнос; в случае нужды обеспечива­лись беспроцентной ссудой; обязывались помогать друг другу в случае болез­ни, устраивать похороны и т.д. При православных братствах открываются школы. Особенно известны Виленская (основана в 1584 г.), Львовская (1586), Могилсвская (1590), Киевская (1615). Обучение в братских школах делилось на две ступени: младшие школьники учились грамоте и пению по нотам, старшие — старославянскому, греческому и латинскому языку, грамматике, риторике и философии. Большое внимание уделялось изучению православного вероуче­ния. В 1632 г. митрополит Киевский и Галицкий Петр Симеонович Могила ос­новал Киево-Могилянскую академию, в которую вошли школа Киево- Богоявленского братства и Высшая коллегия при Киево-Печерской лавре.

К середине XVII в. братское движение охватило значительную часть го­родов польской Украины и Белоруссии: Львов, Киев, Вильно, Брест, Витебск, Гродно, Луцк, Минск, Могилев, Перемышль, Полоцк и др. Являясь всесо­словными организациями, обладая значительными материальными средства­ми, типографиями, школами, пользуясь огромным авторитетом среди право­славного населения, братства существенно затруднили осуществление Церковной унии на Украине и в Белоруссии.

Другой центр национально-освободительной борьбы — Запорожская Сечь — в свою очередь являлась для польского правительства традицион­ным источником тревог и раздоров. Вооруженная казацкая вольница, твердо придерживавшаяся православной веры, национального языка и обычаев, год от года росла численно, и год от года росли ее претензии на политическую и экономическую самостоятельность. В этой ситуации наибольшую опасность для Речи Посполитой представляли, безусловно, нереестровые казаки. Одна­ко увеличивать казацкий реестр представлялось делом не менее опасным, чем в целом безуспешные попытки польского правительства силой подчи­нить казацкую вольницу государству. В 30-е гг. XVII в. казацкие восстания вспыхивали одно за другим1. Только с конца 1630-х гг. наступило затишье.

В 1646-1647 гг. польский шляхтич Чаплинский разгромил хутор Богдана Михайловича Хмельницкого[1], до смерти засек его сына и увез жену. В конце 1647 г. Хмельницкий освободился из-под ареста, организовал отряд и в нача­ле 1648 г. изгнал из Запорожской Сечи польский гарнизон. Избранный гет­маном, он обратился с призывом к восстанию.

В мае 1648 г. в сражениях у урочища Желтые Воды и у Корсуни повстан­цы добились первого успеха — была разгромлена карательная армия корон­ного гетмана Потоцкого.

Победы Б.М. Хмельницкого способствовали стремительному развитию национально-освободительного движения, которое принимало все более ра­дикальные формы и массовый характер. К лету 1648 г. восстание запорож­ских казаков переросло в освободительную войну всего украинского и бело­русского народа. В начале 1649 г. на помощь белорусским повстанцам были посланы военные отряды.

В сентябре 1648 г. поляки потерпели очередное поражение у Пилявец.

5 августа 1649 г. у Зборова были разбиты карательные войска во главе с королем. Однако, несмотря на массовый характер восстания, наличие до­вольно мощной военной организации и успешные боевые действия 1648­1649 гг., силы сторон были неравны, для победы повстанцам необходимо бы­ло заручиться поддержкой союзников. Первым таким союзником стал один из главных внешнеполитических противников Речи Посполитой — крымский хан. Б.М. Хмельницкий, будучи неплохим стратегом и дипломатом, не мог не отдавать себе отчет в ненадежности подобного союза, но другого выбора в тот момент у него не было. Между тем именно предательство крымского ха­на в августе 1649 г. вынудило повстанцев пойти на мирные переговоры с Ре­чью Посполитой. Заключенный в результате этих переговоров Зборовский договор носил компромиссный характер: Б.М. Хмельницкий был признан гетманом Украины, под его автономное правление передавались Киевское, Черниговское и Брацлавское воеводства, где запрещалось размещение поль­ских войск; на должности в этих воеводствах могли избираться только пра­вославные; митрополит Киевский был допущен к заседаниям в сейме Речи Посполитой; реестр запорожских казаков расширен до 40 тыс. человек; одна­ко польские магнаты, изгнанные с украинских г земель, получили право вер­нуться.

Было очевидно, что условия этого соглашения не могли удовлетворить ни одну из подписавших его сторон, и в 1650 г, военные действия возобновились.

В очередной раз союзником восставших выступил крымский хан, и в оче­редной раз предательство татар, взявших в плен самого Б.М. Хмельницкого, привело к поражению повстанцев (июнь 1651 г. — битва под Берестечком) и вынудило их заключить Белоцерковский договор (сентябрь 1651 г.), условия которого еще в меньшей степени, нежели условия предыдущего Зборовского мирного соглашения, отвечали чаяниям украинского народа; под властью Хмельницкого оставалось только Киевское воеводство; реестр казаков со­кращался до 20 тыс. человек.

В 1652 г. военные действия возобновились. Весной 1652 г. польская ар­мия потерпела поражение под Батогом.

Осенью 1653 г, в сражении у Жванца крымский хан в очередной раз пре­дал своих союзников. Однако на этот раз предательство татар не привело к мирным перег оворам. Ситуация в конце 1653 г. радикальным образом изме­нилась, у повстанцев появился новый, более надежный союзник и покрови­тель — Россия.

В 1648-1653 гг. Б.М. Хмельницкий неоднократно обращался к русскому правительству с просьбой о присоединении Украины к России. Общие вера и национальные корни делали такое присоединение не только возможным, но и естественным выходом из многолетней борьбы украинского и белорусского народа с Речью Посполитой. Сама эта идея опиралась на многочисленные прецеденты, когда представители польской православной церкви и казачест­ва пытались побудить русского царя взять Украину под свое покровительст­во (посольства 1622, 1625 гг.). Однако в 20-е гг. XVII в. Россия еще не опра­вилась от тяжелых экономических и политических последствий Смутного времени и не была готова вступить в борьбу с таким сильным противником, каким являлась Речь Посполитая, В конце 1640 — начале 1650-х гг. Москва опять-таки долгое время не могла дать определенного ответа: в стране буше­вали городские восстания, да и само предложение Б.М. Хмельницкого было несколько несвоевременным, с Польшей как раз велись переговоры о совме­стных действиях против крымского хана и Османской империи. Требовалось круто переориентировать всю внешнюю политику, т.е. принять весьма труд­ное и ответственное решение, — решение, которое на многие годы вперед предопределило бы дипломатическую и военную судьбу России. И решение это было принято: 1 октября 1653 г. Земский собор в Москве постановил Удовлетворить просьбу Б.М. Хмельницкого о присоединении русского, укра­инского и белорусского народов. Польше была объявлена война. На Украину отправлено посольство во главе с боярином В.В. Бутурлиным.

8 января 1654 г. Переяславская рада единодушно ратифицировала поста­новление московского Земского собора. Б.М. Хмельницкий, казацкая стар­шина, казаки, мещане и другие были приведены к присяге. Согласно приня­тому соглашению Россия признавала выборность гетмана и все местные ор­ганы власти, сложившиеся во время освободительной борьбы, а также право Украины устанавливать дипломатические отношения со всеми странами, кроме Польши и Турции, и иметь реестровые войска до 60 тыс. человек.

В январе 1654 г. русские войска перешли в наступление. Начался первый этап русско-польской войны (январь 1654 г. — 24 октября 1656 г.), в течение которого у Речи Посполитой были отвоеваны Смоленск и 33 города в Вос­точной Белоруссии (Полоцк, Витебск, Могилев и др.).

[1]  Б.М, Хмельницкий (ок. 1595-1657) — сын казацкого старшины, Чигиринский сотник; получил образование в Киеве и Львове; знал польский, латинский и турецкий языки; был войсковым писарем, неоднократно участвовал в посольствах к польскому королю, два года провел в турецком плену.

Предложения интернет-магазинов