Культура Древней Руси 10 — начала 12 веков

В культуре Древней Руси X — начала XII в. нашли отражение как наследие древних сла­вян, так и влияние Византии.

Быстрый рост древнерусских городов способствовал развитию ремесла и прежде всего об­работки металла, дерева, камня, а также ювелирного дела, производства гончарных и стеклян­ных изделий.

Русские кузнецы преуспели в производстве вооружения и доспехов. Еще до начала Кре­стовых походов в Европе русские мастера владели техникой изготовления кольчуг.

Показателем высокого развития ремесла было и ювелирное дело. Самыми распространенны­ми видами украшений были серьги, колты (подвески), височные кольца, бляшки, перстни, брасле­ты. Изяществом и красотой отличались изделия, выполненные в технике скани: на поверхность изделия наносился орнамент из скрученной тонкой серебряной или золотой проволоки.

Женские украшения часто отделывали и зернью: мель­чайшие серебряные или золотые зерна накладывали по ри­сунку на пластины и припаивали, создавая сложный орна­мент. На отдельных колтах насчитывается до 5000 (!) зерен. Использовали ювелиры и технику черни. На металлические пластины мастера наносили резцом рисунок, затем в углуб­ления разогретых пластин вбивали молоточком тонкие се­ребряные нити, а пространство между ними покрывали чер­нью (сплав из олова, меди, серебра и др.). Вытисненный рисунок рельефно выделялся на темной поверхности.

Эмаль (финифть) на Руси особенно ценили. С Х-Х1 вв. получает распространение перегородчатая эмаль. Стекло­видная масса разных оттенков покрывала пространство ме­жду припаянными золотыми или серебряными полосками, высота которых колебалась в пределах одного миллиметра.

Гончары с IX в. изготавливали свои изделия преимуще­ственно на гончарном круге (с XI в. — на ножном гончарном круге). Посуду украшали орнаментом, сушили, а затем обжи­гали. Нередко мастера наносили на сосуды свои имена или осо­бые знаки. Археологические находки подтверждают существо­вание письменности на Руси еще до принятия христианства.

В X в. на Русь пришла славянская азбука, созданная братьями монахами Кириллом и Ме- фодием (в 60-х гг. IX в.).

Все рукописи до середины XIV в. (до появления на Руси бумаги) писались на пергамене — выделанной коже ягнят или телят. Поэтому на Руси этот материал первоначально называли «кожами», «телятинами», «мехом». Процесс изготовления пергамена был сложным и небыст­рым. Книги на пергамене стоили очень дорого.

До XIII в. господствовало «уставное письмо», или «устав». Для него характерны геомет­ричность написания букв (буквы как бы вписываются в квадраты). Какие-либо правила сокра­щения и переноса слов отсутствовали.

Именно так выполнена самая древняя старо­славянская рукописная книга — Остромирово Евангелие (XI в.). Создана она дьяконом Григори­ем с помощниками для новгородского посадника Остромира, содержит недельные евангельские чтения. Древнерусские книги богато и разнооб­разно украшались буквицами (инициалами) — разрисованными заглавными буквами, а также орнаментом, рисунками на полях, красочными миниатюрами. От порчи книгу предохранял пе­реплет, который изготовляли из досок, обтянутых материей или кожей, нередко украшали золоты­ми или серебряными изображениями.

В 1951 г. археологическая экспедиция под руководством А.В. Арциховского обнаружила в Новгороде материал для письма, широко распространенный на Руси, — бересту и выполнен­ные на ней берестяные грамоты. Впоследствии берестяные грамоты были найдены в Смолен­ске, Старой Руссе, Пскове, Витебске, Твери, Москве и других городах.

На мягкой стороне обработанных фрагментов березовой коры писалом (острый костяной или металлический предмет) жители разных городов писали письма, вели хозяйственные рас­четы, объяснялись в любви, а школьники, нередко шаля на уроках, рисовали дразнилки…

О широком распространении письменности на Руси свидетельствуют и «граффити» — надписи, сделанные на штукатурке соборов в Новгороде, Киеве и других городах.

Распространение грамотности сопровождалось созданием библиотек при храмах. Заботу русских князей об учении неоднократно отмечают летописцы.

На рубеже Х-Х1 вв. возникает русское летописание (летопись — запись событий по годам).

В летописях не только повествуется о событиях, изложенных по годам (летам), в них есть и размышления летописцев, взгляды их на историю Руси и других стран, описания и характе­ристики конкретных персонажей.

К началу XII в. относится написание монахом Кие- во-Печерского монастыря Нестором «Повести времен­ных лет» — древнейшей из дошедших до нас летописей.

В «Повести временных лет» автор предпринимает попытку выяснить, «откуда есть пошла Русская земля, кто в Кыеве нача первее княжити и откуда Русская зем­ля стала есть». В «Повести временных лет» дана широ­кая и полная картина жизни Древней Руси, географиче­ское описание Русской земли, подробно рассказывается о славянах, первых княжениях и призвании варягов. Изложение событий Нестор довел до 1113 г., то есть до смерти князя Святополка.

В XI в. в русской церковной литературе возникает житийный жанр — жизнеописания ду­ховных и светских лиц, как правило, причисленных к лику святых (Житие Бориса и Глеба, Житие игумена Феодосия).

Первому киевскому митрополиту, поставленному без санкции Константинопольского патриарха, Илариону принадлежит замечательное по своему патриотическому пафосу «Слово о Законе и Благодати». В этом выдающемся литературном произведении — взгляд Илариона на значение христианизации Руси, восхваление деятельности князей Владимира и Ярослава Муд­рого и их роли в развитии русского государства.

В XII в. появляется «Поучение детям» князя Владимира М оно маха — своего рода па­мятник мемуарной литературы.

Цель «Поучения» — дать наставления потомкам. Владимир Мономах формулирует жиз­ненные принципы исходя из собственного опыта. Русский князь в его представлении — это мужественный, смелый, деятельный, неумолимый и справедливый правитель. На автобиогра­фических примерах Мономах создает образ правителя, достойного подражания. Он призывает к единству Русской земли, распространению ее славы, стремится передать потомкам высокие нравственные качества.

Появлению письменной литературы предшествовало развитие устного народного творче­ства. Долго сохранялись в народной памяти, передавались из поколения в поколение песни, былины, пословицы, сказки, плачи, загадки и легенды.

Песнями и плясками, гаданиями и заклинаниями сопровождались языческие праздники (Коляда, Масленица, день Ивана Купалы и др.), свадьбы и похороны. В заговорах и заклинани­ях наши предки видели средство магического воздействия на окружающий мир. В сказках жи­тели Древней Руси нередко выражали свою мечту о хорошей, счастливой жизни (сюжеты об ог­ромной репке, о скатерти-самобранке и др.).

Большинство легенд носит религиозный характер. Наряду с ними известны и легенды светского содержания (о Кие, Щеке и Хориве и сестре их Лыбеди, о призвании варягов, о мести княгини Ольги древлянам и др.).

На Руси знали и любили (как и сегодня) пословицы, поговорки, загадки. Сказочные сю­жеты и загадки охотно использовали летописцы.

Среди памятников фольклора особое место занимают былины (о борьбе Добрыни со змеем, о Соловье-разбойнике, об Илье Муромце,о Микуле Селяниновиче и др.). Большинство былин связано со временем князя Владимира I Святославича. В них причудливо переплетены истори­ческие события и народные представления о хорошем князе, могучих богатырях, мечты о могуществе Руси. Ге­роями былин становились не только воины-богатыри, но и крестьянин-пахарь Микула Селянинович, новгородский купец Садко и др.

С принятием христианства в 988 г. на Руси началось каменное строительство. В 996 г. был возведен первый каменный храм — собор Успения Пресвятой Богородицы в Киеве (Десятинная церковь). В XI в. в Киеве, Новгороде и Полоцке были построены Софийские соборы.

Эти соборы относятся ко времени активной градо­строительной деятельности князя Ярослава Мудрого, ко­гда Ярослав церкви «ставил… по городам и иным местам».

Софийский собор в Киеве был задуман как главный храм Киевской митрополии, а также как центр общест­венной и культурной жизни.

В своем первоначальном виде Софийский собор в Киеве представлял собой огромное крестово-купольное здание, окруженное с севера, запада и юга открытой одно­этажной галереей. Чуть позже на галерее был надстроен второй этаж. Вокруг храма пристроили новую одноэтаж­ную галерею.

Двенадцать крестообразных в плане столбов делили храм на пять продольных нефов (межрядовые пространст­ва), которые на востоке заканчивались апсидами (полуокружными выступами, покрытыми по­ловиной купольного или сомкнутого свода). На внутренние каменные столбы опиралась целая система арок, сводов и куполов, устремленная к центральной части и создававшая внутреннюю и внешнюю ступенчато-пирамидальную композицию храма. 13 куполов, покрытых свинцом, венчали храм. Около центрального, на уступ ниже, располагались четыре купола меньшего размера, остальные располагались в юго-западной части и по одному — около боковых апсид. Софийский собор имел так называемое позакомарное покрытие. Закомары — это полукруглое завершение верхней части стены церкви, соответствующее внутренней форме свода.

Киевская София была сооружена из камня и розового кирпича — плинфы, что придавало храму нарядный и праздничный вид.

Внутри храма взгляды верующих приковывало огромное мозаичное изображение Богома­тери Оранты (так в греческой иконографии называли икону с изображением молящейся Бого­матери).

Техника мозаики была чрезвычайно сложной. Кусочки смальты, вносимые в сырую шту­катурку, намеренно ставились художником под различным углом наклона. Падавший на них свет создавал искрящееся, хорошо видимое с любого места в соборе мозаичное изображение.

Во внутренней отделке храма наряду с мозаикой широко применялись фрески (роспись водяными красками по сырой штукатурке). Мозаики и фрески были для верующих «Евангелием для неграмот­ных».

Фрески киевской Софии уникальны. Наряду с цер­ковными сюжетами сохранились групповые портреты се­мьи Ярослава Мудрого, а также эпизоды придворной жизни: сцены охоты, скоморохов и музыкантов, кулач­ный бой и т.д.

В XVII в. Софийский собор подвергся перестройке, которая изменила его первоначальный облик. Были над­строены галереи с двумя башнями и куполами, стены со­бора подведены под один карниз, изменилась форма купо­лов, фасад собора был оштукатурен и побелен.

Вслед за киевским были построены также Софий­ские соборы в Новгороде и Полоцке, что подчеркивало по­литическое и культурное единство Руси.

Новгородская София — также крестово-купольный храм, но архитектурный образ его более строг и лакони­чен. От первоначального внутреннего убранства собора почти ничего не сохранилось, так как собор неоднократно подвергался перестройкам и реставрациям.

В 30-х гг. XI в. был построен Спасо-Преображенский собор в Чернигове, а в первой четверти XII в. — Георгиев­ский собор Юрьева монастыря под Новгородом (летопись сохранила имя его создателя — русского мастера Петра).

Продолжалось и деревянное строительство. Много- ярусность построек, наличие башенок и теремов, много­численные лесенки и переходы, причудливая резьба — все эти традиционные для деревянной архитектуры эле­менты использовались и в каменном зодчестве.

Образ эпохи

Картина «Богатыри» занимает в творчестве художника В.М. Васнецова (1848-1926) особое ме­сто. От рождения замысла картины до его полного воплощения прошло 30 (!) лет. Сам художник при­знавался, что «Богатыри» стали его «творческим долгом, обязательством перед родным народом…».

Многократное обращение к былинному эпосу, изучение материалов Императорского Историче­ского музея, чтение научной литературы… Образы богатырей Васнецов сделал собирательными, обобщенными, ведь известно, что Добрыня Никитич, Илья Муромец, Алеша Попович (слева направо на картине) жили в разное время. Однако былины нередко объединяют их сюжетно.

Любовь россиян к васнецовским «Богатырям» остается неизменной. В ходе недавно проведен­ного опроса на тему: «Какая картина является символом, олицетворением России и ее культуры?» около 40% назвали «Богатырей» В.М. Васнецова.

Графическую композицию «Прощание Олега с конем» В.М. Васнецов написал в виде древнерус­ской книжной миниатюры, выполняя заказ на оформление нового издания «Песни о вещем Олеге» А.С. Пушкина.

В основе картины В.М. Васнецова и баллады А.С. Пушкина — летописный сюжет о предсказании кудесником князю Олегу (879-912) смерти от его любимого коня. Несмотря на то что Олег поручил ко­ня заботам дружинников, предсказание кудесника сбылось.

Картину «Витязь на распутье» В.М. Васнецов писал по мотивам былины «Илья Муромец и раз­бойники». Известные с детства слова из русских народных сказок: «Направо пойдешь — коня потеря­ешь…» на самом деле вполне историчны. Во всяком случае, приводя в письме к критику В. Стасову надписи на камне-вещуне, Васнецов отметил: «Надписи эти отысканы мною в публичной библиотеке при Вашем любезном содействии».

К 1000-летию государства Российского был объявлен конкурс на проект народного памятника. По замыслу устроителей конкурса, «памятник по своему внешнему виду должен соответствовать историче­
скому назначению и отражать шесть главных эпох в истории России: основание государства, введение христианства, начало освобождения от татарского ига, основание самодержавного царства русского, вос­становление самодержавного царства избранием Михаила Романова и основание Российской империи».

В конкурсе победил 24-летний непрофессиональный скульп­тор М.О. Микешин. В качестве идеи, объединяющей все условия конкурса, он выбрал колокол, возвещающий миру о русской исто­рии, великих деятелях России и их славных подвигах.

Триада «Православие. Самодержавие. Народность» опреде­лила трехъярусность памятника. На вершине монумента появился высокий крест, поддерживаемый ангелами, и коленопреклоненная женщина — символ России.

Верхняя часть колокола представляет собой шар — державу, символ русской государственности.

В образовавшемся вокруг шара пространстве — шесть скульптурных групп, олицетворяющих шесть периодов русской ис­тории. Нижний ярус памятника (фриз) заполнен просветителями (31 фигура), «государственными людьми» (26 фигур), военными людьми и героями (36 фигур), писателями и художниками (16 фи­гур). Всего 109 фигур из разных эпох, объединенных взглядами, жестом, беседой, общим сюжетом.

Возведение памятника находилось под личным контролем императора Александра II. По всей стране был объявлен сбор средств, что сделало памятник действительно народным. Значи­тельную сумму выделила казна.

В реализации идеи М.О. Микешину помогали известные историки (С.М. Соловьев, Н.И. Костомаров), художники, скульпторы. Над барельефами нижней части памятника работал автор конной группы на Анич- ковом мосту в Петербурге П. Клодт. Бурные дебаты не прекращались в мастерской Микешина по поводу достоинств тех или иных исторических деятелей разных эпох и правомерности изображения их на памят­нике. Окончательное утверждение списка состоялось уже в Зимнем дворце. Вот только часть имен деяте­лей русской истории: Святослав, Ермак, Иван Сусанин, Суворов, Ломоносов, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, князь Владимир, Дмитрий Донской, Михаил Романов, Петр I… Почти без дискуссий было определено ме­сто для памятника — Великий Новгород, центр Кремля. 8 сентября 1862 г. памятник был открыт.

Известно, что в Древней Руси уже существовали нотные записи. Ноты отличались от современ­ных: их писали «крюками». Среди музыкальных инструментов были бубен, рожок, дудка, гусли. Знаме­нитые фрески Софийского собора в Киеве дают нам представление о древних музыкантах и плясунах. Профессиональными исполнителями музыки и песен были прежде всего сказители, певцы былин и преданий. Именно таких древнерусских музыкантов, играющих на гуслях (струнный музыкальный ин­струмент), и запечатлел на своей картине В.М. Васнецов.

Предложения интернет-магазинов