Новая экономическая политика

Экономический и политический кризис начала 20-х гг.

Итогом политики «военного коммунизма» стал экономический и полити­ческий кризис начала 20-х гг.

Из-за недостатка топлива остановился железнодорожный транспорт. Не работали почта, телеграф, остановились некоторые предприятия (не было средств, чтобы наладить их работу). В 1920 г. промышленное производство сократилось в 7 раз по сравнению с довоенным. Сокращение крестьянских посевов привело к тому, что в январе начались перебои с хлебом даже в Мо­скве и Петрограде. Надежда на подвоз продовольствия из Сибири и Северно­го Кавказа не оправдывалась. В Тамбовской области ширится крестьянское повстанческое движение (Антоновщина). В 1921 г. страну постигло стихий­ное бедствие. В результате засухи и неурожая на Украине. Северном Кавказе, в Поволжье и ряде других районов начался голод.

Для преодоления страшного бедствия была создана Центральная комис­сия помощи голодающим во главе с М.И. Калининым (Помгол). Население пострадавших от засухи губерний полностью освобождалось от налогов. До конца 1921 г. туда было направлено 12 млн пудов семян. Проводилась эва­куация голодавших в урожайные губернии. Всего было эвакуировано при­мерно 650 тыс. человек.

Рабочие отчисляли часть своего заработка в пользу голодавшего населе­ния, проводили субботники и воскресники. Заработанные деньги направля­лись трудящимся пострадавших от засухи районов. 13 июля 1921 г. во все страны мира было передано обращение A.M. Горького «Ко всем честным людям!» с призывом всемерно оказывать продовольственную, медицинскую и другую помощь голодавшему населению страны.

В первой половине августа 1921 г. в Берлине создан Заграничный комитет для организации международной помощи голодающим Советской России. В 1921-1922 гг. в Россию поступило продовольствия, товаров и денежных по­жертвований на сумму свыше 5 млн долл.

Начинается «деклассирование» пролетариата — отлив в деревню; одной из форм борьбы стали «волынки» и «зажигалочничество» на предприятиях. В начале 1921 г. начались забастовки рабочих.

Демобилизация возвратила в Россию «повстанческий элемент в невероят­ном количестве». Растет бандитизм.

В марте 1921 г. в Кронштадте произошло восстание, его участники вы­ступали под лозунгами: «Вся власть Советам, а не партиям», «За Советы без большевиков», отмены продовольственнбй разверстки, свободы торговли.

Ярким проявлением кризиса в самой партии стала профсоюзная дискус­сия, развернувшаяся в конце 1920 г., обсуждавшая вопросы о роли масс в строительстве нового общества, о форме государственного управления, об организации производства. Подвести итоги дискуссии должен был X съезд РКП(б).

В этих условиях советское правительство избрало другой экономический курс, так называемую новую экономическую политику (нэп), принципиально отличавшуюся от «военного коммунизма». В то же время Ленин отмечал, что нэп — это попытка продолжить реализацию программы перехода от капита­лизма к социализму, прерванная Гражданской войной.

Курс на новую экономическую политику

Новая экономическая политика осуществлялась с марта 1921 г. до 1929 г.

Неоднозначно понимание нэпа было у тех, кто его проводил. По мнению Ленина, например, сущность нэпа заключалась в налаживании союза рабочих и крестьян. Бухарин видел в нэпе социалистическую диктатуру, опирающую­ся на социалистические производственные отношения в крупной промыш­ленности и регулирующую широкую мелкобуржуазную организацию хозяй­ства. Значительная часть большевиков воспринимала нэп как поражение, уступку капитализму, капитуляцию перед буржуазией.

Современные исследователи считают, что сущность нэпа заключается в восстановлении в ограниченных рамках рыночной экономики при сохране­нии командных высот народного хозяйства в руках партийно-госу­дарственного аппарата.

Тактической целью нэпа стал выход из кризиса путем укрепления эконо­мического союза рабочих и крестьян, стратегической целью — построение социализма.

Основные элементы этой политики: подоходный прогрессивный налог с крестьянства (1921-1922 гг. — продналог), свобода торговли, аренда не­больших предприятий частными лицами, найм рабочей силы, отмена карточ­ной системы и нормированного снабжения, платность всех услуг, перевод промышленности на полный хозрасчет и самоокупаемость.

Первым шагом к введению нэпа стало решение о замене продразверстки натуральным налогом (8 марта 1921 г. на X съезде РКП(б)).

Преобразования в области промышленности и финансов

Основные принципы организации промышленности в условиях нэпа, на­меченные в общих чертах в решениях X партконференции, были более де­тально разработаны в постановлении пленума ЦК партии 9 августа 1921 г. 12 августа 1921 г. были утверждены «Основные положения к восстановле­нию крупной промышленности, поднятию и развитию производства», знаме­новавшие собой начало перевода промышленности на основы хозрасчета.

Была определена очередность восстановления отраслей промышленности — и на первом месте оказалась легкая промышленность, которая должна была увеличить производство предметов широкого потребления. В этой отрасли расчет делался на развитие частной инициативы.

В городах частным лицам разрешалось открывать или брать в аренду мел­кие и отчасти средние предприятия (с мая 1921 г.). В июле началась денацио­нализация предприятий, где по найму работало менее 21 человека. К середи­не 20-х гг. капиталистический сектор в экономике производил до 27% всей продукции. При этом в отношении к частным предприятиям существовала определенная двойственность. Разрешая брать в аренду предприятия легкой промышленности, правительство в то же время всячески подчеркивало опас­ность демонополизации отдельных отраслей. «Отпуская» частные предпри­ятия, партия как бы стремится отмежеваться от них — в 1921 г. принимается несколько постановлений о недопустимости участия членов партии в органи­зации и деятельности артелей на правах владельцев и арендаторов.

Была сделана попытка привлечь иностранный капитал — в 1920 г. был принят закон о концессиях. Создавались специальные акционерные предпри­ятия — русские, иностранные, смешанные. В 1923 г. имелось 24 смешанных общества. В отличие от концессий в них участвовал и капитал советского го­сударства. Однако в 1921 г. было заключено всего 4 концессионных договора и создано 17 смешанных обществ с участием иностранного капитала. Одно из самых серьезных — между правительством РСФСР и Большим Северным телеграфным обществом на эксплуатацию подводных телеграфных линий между Россией, Данией, Японией, Китаем, Швецией и Финляндией; в 1922 г. открылась первая международная авиалиния Москва—Кенигсберг. Выделя­лись также шведские фирмы «СКФ» (изготовление подшипников), «Газоак­кумулятор» и «АСЕА» (электромеханическое оборудование), германская фирма «Крупп» (металлообработка), смешанное русско-американское акцио­нерное общество «Рагаз» (газовая сварка). В целом удельный вес концессий к концу 20-х гг. не превышал в индустриальных отраслях 1,2%, в производстве предметов потребления — 0,3%. Причина заключалась не только в нереши­тельности иностранных предпринимателей, не слишком доверявших совет­скому правительству, но и в позиции самих большевиков. Переговоры о кон­цессиях с иностранными предпринимателями расценивались как «капитуляция перед буржуазией». Некоторые предложения отклонялись (на­пример, в конце 1922 г. было отклонено предложение Уркарта), досрочно расторгались уже достигнутые соглашения.

Оживление мелкой промышленности создавало предпосылки для возрож­дения крупной индустрии. XI партконференция провозгласила основной за­дачей хозяйственного строительства всестороннее укрепление и развитие крупной государственной промышленности. Одной из первоочередных про­блем было восстановление Донбасса. Некоторые успехи в этой области, без сомнения, были достигнуты — если в 1920 г. добыча донецкого угля была 4460,8 тыс. т, то в 1921 г. она достигла 5740 тыс. т. Другой крупной стройкой этих лет был Бакинский нефтяной район. Однако главное место в топливном балансе страны все еще занимали дрова.

Все же, несмотря на некоторые сдвиги в области промышленности, в целом сохранялся дефицит промышленных товаров и высокие цены на них.

Произведена была также перестройка управления народным хозяйством, ослаблена его чрезмерная централизация. Объединения государственных предприятий (тресты) перешли на хозрасчет, самостоятельно решали во­просы заготовки сырья и реализации готовой продукции. В то же время пе­реход от «военного коммунизма» к нэпу совершался в значительной мере ме­тодами «военного коммунизма»: группировка предприятий, разбивка их на тресты, распределение средств между трестами носили во многом бюрокра­тический характер. Тресты создавались путем спешной ликвидации главков, нередко действующие предприятия объединялись с бездействующими, обо­ротных средств не хватало, да и те во многом представляли собой неликви­ды. На рынке нередко устанавливались убыточные цены. В то же время вследствие значительной дефицитности бюджета государство отчуждало продукцию трестов не только ниже себестоимости, но и бесплатно.

Изменилось не только управление промышленностью, но и принципы ор­ганизации производства. Трудовые мобилизации заменил свободный наем рабочей силы через биржи труда. Упразднялась уравнительная оплата труда, вместо нее вводилась заработная плата, зависящая от квалификации рабочего и количества и качества произведенной продукции. Внедрялся принцип ин­дивидуальной и коллективной материальной заинтересованности, вводились поощрения за экономию рабочего времени, топлива, сырья, за совершенство­вание производства. Для стимулирования работы руководителей предпри­ятий и хозяйственных организаций начала применяться премиальная систе­ма. В первый год НЭПа использовались различные переходные меры к новой системе заработной платы: коллективное снабжение, натуральное премиро­вание; впоследствии решающее значение приобрела денежная оплата труда.

К 1922 г. в основном была отменена карточная система.

В октябре 1921 г. восстановлен Госбанк, контролировавший сеть вновь образованных кооперативных банков, кредитных и страховых товариществ. В конце 1922 г. с выпуска советского червонца начиналась денежная рефор­ма. С того времени по март 1924 г. в обращении одновременно был устойчи­вый червонец и падающий совзнак. Обмен шел в соотношении 1 червонец на 60 тыс. совзнаков (курс менялся в зависимости от покупательной способно­сти последних). К февралю 1924 г. с.тавшиеся совзнаки Госбанк выкупил у населения.

Замысел авторов реформы (Г.Я. Сокольников и Л.Н. Юровский) был рас­считан на только на обеспечение внутреннего оборота твердой и устойчивой валютой, но и на отказ от экономической замкнутости, на выход на мировой рынок в качестве равноправного партнера, располагающего фактически кон­вертируемой валютой. Отсюда и принципиальное требование ориентации новой валюты не на довоенный золотой рубль с его исторической покупа­тельной способностью тех лет (1913), как предлагал А.Е. Преображенский, не на товарный рубль — на чем настаивал С. Г. Струмилин, а на тот «золотой рубль», который бы соотносился с курсом золота и иностранных валют. (Оп­поненты реформы отрицали необходимость установления связи червонца с курсами иностранных валют, поскольку советская экономика была фактиче­ски изолирована от мировой).

В результате реформы червонец превратился в наиболее дорогую валюту на мировом рынке.

Внедрялись в нэповскую экономику и элементы долгосрочного планиро­вания. Первый такой план был подготовлен Государственной комиссией по электрификации России (ГОЭЛРО) и одобрен на VIII съезде Советов в де­кабре 1920 г. В феврале 1921 г. была учреждена Государственная плановая комиссия (Госплан), возглавил ее Г.М. Кржижановский. В Госплан входили крупные специалисты по важнейшим отраслям хозяйства, деятели науки и техники: И.Г. Александров, И.М. Губкин, Д.Н. Прянишников, С.Г. Струмилин, М.А. Шателен и др.

Нэп в области сельского хозяйства

8 марта 1921 г. X съезд партии одобрил постановление о замене разверст­ки меньшим по размеру налогом. Земледельцам предоставлялось право об­мена остающихся запасов продовольствия, сырья и фуража на нужные им продукты промышленного и сельскохозяйственного производства. В то же время, как ив 1918 г., на первое место выдвигался безденежный товарообмен между городом и деревней через государственные и кооперативные торговые учреждения.

В октябре 1922 г. был принят новый Земельный кодекс РСФСР, крестьяне получили право свободного выхода из общины и выбора форм землепользо­вания. Разрешались, хотя и в ограниченном размере, аренда земли и приме­нение наемного труда. Государство поощряло развитие простых форм коопе­рации: потребительской, промысловой, кредитной и т.д. Насчитывается около 50 различных форм объединений. Начало новому законодательству о кооперации положил декрет от 7 апреля 1921 г. Он освобождал кооперацию от непосредственной опеки Наркомпрода, но сохранял руководство послед­него в части выполнения обязательных заданий. К 1927 г. сельхозкооперация охватила 1/3 всех крестьянских дворов.

В то же время ориентация на сдерживание и ограничение рыночных и ка­питалистических отношений в сельском хозяйстве, убыточность крупной го­сударственной промышленности, неэквивалентный обмен между городом и деревней вылились в 1923 г. в кризис сбыта. В ряде мест вспыхнули массо­вые крестьянские восстания. Это вынудило правительство пойти на отдель­ные уступки — в 1924—1925 гг. была смягчена в пользу сельских производи­телей ценовая политика, расширено право на аренду земли и использование наемного труда. Тогда же был осуществлен переход к денежному обложению крестьян, что давало им большую свободу в развитии хозяйства.

В своем выступлении 17 апреля 1925 г. Н.И. Бухарин призывал крестьян «обогащаться, не боясь никаких репрессий», воспринимая крестьянина как участника социалистического строительства. Но все мероприятия в этой об­ласти оказались недостаточно эффективными.

В декабре 1925 г. на XIV съезде партии был провозглашен курс на инду­стриализацию. Почти сразу же обострился вопрос хлебозаготовок. Повыше­ние цен на промышленные изделия привело к тому, что крестьяне утратили стимул продавать хлеб государству, сокращались посевные площади, кресть­янское хозяйство снова становилось «натуральным». В результате хлеба 6ы- ло заготовлено чуть больше 60% от того количества, которое ожидали. В 1925-1926 гг. вышли из затруднений за счет резервов валюты и разрешения государственной продажи спиртного. Однако перспектив на улучшение было все меньше. Следующий хлебозаготовительный кризис разразился в 1927­1928 гг. На этот раз даже продовольственное снабжение городов было по­ставлено под угрозу. Изъятие излишков и репрессии лишь усугубили кризис. В феврале 1929 г. в городах снова появились продовольственные карточки.

Конечно, нельзя отрицать, что некоторые положительные сдвиги во время реализации нэпа были достигнуты. К 1925 г. был фактически завершен вос­становительный процесс в области промышленности. В 1926 г. по основным видам промышленной продукции был достигнут довоенный уровень, Стаби­лизирована финансовая система. Улучшились условия жизни городского и сельского населения.

В 1922 г. принят Кодекс законов о труде, отменявший всеобщую трудо­вую повинность и вводивший свободный наем рабочей силы. Проведена ре­форма системы оплаты труда. Нормализована продолжительность рабочего дня. В 1927 г. рабочий день сократился еще на час, а реальная зарплата срав­нялась в основном с дореволюционным уровнем.

Тем не менее, экономика этого периода была не свободна от кризисов, а возрастание военной угрозы в конце 20-х гг. способствовало свертыванию нэпа, вначале в сельском хозяйстве, затем (на рубеже 20-30-х гг.) — в про­мышленности, а затем (в первой половине 30-х гг.) и в торговле.

Предложения интернет-магазинов