Международное положение и внешняя политика СССР в 1921-1939 гг.

Полоса признаний советского государства. Договоры с пограничными странами

После установления советской власти Россия оказалась в тяжелейших ус­ловиях экономической и политической блокады. Отсюда и вытекали основ­ные внешнеполитические задачи, стоявшие перед советской дипломатией в первые годы после Октябрьской революции. Решению этих задач в огромной степени способствовали разгром белогвардейских армий и неудачи интер­вентов.

16 января 1920 г. Верховный совет союзников принял резолюцию, со­гласно которой разрешался обмен товарами между Россией, союзными и ней­тральными странами. Это было формальное снятие экономической блокады. Уже 31 марта 1920 г. был подписан советско-эстонский торговый договор — первый торговый договор Советской России с европейским государством.

Огромную роль в разрыве экономической блокады сыграл декрет СНК от 23 ноября 1920 г. о концессиях. Уже осенью того же, 1920 г. американский миллионер Вандерлин начал переговоры о концессии на Камчатке (на кото­рую, кстати, претендовала Япония).

16 марта 1921 г. было заключено советско-английское торговое соглаше­ние, которое означало, прежде всего, что Великобритания иризнала совет­ское государство де-факто. Кроме того, это был первый договор, заключен­ный с великой капиталистической державой.

6 мая 1921 г. было подписано торговое соглашение с Германией, которая пошла дальше Англии, признав представительство РСФСР единственным за­конным представительством России в Германии и предоставив ему диплома­тические права и привилегии.

Аналогичные соглашения вскоре были подписаны с Норвегией, Австри­ей, Италией, Данией и Чехословакией,

Наряду с экономической в эти же годы была прорвана и политическая блокада.

2 февраля 1920 г. в Юрьеве (Тарту) был подписан первый мирный дого­вор между РСФСР и европейским государством — Эстонией (по договору

РСФСР признавала независимость Эстонии, отказывалась от эстонской доли в общерусских долгах, передавала Эстонии 15 млн руб. золотом и безвоз­мездно все корабли российского флота, оказавшиеся к моменту подписания договора в руках эстонцев).

Советско-эстонский договор положил начало установлению нормальных дипломатических отношений между Советской Россией и соседними буржу­азными государствами Европы.

12 июля 1920 г. был подписан мирный договор между РСФСР и Литвой; 11 августа 1920 г. — между РСФСР и Латвией; 14 октября 1920 г. — между РСФСР и Финляндией. Заключение мирных договоров с Эстонией, Литвой, Латвией и Финляндией означало разрыв «санитарного кордона», созданного Антэнтой вокруг Советской России,

18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор между Советской Россией и Польшей: к Польше отходили западно-украинские и белорусские земли.

В течение 1921 г. мирные договоры были заключены также с восточными соседями России: 26 февраля — с Ираном, 28 февраля — с Афганистаном, 16 марта — с Турцией, 5 ноября — с Монголией. В соответствии с условиями этих договоров решатся пограничный вопрос, признавалась независимость Ирана, Афганистана, Турции и Монголии; в собственность этих государств отходило имущество царской России, находившееся на их территории; Со­ветское государство обещало им материальную и техническую поддержку…

Первые успехи Советской России, отстоявшей свою политическую и эко­номическую независимость в период гражданской войны и иностранной ин­тервенции; новая экономическая политика советского правительства, откры­вавшая перспективы для сотрудничества с буржуазными странами; установление дипломатических отношений с соседними государствами — все это вместе взятое заставило даже самых свирепых противников советской власти отказаться от планов немедленного военного вмешательства в дела молодой советской республики и, признавая ее de facto, сесть за стол перего­воров. Ярким показателем произошедших изменений стало участие России в международных конференциях и дипломатическое признание ее со стороны основных капиталистических держав.

Участие России в Генуэзской, Гаагской, Московской и Лозаннской конференциях. Дипломатическое признание СССР капиталистическими странами

Первая международная конференция с участием России проходила в Ге­нуе с 10 апреля по 19 мая 1922 г. Наряду с Россией в ней приняли участие 29 стран (США — в качестве наблюдателя). Советскую делегацию возглав­лял народный комиссар иностранных дел Г.В. Чичерин. Основной целью со­зыва конференции являлось стремление великих капиталистических держав решить в свою пользу вопрос о национализированном имуществе иностран­ных капиталистов в России и о долгах царского и Временного правительств. Что касается Советской республики, то она была заинтересована в получении кредитов — прежде всего для восстановления разрушенного войной народ­ного хозяйства.

В ходе конференции среди представителей буржуазных государств обра­зовалось две группировки:

  • англо-итальянская, готовая пойти на некоторые уступки (частичный от­каз от военных долгов прежних правительств, замена реституции собствен­ности иностранцев на территории России компенсацией в форме долгосроч­ной аренды, концессии и т.п.);
  •  франко-бельгийско-японская, занявшая непримиримую позицию (вы­плата всех долгов, возвращение национализированного имущества и т.д.). Впрочем, по отношению к России представители и той и другой группировок выступали единым фронтом.

Советской делегации был предъявлен Лондонский меморандум экспер­тов, предусматривавший создание Комиссии русского долга (по образцу ко­миссий в колониально-зависимых странах), которая имела бы возможность вмешиваться во внутренние дела советского государства. В ответ советская делегация предъявила контрпретензии (меморандумы от 20 апреля и от 11 мая) в связи с ущербом, нанесенным интервентами хозяйству Советской России в ходе Гражданской войны (39 млрд золотых руб.).

Огромное значение для укрепления позиций советской делегации на кон­ференции имело подписание двустороннего Рапалльского договора России и Германии (!6 апреля 1922 г.), предусматривавшего восстановление диплома­тических отношений, взаимный отказ от возмещения военных расходов и убытков, а также отказ Германии от претензий в связи с аннулированием старых долгов и национализацией иностранной собственности в России. Германия, потерпевшая поражение в Первой мировой войне и поставленная Версальским мирным договором в положение изгоя в международных отно­шениях. являлась естественным союзником Советской республики. И для Германии, и для России дипломатическое и экономическое сотрудничество означало прежде всего прорыв дипломатической изоляции, в которую эти страны были поставлены международным сообществом. Одновременно за­ключение этого договора стало поворотным пунктом во взаимоотношениях России с западноевропейскими государствами, при том что Германия на про­тяжении целого десятилетия оставалась для России главным политическим и экономическим партнером в Европе.

На Генуэзской конференции советская делегация поставила также вопрос о всеобщем разоружении, однако участники конференции обсуждать его от­казались.

Гаагская конференция (26 июня (19 июля) 1922 г.) явилась продолжением Генуэзской, но на ней присутствовали не полномочные представители стран- участниц, а только эксперты. Приглашены были все страны-участницы Гену­эзской конференции, кроме Германии. Обсуждались те же вопросы, что и в Генуе. Из-за непримиримой позиции США, Франции и Бельгии конференция не привела к каким-либо практическим результатам.

Вопрос о разоружении стал центральным на Московской международной конференции (2-12 декабря 1922 г.), в работе которой приняли участие по­граничные страны: Россия, Польша, Финляндия, Латвия и Эстония. Совет­ская делегация предложила план взаимного пропорционального сокращения сухопутных вооруженных сил, их уменьшение в течение 1,5-2 лет до 1/4 на­личного состава (т.е. на 75%). Предлагалось также сократить военные расхо­ды путем установления одинаковой для всех договаривающихся сторон бюджетной цифры расходов на одного военнослужащего; осуществить вза­имную нейтрализацию пограничной зоны и распустить все иррегулярные во­енные формирования.

Делегации Польши, Финляндии, Латвии и Эстонии выдвинули проект до­говора о ненападении и арбитраже и согласились сократить вооруженные си­лы на 25%. Однако 11 декабря в декларации-ультиматуме эти государства выступили против пропорционального сокращения армий, и переговоры, та­ким образом, были сорваны.

Еще одна международная конференция начала 20-х гг., в работе которой активное участие принимала Россия — Лозаннская — состоялась 20 ноября 1922 г. — 24 июля 1923 г. (2-й этап начался 23 апреля 1923 г.). В конференции участвовали: Англия, Франция, Италия — в качестве приглашающих держав; Япония, Греция, Румыния, Югославия, Турция. От США традиционно при­сутствовал «наблюдатель». Советская Россия, Болгария, Албания, Бельгия, Голландия, Испания, Португалия, Норвегия и Швеция были привлечены лишь к обсуждению отдельных вопросов (для России это был вопрос о чер­номорских проливах).

Центральными в работе конференции являлись проблемы Ближнего и Среднего Востока.

Программа советской делегации, которую возглавлял Г.В. Чичерин, была от­ражена в выступлении 19 декабря 1922 г.: удовлетворение национальных стрем­лений Турции; закрытие проливов Босфор и Дарданеллы для всех военных ко­раблей в мирное и военное время; полная свобода торгового мореплавания.

Английский проект, предложенный Керзоном и поддержанный Франци­ей, Италией, США и Турцией, начавшими сепаратные переговоры, преду­сматривал признание права свободного прохода через проливы военных ко­раблей всех стран как в мирное, так и в военное время; демилитаризацию побережья проливов и передачу контроля над ними международной комис­сии с участием не только черноморских держав, но и тех, которые находятся в большом отдалении от Черного моря.

На второй этап переговоров советская делегация не была допущена (предлог — в повестке не стоял вопрос о проливах).

Между тем фактически без участия России 24 июля между союзными державами и Турцией был подписан мирный договор и Конвенция о режиме проливов, в основу которой положен проект Керзона, хотя и с ограничением тоннажа военных кораблей, которые могли вводить в Черное море нечерно­морские державы.

14 ав1уста в Риме была подписана соответствующая Лозаннская конвен­ция, не ратифицированная СССР как нарушающая его законные права и не гарантирующая мира и безопасности черноморским странам.

Успехи советской внутренней и внешней политики начала 20-х гг. подго­товили почву для дипломатического признания советского государства ве­дущими капиталистическими странами Европы. Несмотря на то, что ни на Генуэзской, ни на Гаагской, ни на Московской, ни на Лозаннской междуна­родных конференциях советской дипломатии не удалось достичь соглашения ни по одному из рассмотренных вопросов, в целом ее дебют на международ­ной арене можно было признать вполне успешным — провозгласив основные принципы своей внешней политики. Советская республика не поступилась ни одним из этих принципов. Международное положение России значитель­но окрепло. Рапалльский договор й Германией нанес сокрушительный удар по политике изоляции советского государства.

В результате 1924 г. стал годом признания СССР ведущими капиталисти­ческими державами.

В течение 1924—1925 гг. СССР установил дипломатические отношения с 13 буржуазными странами, заключил ряд торговых договоров.

1 февраля 1924 г. последовало признание СССР Великобританией; 7 февраля 1924 г. — Италией, с которой одновременно был подписан торго­вый договор, базировавшийся на режиме наибольшего взаимного благопри­ятствования. Он предусматривал признание монополии внешней торговли СССР, определял правовое положение торгового представительства СССР, предоставлял торговому представителю и членам совета торг предства имму­нитет, а конторам торгпредства — экстерриториальность.

В течение 1924 г. СССР установил дипломатические отношения с Норве­гией, Австрией, Швецией, Грецией, Данией.

В апреле 1924 г. было подписано соглашение с Геджасом — первым араб­ским государством, вступившим в дипломатические отношения с СССР; 28 октября 1924 г. — с Францией; 31 мая 1924 г. — с Китаем; 20 января 1925 г. — с Японией (японские войска выводились с Северного Сахалина: Японии предоставлялись концессии на Северном Сахалине и на Дальнем Востоке); 4 августа 1924 г. — с Мексикой, первым латиноамериканским государством, вступившим в дипломатические отношения с СССР (вторым, и последним до Второй мировой войны, был Уругвай — 21-22 августа 1926 г.).

Международное положение СССР во второй половине 20-х гг. Разрыв дипломатических отношений с Великобританией и Китаем

В конце 20-х гг. международное положение СССР резко ухудшилось. Инициатором антисоветской кампании выступила Великобритания, в кото­рой у власти в этот момент находилось правительство консерваторов (ми­нистр финансов Черчилль, министр внутренних дел Хикс, министр ино­странных дел Чембёрлен, премьер-министр Болдуин, министр по делам Индии Биркинхед). В адрес СССР были выдвинуты следующие обвинения:

  • вмешательство во внутренние дела Китая;
  • оказание материальной и моральной поддержки английским трудя­щимся во время всеобщей забастовки и стачки горняков в Англии, котораяначалась 1 мая 1926 г.;
  • нарушение англо-советского торгового соглашения 1921 г.

В этой связи в июне 1926 г. советскому правительству была вручена нота о вмешательстве во внутренние дела Англии в связи с помощью ВЦСПС анг­лийским горнякам (официально с мая 1926 г. по I марта 1927 г. в фонд по­мощи английским рабочим поступило 16 млн руб., которые были переданы Федерации горняков Великобритании от имени ВЦСПС, а не советского пра­вительства); 23 февраля 1927 г. последовала очередная нота английского правительства, обвинявшего СССР в нарушении англо-советского торгового соглашения. В ответной ноте от 26 февраля 1927 г. советское правительство отрицало выдвинутое обвинение. 12 мая 1927 г, здание АРКОС и торговой делегации СССР было занято вооруженным отрядом английской полиции, несколько дней проводившей тщательный обыск. Советские дипломаты, на­ходившиеся в АРКОСе, были задержаны; некоторые работники торговой де­легации избиты. Материалы, найденные, по словам английской стороны, в АРКОСе и компрометирующие СССР, были опубликованы, однако англий­ское правительство отказалось от предложения лейбористской оппозиции передать документы для проверки парламентской комиссии. 17 мая 1927 г. в ответ на действия английских властей советское правительство выступило с нотой протеста. Английское правительство в ответной ноте от 27 мая 1927 г. пошло на разрыв дипломатических отношений и аннулировало торговое со­глашение 1921 г. 28 мая 1927 г. в своей очередной ноте советское правитель­ство отвергло все обвинения английской стороны в свой адрес. Однако во­зобновление дипломатических отношений последовало лишь 3 октября 1929 г., когда к власти в Англии пришли лейбористы;

  • преследование религии на территории СССР. В феврале 1930 г. с при­зывом к «крестовому походу» против СССР выступил папа римский. В конце 20-х гг. за интервенцию выступал глава англиканской церкви архиепископ Кентерберийский;
  • применение «принудительного труда» в СССР. В частности, англий­ское правительство предложило провести обследование условий труда «лес­ных» рабочих;
  • проведение политики демпинга — выбрасывания на международный рынок товаров по ценам ниже их себестоимости для дезорганизации хозяйст­ва капиталистических стран; т.е., по существу, это было обвинение в прича­стности к провоцированию экономического кризиса, разразившегося в капи­талистических странах в конце 20-х — начале 30-х гг.

Наряду с Великобританией в антисоветскую кампанию включились дру­гие капиталистические державы.

В конце 1929 г. во Франции был создан «консультативный комитет» для регулирования торговли с СССР. Стали налагаться аресты на ценности, при­надлежавшие советскому торгпредству во Франции.

В июле 1930 г. США первыми ввели дискриминационные меры против советского экспорта.

3 октября 1930 г. французское правительство издало декрет, вводивший лицензионную систему для импорта ряда советских товаров (леса, льна, хле­ба, сахара, патоки, клея, желатина, стеарина, мяса и т.д.). Бойкотировали со­ветские товары также Югославия, Венгрия, Румыния, Бельгия и др.

20 октября 1930 г. последовало постановление СНК об экономических взаимоотношениях со странами, установившими особый ограничительный режим для торговли с СССР: было решено прекратить или максимально со­кратить заказы и закупки в этих странах, прекратить использование транс­портных услуг этих стран, установить особые ограничительные правила для транзитных товаров, идущих в такие страны или приходящих из них, и т.д.

16 июля 1931 г. французское правительство отменило декрет от 3 октября 1920 г., но уже 18 июля 1931 г. провело закон о повышении таможенных та­рифов и ввело контингентирование ввоза по основным статьям импорта, причем для СССР по большинству товаров контингентов выделено не было.

Во второй половине 20-х гг. осложнились отношения СССР с Китаем. Еще в феврале 1923 г. в Кантоне было образовано революционное правительство во главе с Сунь Ятсеном, признанное только СССР. В 1926 г. национально- революционная армия Китая начала революционный поход с Юга на Север. СССР оказал ей помощь оружием, боеприпасами. Кроме того, в Китай были посланы советские военные специалисты во главе с В.К. Блюхером, принявшие активное участие в разработке планов революционного похода.

В свою очередь, в марте 1927 г. капиталистические державы оказали под­держку пекинскому правительству.

6 апреля 1927 г. вооруженная полиция и солдаты пекинского правитель­ства ворвались в здание советского посольства в Пекине, произвели там обыск и арестовали некоторых дипломатических сотрудников. В налете при­няли участие и английские офицеры. Провокационные налеты были совер­шены также на советские консульства в Шанхае и Тяньцзине. По утвержде­нию китайской стороны, при обысках были обнаружены документы, свидетельствующие о вмешательстве СССР во внутренние дела Китая.

10 июля 1929 г. войска милитариста Чжан Сюэ-ляна с ведома Чан Кайши захватили телеграф КВЖД и арестовали свыше 200 советских граждан, рабо­тавших на этой дороге (КВЖД в соответствии с соглашением 1924 г. находи­лась в совместном управлении СССР и Китая). СССР был вынужден отозвать из Китая своих представителей, приостановить железнодорожное сообщение с ним и потребовать отзыва из СССР китайских представителей. На советско- китайской границе одна за другой следовали провокации.

В середине ноября 1929 г. мукденские и белогвардейские войска вторг­лись на советскую территорию в Приморье и Забайкалье. Особая Дальнево­сточная армия под командованием В.К. Блюхера отбила налет и преследова­ла налетчиков уже на китайской территории.

Положение СССР в системе международных союзов и соглашений в кон­це 20-х гг. также было очень непростым.

В октябре 1925 г. в Локарно состоялась конференция, в которой приняли участие Англия, Германия, Франция, Италия, Бельгия, Чехословакия и Поль­ша. Итоговый документ конференции, Рейнский пакт, гарантировал границы западных соседей Германии, отказывая, по существу, в гарантиях ее восточ­ным соседям. Таким образом, Локарнское соглашение было направлено пре­жде всего против СССР, но в то же время оно подрывало безопасность Польши и Чехословакии. Одновременно Германия была включена в Лигу Наций.

В создавшейся ситуации советская дипломатия вынуждена была искать гарантий для своих границ в двусторонних договорах о нейтралитете и вза­имном ненападении с соседними державами. Такие договоры были подписа­ны; 24 апреля 1926 г. — с Германией, 28 сентября 1926 г. — с Литвой, 17 де­кабря 1925 г. — с Турцией, 31 августа 1926 г. — с Афганистаном, 1 октября 1927 г. — с Ираном.

Нелегко складывались отношения и с Польшей. 7 июня 1927 г. был убит русским белогвардейцем, польским подданным Б. Ковердой советский пол­пред в Польше П.Л. Войков. В апреле 1930 г. была предпринята попытка взо­рвать здание советского полпредства в Варшаве.

В начале 1930-х гг. международное положение СССР постепенно стаби­лизировалось, С целым рядом стран были установлены дипломатические от­ношения: в октябре-ноябре 1933 г. — с США (последней из великих держав); в 1933-1935 гг. — с Испанией, Румынией, Болгарией, Албанией, Бельгией, Колумбией и др.

В начале 1930-х гг. нормализовались отношения с Англией и Китаем: 12 де­кабря 1932 г. были восстановлены дипломатические отношения с Китаем, а в 1933 г. последовала отмена эмбарго на ввоз советских товаров в Англию.

В первой половине 1930-х гг. одной из главных задач, стоявших перед со­ветской дипломатией, являлось, как и прежде, укрепление безопасности СССР. В связи с этим в 1931-1932 гг. был заключен целый ряд договоров о ненападении:

  • 17 декабря 1929 г. — продлен договор 1925 г. с Турцией;
  • 24 июня 1931 г. — подписан договор с Афганистаном (аналогичный до­говору 1926 г.);
  • ! октября 1927 г. — с Ираном (аналогичный договору 1921 г.);
  • 25 июля 1932 г. —договор о ненападении с Польшей;
  • 29 ноября 1932 г. —с Францией.

Сходные договоры в том же, 1932 г. были заключены с Финляндией (21 января), Латвией (5 февраля) и Эстонией (4 мая).

Вплоть до 1933 г. (приход к власти национал-социалистов) успешно раз­вивались экономические и политические отношения с Германией — главным партнером СССР в Европе: 14 апреля 1931 г. и 15 июля 1932 г. были заклю­чены советско-г ерманские торговые соглашения (о размещении в Германии советских заказов и предоставлении для этих целей кредитов). В 1932 г. Гер­мания заняла первое место в советском импорте, а СССР — в германском экспорте машин.

Вступление СССР в Лигу Наций

В начале 30-х гг, СССР принял активное участие в международных кон­ференциях по разоружению.

2 февраля 1932 г. открылась конференция в Женеве. СССР выступил с инициативой о всеобщем и полном разоружении, а в случае отклонения этого предложения — о частичном разоружении.

6 февраля 1933 г. СССР внес на рассмотрение Женевской конференции проект декларации об определении нападающей стороны (агрессора). В ре­зультате эту декларацию подписали Эстония, Латвия, Турция, Персия, Польша, Румыния, Афганистан, Чехословакия, Югославия и Литва, а позднее Финляндия (пограничные с СССР страны).

18 сентября 1934 г. СССР был принят в Лигу Наций и получил постоян­ное место в Совете Лиги Наций. В связи с этим событием необходимо отме­тить, что основную задачу своей деятельности в Лиге Наций Советский Союз видел в борьбе за обеспечение оптимальных условий для сохранения мира — прежде всего на европейском континенте. Актуальность этой задачи, особен­но в свете событий, происходивших в Германии (приход к власти национал- социалистов), была очевидна.

В декабре 1933 г. ЦК ВКП(б) принял постановление о развертывании борьбы за создание эффективной системы коллективной безопасности. Нар- коминдел разработал план создания системы коллективной безопасности в Европе:

«1. СССР согласен на известных условиях вступить в Лигу Наций.

  1. СССР не возражает… чтобы в рамках Лиги Наций заключить регио­нальное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии.
  2. СССР согласен на участие в этом соглашении Бельгии, Франции, Чехо­словакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Финляндии или некоторых из этих стран, но с обязательным участием Франции и Польши.
  3. …Участники соглашения должны… оказывать друг другу дипломатиче­скую, моральную и, по возможности, материальную помощь также в случае военного нападения, не предусмотренного самим соглашением…»

Переговоры о создании системы коллективной безопасности

В ноябре 1933 г. СССР предложил США заключить региональный тихо­океанский пакт с участием Японии, США, СССР, Китая и других государств.

В 1934 г. начались переговоры между СССР и Францией о заключении многостороннего регионального договора о взаимопомощи (Восточный пакт). Участниками пакта должны были стать: Польша, Чехословакия, Гер­мания, СССР, Прибалтийские государства и Финляндия. Кроме этого, плани­ровалось заключение отдельного пакта о взаимопомощи между СССР и Францией. Таким образом, Франция стала бы гарантом Восточного пакта, а СССР, наравне с Англией и Италией, — гарантом Локарнского пакта 1925 г.

Главным противником инициатив СССР выступила фашистская Герма­ния, поведшая шумную кампанию в пользу заключения двусторонних дого­воров. 26 января 1934 г. двусторонний договор о ненападении с Германией заключила Польша.

5 декабря 1934 г. было подписано соглашение между СССР и Францией (позже к ним присоединилась Чехословакия): не заключать никаких политиче­ских соглашений с Германией без предварительного совещания друг с другом.

Между тем агрессивность фашистской Германии становилась все очевиднее:

  • 10 декабря 1932 г. в Женеве состоялось совещание глав правительств Англии (инициатор), США, Франции, Италии, Германии. Поводом послужи­ло обещание Германии уйти с Женевской конференции по разоружению, ес­ли не будет признано ее равноправие в вооружениях. В итоге 11 декабря 1932 г. Германия получила право на равенство в вооружениях;
  • в октябре 1933 г. Германия вышла из Лиги Наций;
  • 16 марта 1935 г. в Германии был издан декрет о введении всеобщей во­инской повинности;
  • 7 марта 1936 г. Германия заявила об отказе от Локарнских соглашений и ввела войска в демилитаризованную Рейнскую зону (вплотную к границам Франции);
  • в сентябре 1936 г. в Германии был принят «четырехлетний план», глав­ная цель которого заключалась в переводе всей экономики на военные рель­сы;
  • -в 1936-1937 гг. был создан Антикоминтерновский пакт (Германия, Япония, Италия).

В этой связи чрезвычайно актуально выглядели попытки СССР создать систему коллективной безопасности.

2 мая 1935 г. между СССР и Францией был заключен договор о взаимо­помощи (на 5 лет). Чуть позже подписан аналогичный договор между СССР и Чехословакией. Несмотря на безусловно положительное значение этих со­глашений, они имели целый ряд отрицательных сторон: в частности, не был предусмотрен автоматизм действия обязательств о взаимопомощи; не заклю­чена военная конвенция о формах, условиях и размерах военной помощи; в советско-чехословацком договоре оказание помощи со стороны СССР стави­лось в зависимость от оказания помощи со стороны Франции.

Помощь Испании и Китаю. Вооруженный конфликт у озера Хасан и реки Халхин-Гол

Катализатором возросшей международной напряженности, стремитель­ного роста агрессивности фашистских держав стали события в Испании.

В феврале 1936 г. на выборах в Испании одержали победу партии Народ­ного фронта, создавшие собственное правительство.

В июле 1936 г. генерал Франко при активной германо-итальянской под­держке поднял противоправительственный военный мятеж.

25 июля 1936 г. Франция приняла решение проводить политику нейтра­литета в отношении Испании и запретила вывоз оружия в Испанию.

В августе 1936 г. по инициативе Франции в Лондоне был создан Комитет по невмешательству под председательством лорда Плимута. Членами Коми­тета стали представители Франции, Англии, СССР, Германии, Италии, Анг­лия и Франция прекратили поставки оружия законному испанскому прави­тельству, не сделав ничего, чтобы прекратить германо-итальянскую интервенцию. Аналогичную позицию занимали США, в которых действоват закон о нейтралитете.

В октябре 1936 г. СССР отказался от заключенного соглашения о невме­шательстве и начал поставку в Испанию военной техники. С октября 1936 г. по январь 1939 г. (гражданская война в Испании закончилась в марте 1939 г.) СССР поставил в Испанию: самолетов — 648, танков — 347, бронеавтомоби­лей — 6, орудий — 1186, пулеметов — 20 648, винтовок — 497 813, также большое количество снарядов, патронов, пороха.

Осенью 1938 г. СССР предоставил Испании кредит на сумму 85 млн долл. В Испанию были направлены советские военные специалисты и советники. Вообще, в Испании воевали добровольцы из 54 стран мира, всего свыше 42 тыс. человек, из которых около 3 тыс., в том числе 160 летчиков, — из СССР. Около 200 русских добровольцев погибли в Испании.

В январе 1939 г. на сессии Лиги Наций Англия и Франция выступили против применения в соответствии со статьей 16-й Устава Лиги Наций кол­лективных санкций против германо-итальянских агрессоров в ИспаЕши { в русле политики умиротворения фашистских агрессоров[1]).

В феврале 1939 г. Англия и Франция официально признали правительство Франко и разорвали дипломатические отношения с законным правительст­вом.

В конце 30-х гг. резко обострилась ситуация и на Дальнем Востоке, где 7 июля 1937 г. Япония начала войну против Китая, захватив в течение корот­кого времени важнейшие торгово-промышленные центры — Шанхай, Пекин, Тяньцзинь, Калган и др.

21 августа 1937 г. между СССР и Китаем был подписан договор о ненапа­дении. По существу, в этот период только СССР оказал Китаю реальную под­держку: дипломатическую, военную, техническую и т.д. 1 марта 1938 г. было заключено соглашение о займе в 50 млн долл., предоставляемом СССР Ки­таю. В том же, 1938 г. Китаю был предоставлен еще один кредит в 50 млн. долларов. В счет этих кредитов СССР поставил Китаю в 1938-1939 гг. около 600 самолетов, 100 пушек и гаубиц, свыше 8 тыс. пулеметов, а также транс­портные средства, снаряды, патроны и другие военные материалы. К середи­не февраля 1939 г. в Китае находилось 3665 советских военных специали­стов. Погибло в Китае свыше 200 советских добровольцев.

Международное положение СССР накануне Второй мировой войны. Мюнхенский сговор. Советско-англо-французские переговоры весной и летом 1939 г.  Советско-германский договор о ненападении

Между тем, захватив большую часть Китая, Япония приблизилась к совет­ской границе. Летом 1938 г. последовали отдельные вооруженные столкнове­ния на советско-китайской границе. В августе 1939 г. произошел вооруженный конфликт в районе озера Хасан (неподалеку от Владивостока). Японская груп­пировка была отброшена. Со стороны Японии это была первая разведка боем. 13 мае 1939 г. японские войска вторглись в Монголию. Части Красной армии под командованием Г.К. Жукова разгромили их в районе реки Халхин-Гол, (Договор о взаимопомощи с МНР СССР подписал еще 12 марта 1936 г.)

В конце 1930-х гг. СССР оказался в сложной политической ситуации. С одной стороны, крупнейшие капитазистические державы всячески саботи­ровали создание коллективной системы безопасности, а с другой — эти же государства в обстановке растущей агрессии со стороны фашистских держав проводили политику «умиротворения» агрессора. Эта политика нашла свое отражение и в позиции Англии и Франции по отношению к гражданской вой­не в Испании, и в безнаказанном аншлюсе (присоединении) Австрии, осуще­ствленном Германией 12-13 марта 1938 г. Наконец, кульминацией этой по­литики стало Мюнхенское соглашение.

19 сентября 1938 г. в ответ на требование немецкого правительства о при­соединении к Германии Судетской области, населенной немцами, Англия и

Франция предъявили ультиматум Чехословакии: удовлетворить требования Гитлера, расторгнув договор о взаимопомощи с СССР. Этот же ультиматум был предъявлен повторно 21 сентября после официального отказа чехосло­вацкого правительства выполнить условия ультиматума.

29 сентября 1938 г. состоялась Мюнхенская конференция, в которой приняли участие премьер-министр Великобритании Чемберлен, главы пра­вительств Франции (Даладье), Италии (Муссолини) и Германии (Гитлер). Глава правительства Чехословакии (Бенеш) не был допущен на конферен­цию, ожидая своей участи, равно как и участи своей страны в коридоре. Итогом конференции стало соглашение о присоединении Судетской облас­ти к Германии, удовлетворении территориальных притязаний по отноше­нию к Чехословакии со стороны хортистской Венгрии и Польши, а также обязательство Англии и Франции участвовать в международных гарантиях новых границ Чехословакии при обязательстве со стороны Германии ува­жать неприкосновенность новых чехословацких границ. В результате Чехо­словакия потеряла почти 1/5 своей территории и около 1/4 населения, 1/2 своей тяжелой промышленности, а германская граница стала проходить в 40 км от Праги.

Крайне ненадежное внешнеполитическое положение СССР, крах полити­ки коллективной безопасности, принесенной в жертву политике «умиротво­рения» агрессора, ширящаяся экспансия Германии в Европе при попусти­тельстве и даже определенной заинтересованности в восточном направлении этой экспансии со стороны великих европейских держав — все это привело к тому, что внешнеполитические ориентиры Советского Союза постепенно на­чинают меняться.

Между тем 30 сентября 1938 г. была подписана англо-германская, а 6 де­кабря 1938 г. — франко-германская декларация, по сути, пакты о ненападе­нии. Положение СССР становилось все более угрожающим.

2 ноября 1938 г. в ранее принадлежавшем Чехословакии Закарпатье было создано марионеточное государство — Карпатская Украина. Германская пе­чать организовала шумную кампанию за присоединение к «независимой» Карпатской Украине Советской Украины. Однако в марте 1939 г. Карпатская Украина была ликвидирована — отдана венгерскому диктатору Хорти.

15 марта 1939 г. германские войска полностью оккупировали Чехослова­кию, ликвидировав ее как государство. Чехия была превращена в провинцию германского рейха — протекторат Богемия и Моравия. Словакия отделена от Чехии и превращена в марионеточную республику. Южная ее часть еще в ноябре 1938 г. была, в свою очередь, отдана хортистской Венгрии.

18 марта 1939 г. СССР выступил с нотой протеста против действий гер­манского правительства, однако и на этот раз оказался в меньшинстве — протест не был поддержан ведущими европейскими государствами.

22 марта 1939 г. Германия оккупировала Клайпеду (Литва).

23 марта 1939 г. было подписано немецко-румынское экономическое со­глашение, которое отдавало хозяйство Румынии под германский контроль.

24 марта 1939 г. Германия потребовала у Польши согласия передать Гер­мании Данциг (Гданьск) и предоставить ей экстерриториальную автостраду и железную дорогу, перерезающие «польский коридор». В порядке угрозы

Германия вскоре аннулировала германо-польский пакт о ненападении от 26 января 1934 г.

В 1939 г. Германия расторгла англо-германское военно-морское соглаше­ние 1935 г., а затем предъявила претензии на свои бывшие колонии, отнятые у нее Англией и Францией по Версальскому договору.

22 декабря 1938 г. Италия, в свою очередь, расторгла Конвенцию о вза­имном уважении территориальной целостности государств в Центральной Европе и консультативный пакт с Францией, заключенные 7 января 1935 г., а затем предъявила Франции территориальные претензии. 7 апреля 1939 г. итальянские войска вторглись в Албанию и захватили ее.

В такой тяжелой международной обстановке начались советско-англо­французские переговоры (весна-лето 1939 г.).

Советские предложения были сделаны 17 апреля 1939 г.:

  1. заключить соглашение на 5-10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе военную, в случае агрессии в Ев­ропе против любой из договаривающихся сторон;
  2. Англия, Франция и СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе военную, помощь восточноевропейским государствам между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР в случае агрессии против них;
  3. Англия, Франция и СССР обязуются в кратчайший срок заключить во­енную конвенцию о размерах и формах военной помощи;
  4. Англия, Франция и СССР обязуются после начала военных действий не вступать в сепаратные переговоры с противником.

По мере ведения переговоров СССР согласился распространить свою по­мощь на Бельгию, Грецию, Турцию (в случае нападения Германии на эти страны, которым Англия и Франция предоставили гарантии независимости), а также на Голландию и Швейцарию.

Англо-французские предложения были сделаны 14 апреля 1939 г.; СССР окажет помощь в случае агрессии против какого-либо его европейского сосе­да, который оказал бы сопротивление.

Европейскими соседями СССР являлись Финляндия, Эстония, Латвия, Польша, Румыния. Два последних государства имели гарантии от Англии и Франции, и, следовательно, оказывая им помощь, СССР мог рассчитывать, что будет воевать против агрессора в союзе с двумя другими великими дер­жавами. Однако в случае фашистского нападения на Финляндию, Эстонию или Латвию СССР оставался один на один с агрессором. Фактически такое соглашение указало бы Гитлеру стратегическое направление агрессии, кото­рое ему следует избрать, чтобы заставить СССР воевать в изоляции.

В ходе дальнейших переговоров Англия и Франция пошли на некоторые уступки, однако камнем преткновения оставались вопросы о военной кон­венции (ее разработка откладывалась до заключения политической конвен­ции, в то время как СССР настаивал на одновременном подписании этих до­кументов), об определении «косвенной агрессии» (ни Англия, ни Франция не признавали в случае «косвенной агрессии», т.е. организации в странах При­балтики государственных переворотов или проведения ими прогитлеровской политики, своих обязательств перед СССР).

3 мая 1939 г. М.М. Литвинова на посту наркома иностранных дел сменил В.М. Молотов. Это отражало постепенную переориентацию советского руко­водства в вопросах внешней политики в сторону сближения с Германией в случае неудачи советско-англо-французских переговоров.

23 июля 1939 г. СССР предложил начать военные переговоры между представителями вооруженных сил СССР, Англии и Франции.

25 июля 1939 г. предложение СССР было принято.

5 августа 1939 г. английская и французская военные миссии выехали в Москву. Во главе их стояли второстепенные фигуры: адмирал Драке (Анг­лия), не обладавший полномочиями на ведение переговоров, и генерал Ду- менк (Франция). Советскую военную миссию возглавил нарком обороны К.Е. Ворошилов, получивший широкие полномочия. В инструкции англо­французской военной миссии ставилась цель: уклоняться от заключения кон­кретного соглашения, не обсуждать вопрос о проходе советских войск через территории Польши и Румынии.

План советской миссии заключался в следующем: Красная армия должна была выставить против агрессора в Европе 136 дивизий, 5 тыс. тяжелых ору­дий, 9-10 тыс. танков и 5-5,5 тыс. боевых самолетов; участие в совместных военных операциях Польши и Румынии. План имел 3 варианта, которые пре­дусматривали действия СССР в случае нападения агрессора на: Англию и Францию; Польшу и Румынию; СССР.

Англия и Франция должны были выставить 70% сил, указанных СССР.

Любой вариант плана предполагал, что советские войска должны будут пройти через румынскую и польскую территории.

Заседания военных миссий 13-17 августа прошли бесплодно. По предло­жению Дракса был сделан перерыв до 21 августа якобы с целью получить от­вет из Лондона и Парижа. 21 августа на предложение Дракса снова отложить переговоры до 23 августа К.Е. Ворошилов ответил отказом.

23 августа 1939 г. в Москве был заключен советско-германский договор о ненападении, рассчитанный на 10 лет (пакт Молотова — Риббентропа). К нему был приложен секретный протокол о разграничении сфер влияния в Восточной Европе, Германия признавала интересы СССР в Прибалтике (Лат­вия, Эстония, Финляндия) и Бессарабии.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. Союзники Польши — Ве­ликобритания и Франция 3 сентября объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война.

17 сентября 1939 г. после разгрома немцами польской армии и падения польского правительства Красная армия вступила в Западную Белоруссию и Западную Украину.

28 сентября 1939 г. был заключен советско-германский договор «О друж­бе и границе», закрепивший эти земли в составе СССР. Одновременно СССР настоял на заключении соглашений с Эстонией, Латвией и Литвой, получив право размещения своих войск на их территории. В этих республиках в усло­виях присутствия советских войск были проведены выборы в законодатель­ные органы, на которых победили коммунистические силы. В 1940 г. Эсто­ния, Латвия и Литва вошли в состав СССР.

В ноябре 1939 г. началась советско-финская война. СССР был исключен из Лиги Наций. В марте 1940 г. война окончилась, и между СССР и Финлян- дней был заключен мирный договор, в соответствии с которым к СССР ото­шел весь Карельский перешеек.

Летом 1940 г. Румыния уступила СССР Бессарабию и Северную Буковину.

Таким образом, советско-германский договор от 23 августа 1939 г. был реализован de facto.

Внешнюю политику Советской России периода 1921-1939 гг. нельзя рас­сматривать в отрыве от деятельности III Интернационала — основного про­водника идеологической политики Российской коммунистической партии на международной арене.

Прорыв политической и экономической блокады в начале 1920-х гг., по­лоса дипломатических признаний, заключение торговых договоров, участие в международных конференциях не ликвидировали идеологического и полити­ческого противостояния молодой Советской республики и капиталистиче­ских держав, противостояния, которое служило постоянным источником на­пряженности во взаимоотношениях этих стран и нередко создавало угрозу прямого военного столкновения. Действительно, с образованием советского государства в международных отношениях сложилась нетипичная ситуация, с одной стороны, молодая Советская республика заявляла о своем стремле­нии к миру, к налаживанию экономических и политических связей с буржу­азными странами, а с другой — возглавляла и координировала деятельность организации, конечной целью которой являлась дестабилизация обстановки внутри этих стран, захват власти и установление диктатуры пролетариата; т.е. речь шла, по существу, о прямом вмешательстве во внутренние дела сво­их реальных и потенциальных торговых и дипломатических партнеров. Впрочем, в свою очередь, сами эти партнеры видели в Советской России главного внешнеполитического противника внё зависимости от существова­ния III Интернационала. На территории Франции, Германии, других госу­дарств не только проживали, но и активно занимались антисоветской дея­тельностью белоэмигранты, имевшие собственные организации, денежные средства, издававшие собственную литературу и т.д. И следует отметить, что именно белоэмигранты задавали тон в отношении к советской власти и всему коммунистическому движению в целом. Таким образом, каждая из сторон, выражая заинтересованность в развитии дипломатических и экономических отношений, в политическом и идеологическом плане оставалась на позициях враждебного противостояния, и в любой момент эта враждебность могла найти выход в тех или иных не только дипломатических и экономических, но и военных акциях.

III Интернационал

Внешняя политика советского государства с самого момента его возникновения носила дуалистический характер, обусловленный наличием двух приоритетов — государственных интересов и интересов мирового революционного движения. Дуализм этот с самого начала приводил к острейшим внутрипартийным дискуссиям (например, при подписании Брест-Литовского мирного договора с Германией в 1918 г.). После смерти В.И. Ленина, чей авторитет, безусловно, являлся сдерживающим и консолидирующим фактором, полемика приобрела еще более острый характер, прежде всего между И.В. Сталиным — сторонником теории построения социализма в одной стра­не — и Л.Д. Троцким — теоретиком всемирной перманентной революции. III Интернационал стал важнейшим полем этой борьбы. В результате в 1928 г. на VI конгрессе Коминтерна победу одержала «государственная» точ­ка зрения — интересы мирового революционного движения, зарубежных коммунистических партий сознательно были подчинены интересам советско­го государства. Впрочем, следует отметить, что с момента учреждения III Интернационала, защита советской государственности являлась одной из центральных задач этой организации; Советская Россия провозглашалась форпостом мировой революции, который следовало оберегать всеми воз­можными силами и средствами. Бесспорен, например, огромный вклад дея­телей III Интернационала в защиту советской власти от иностранной интер­венции, в организацию экономической помощи и проч.

Не следует, однако, думать, что рождение III Интернационала было обу­словлено стремлением советского руководства создать мощный рычаг давле­ния на капиталистические страны, дабы использовать этот рычаг исключи­тельно в интересах собственного государства. III Интернационал был создан на волне мощной революционизации рабочего движения во всем мире, по­следовавшей после Великой Октябрьской революции в России, на волне бур­жуазно-демократических революций в Германии и Австро-Венгрии, установ­ления советских республик в Баварии, Венгрии, Словакии (1919) и Финляндии (1918), в обстановке стремительного развития коммунистическо­го движения (в 1918 г. в Европе появились первые коммунистические партии — в Финляндии, Голландии, Германии, Австрии, Венгрии, Польше). Ок­тябрьская революция остро поставила вопрос политического и организаци­онного размежевания революционной и оппортунистической тенденций в рабочем движении. В центре идейно-политической борьбы были вопросы об отношении к Октябрьской социалистической революции, ее международно­му значению, о задачах, стратегии, тактике и организации рабочего класса капиталистических стран в новых условиях. В отличие от оппортунистов коммунисты, а равно и представители некоторых других левых партий и групп были уверены, что Октябрьская социалистическая революция положи­ла начало мировой социальной революции.

3-10 февраля 1919 г. в Берне (Швейцария) состоялась конференция социал- реформистов, попытавшихся возродить II Интернационал. Тон на конференции задавали признанные лидеры социал-реформизма: К. Каутский, Э. Бернштейн, Р. Макдональд и др. Резолюции носили ярко выраженный оппортунистический характер: выражалась надежда на справедливые решения Парижской мирной конференции, где в это время закладывалось будущее послевоенной Европы; деятельность американского президента Вильсона оценивалась как «миротвор­ческая» и «демократическая»; остро критиковался большевизм, диктатура про­летариата, парламентская демократия провозглашалась единственно возмож­ным путем к «социальной реорганизации» общества, в то же время содержался отказ от открытого осуждения Советской России в связи с недостатком инфор­мации о последней. Образованную в результате этой конференции организа­цию стали в дальнейшем именовать Бернским или Лондонским (по расположе­нию штаб-квартиры) Интернационалом.

Стремление, с одной стороны, противостоять мировому социал- реформизму, а с другой — создать такую международную организацию, ко­торая могла бы возглавить начавшуюся мировую социальную революцию, сплотить идейно и политически, а также скоординировать работу коммуни­стических партий в разных странах, привело к созданию III — Коммунисти­ческого — Интернационала, I (Учредительный) конгресс которого состоялся в марте 1919 г. в Москве. В работе этого конгресса участвовало всего 52 де­легата, представлявших 35 коммунистических и левых социалистических ра­бочих партий и групп из 21 страны (Советская Россия в тот момент находи­лась в кольце блокады и многие делегаты просто не смогли прибыть в Москву). РКП(б) как самая массовая партия, партия — организатор конгрес­са, к тому же партия власти в единственной в мире стране, объявившей о строительстве социалистического строя, с самого начала пользовалась почти непререкаемым авторитетом и оказывала самое непосредственное влияние на весь ход и резолюции конгресса. Делегацию РКП(б) возглавлял В.И. Ленин. В состав делегации входили крупнейшие лидеры Советского государства — Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Д. Троцкий и, что весьма показательно, ми­нистр иностранных дел Г.В. Чичерин. Конгресс принял временную програм­му «Тезисы Коммунистического Интернационала», в которой современная эпоха оценивалась как эпоха революционного перехода от капитализма к со­циализму и формулировались конечные цели Коминтерна: установление диктатуры пролетариата и советской власти в буржуазных странах. Кроме того, на конгрессе резкой критике подвергся социал-реформизм (доклад В.И. Ленина «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата»; обсуж­дение вопроса об отношении к социалистическим течениям и Бернскому Ин­тернационалу); была признана необходимость использования буржуазно- демократических прав и свобод — прежде всего парламента; принят имев­ший большое пропагандистское значение «Манифест Коммунистического Интернационала к пролетариям всего мира» и воззвание «К рабочим всех стран». На конгрессе был избран Исполком Коминтерна (ИККИ) из предста­вителей Советской России, Германии, Австрии, Венгрии, Балканской феде­рации, Швейцарии и Скандинавии (председателем Исполкома позднее был утвержден Г.Е. Зиновьев). Исполкому было поручено подготовить проект Устава III Интернационала.

Создание Коминтерна имело огромное международное значение. Ускори­лось развитие мирового коммунистического движения. В 1919-1920 гг. аме­риканские, французские и итальянские социалисты, немецкие и английские независимцы и др. вышли из II Интернационала; ИСП вступила в Коминтерн, а лидеры НСДПГ и СФИО начали переговоры о вступлении.

В создавшихся условиях огромное значение приобрел вопрос об усло­виях приема в Коминтерн — этот вопрос стал центральным в повестке II конгресса Коминтерна, состоявшегося 19 июля-7 августа 1920 г. в Пет­рограде и Москве (с 23 июля). В работе этого конгресса приняли участие 217 делегатов от 67 организаций из 37 стран. Наряду с коммунистами здесь присутствовали немецкие независимцы и французские социалисты (с пра­вом совещательного голоса), представители молодежных и синдикалист­ских организаций.

На конгрессе было завершено организационное оформление Н1 Интерна­ционала: принят Устав и «21 условие приема в Коминтерн». Согласно Уста­ву, Коминтерн представлял собой мировую коммунистическую партию и, со­ответственно, входившие в него организации должны были именоваться — коммунистическая партия такой-то страны — секция Коминтерна; строился Интернационал на принципах демократического централизма; его верховным органом являлся конгресс, а в промежутках между работой конгрессов — Исполком (ИККИ), решения которого являлись обязательными для всех вхо­дящих в Коминтерн орг анизаций. Среди условий приема в Коминтерн глав­ными были: признание принципов и программы Коминтерна, активная борь­ба за их реализацию и полный разрыв с оппортунизмом.

Работа конгресса протекала в обстановке всеобщей уверенности в скорой победе мировой революции, основанием для которой служил послевоенный социально-политический кризис в капиталистических странах, стремитель­ный рост авторитета III Интернационала, падение престижа II Интернацио­нала, успехи Красной армии в войне против Польши. Эта уверенность приве­ла, с одной стороны, к переоценке перспектив мировой революции, а с другой — к недооценке влияния социал-демократии.

Параллельно с работой II конгресса Коминтерна в конце июля — начале августа 1920 г. в Женеве собрался социал-демократический конгресс, восста­новивший II Интернационал. Чуть позже, в феврале 1921 г., на конференции в Вене центристы, вышедшие прежде из II Интернационала и не принятые в Коминтерн, основали Международное объединение социалистических пар­тий (Двухсполовинный Интернационал). В мае 1923 г. в Гамбурге произошло объединение этих организаций и был создан единый Рабочий социалистиче­ский интернационал (РСИ).

Не удалось коммунистам привлечь на свою сторону и большинство рабо­чих — социал-реформисты продолжали держать под своим контролем ос­новную часть профсоюзов капиталистических стран. Самым влиятельным международным профсоюзным центром являлся Амстердамский Интерна­ционал профсоюзов, созданный летом (28 июля — 2 августа) 1919 г. и дейст­вовавший в тесном сотрудничестве со II Интернационалом. Наряду с Амстердамским активно действовали реформистские Международная кон­федерация христианских (католических) профсоюзов (Утрехтский Интерна­ционал, созданный в 1920 г.). анархо-синдикалистское Международное това­рищество рабочих и др. В противовес реформистским профсоюзам коммунисты в июле 1921 г. основали Красный Интернационал профсоюзов (Профинтерн), действовавший в тесном контакте с III Интернационалом. Од­нако стать главным мировым профсоюзным центром Профинтерн не сумел.

К 1921 г. изменилась и международная общеполитическая ситуация: в ав­густе 1920 г. провалилось наступление Красной армии на Варшаву, — поль­ский рабочий класс в значительной своей части не только не поддержат это наступление, но и открыто выступил против советских войск; в сентябре 1920 г. потерпел поражение итальянский рабочий класс; поражением закон­чилось выступление рабочего класса в Средней Германии и стачка горняков в Англии весной 1921 г. В этих условиях чрезвычайную актуальность приоб­рел вопрос об изменении стратегии и тактики мирового коммунистического движения. Именно этот вопрос стал центральным в повестке III конгресса Коминтерна.

Разработанная В.И. Лениным новая политическая линия —тактика единого фронта — впервые была сформулирована в «Открытом письме» ЦК КПГ к ру­ководителям всех рабочих партий и организаций Германии от 7 января 1921 г. Эта линия сразу же вызвала шквал критики — прежде всего со стороны «ле­вых» коммунистов, проповедовавших так называемую «теорию наступления» (наступательная тактика при любом соотношении сил и в любых условиях, вступление в авангардные бои и недопустимость каких-либо компромиссов с другими рабочими партиями и организациями). Несмотря на сильные позиции «левых» коммунистов, 111 конгресс Коминтерна после долгих дебатов принял решение о проведении тактики единого фронта. Во многом этому решению способствовало поражение восставшего пролетариата Средней Германии в марте 1921 г. (конгресс состоялся в июне-июле 1921 г. в Москве). Однако пре­творить в жизнь тактику единого фронта в 1920-х гг. не удалось не было единства среди коммунистов (прежде всего по вопросу о степени возможного компромисса с реформистами и другими некоммунистическими партиями и группами), лидеры II и Двухсполовинного Интернационалов, в свою очередь, саботировали даже саму возможность подобною единения (в частности, во­прос о созыве международного рабочего конгресса).

Таким образом, вопрос о едином фронте остался открытым. На IV кон­грессе Коминтерна в иоябре-декабре 1922 г. (в Петрограде и Москве) вопрос этот снова оказался в центре внимания: идея тактики единого фронта была дополнена лозунгом создания на парламентской основе рабочего правитель­ства как возможной формы перехода к диктатуре пролетариата. На IV кон­грессе впервые одной из центральных задач была определена борьба с меж­дународным фашизмом, опять-таки на основе тактики единого фронта. Однако до реального претворения в жизнь принятых на конгрессе решений по тактическим вопросам дело опять не дошло.

V конгресс Коминтерна состоялся в июне-июле 1924 г. в Москве. Меж­дународная обстановка к этому моменту существенно изменилась: в капита­листических странах был преодолен социально-политический кризис и на­ступил этап временной стабилизации; существенно сократилась численность компартий, многие из которых ушли в подполье; резко возрос авторитет со­циал-реформизма. Наконец, это был первый конгресс без В.И. Ленина — признанного лидера мирового коммунистического движения. На конгрессе ярко проявилась наметившаяся еще прежде тенденция к догматической абсо­лютизации опыта РКП(б). В оценке международной ситуации участники кон­гресса исходили из ошибочного убеждения в приближении нового револю­ционного взрыва. В тактических установках, на словах выступая за единый фронт, лидеры Коминтерна фактически исключили малейшую возможность сотрудничества с некоммунистическими партиями и организациями, прикле­ив социал-демократам ярлык «умеренного крыла фашизма».

В ноябре-декабре 1926 г. состоялся VII расширенный пленум ИККИ, на котором были рассмотрены вопросы о всеобщей стачке английских горняков, о развитии китайской революции, а также о деятельности троцкистско- зиновьевского блока в ВКП(б). Г.Е. Зиновьев был снят с поста председателя ИККИ, а фактическим руководителем Коминтерна до 1929 г. стал Н И. Бу­харин.

В июле августе 1928 г. в Москве собрался VI конгресс Коминтерна, ко­торый принял Программу, обосновал скорый крах стабилизации и наступле­ние новой фазы мировой революции, а также принял ряд тактических реко­мендаций, большинство из которых носило ошибочный, сектантский характер (например, социал-демократия в очередной раз была отождествлена с фашизмом; была выдвинута идея тактики «Класс против класса», отрицав­шая политику классовых союзов и компромиссов и т.п.).

VII конгресс Коминтерна состоялся 25 июля — 21 августа 1935 г. в Моск­ве. Центральным в повестке был вопрос о борьбе с фашизмом. Возросшая международная напряженность (прежде всего в связи с приходом национал- социалистов к власти в Германии), растущая агрессивность фашистских дер­жав — все это способствовало коренному повороту в стратегии и политике коммунистов. Борьба за единый пролетарский антифашистский фронт на ос­нове компромиссов с некоммунистическими партиями и группами провоз­глашается главной задачей момента. Значение этого конгресса было огромно. В ряде стран по инициативе коммунистов были созданы народные фронты, остановившие развитие в этих странах фашизма (Франция, Испания, Чили, Мексика, Китай). Движение солидарности достигло своего апогея в период гражданской войны в Испании, когда по инициативе Коминтерна были соз­даны интернациональные бригады, объединившие не только коммунистов, но и представителей других политических направлений, и беспартийных. Однако одновременно со второй половины 1930-х гг. начинаются массовые репрессии по отношению к деятелям III Интернационала со стороны сталин­ского руководства. Больше всего пострадали представители фашистских и полуфашистских стран, а также коммунисты, сражавшиеся в интернацио­нальных бригадах в Испании. В результате к началу Второй мировой войны Коминтерн был обескровлен, а смена внешнеполитической ориентации СССР и заключение советско-германских соглашений окончательно подор­вало его международный авторитет.

[1] Политика умиротворения фашистских агрессоров — политика уступок фашистским державам с целью сохранить с ними мирные отношения, направив их агрессию на другие страны, прежде всего на СССР.

Предложения интернет-магазинов