Культура 16 века

загрузка...

Освобождение Руси от ордынской зависимости, завершение длительного процесса объеди­нения земель и образование единого государства, укрепление центральной власти, внешнепо­литические успехи России — все это нашло отражение в русской культуре XVI в.

В начале XVI в. в послании Василию III (1505-1533) монах Филофей обосновал идеологи­ческую формулу московского самодержавия — «Москва — Третий Рим». Москва была названа преемницей Византии, духовным оплотом православия. Государь всея Руси отныне мыслился как преемник византийских императоров.

Важнейшие события, происходившие в стране и за ее пределами, нашли отражение в ис­торических песнях и сказаниях (о взятии Казани, о гневе Ивана Грозного на сына и др.).

Продолжалось летописание. По инициативе Ивана IV был составлен Лицевой летописный свод — история человечества от сотворения мира, включавшая его собственное царствование (до 60-х гг. XVI в.).

Митрополитом Макарием были собраны Великие Четьи Минеи. Четьи — это церковные рукописные книги, предназначенные для назидательного чтения; Минеи — сборники, в кото­рых сочинения расположены по месяцам, а внутри — по дням).

Макарий задумал составить Четьи Минеи, в которых православный читатель мог найти произведение, именно сегодня рекомендованное к прочтению. В сборники вошли жития и по­учения, повести и сказания, монастырские уставы и исторические сочинения. Объем труда по­разил современников: это были 12 (по числу месяцев) томов, более 14 тысяч листов, 28 тысяч страниц большого формата, густо исписанных четким почерком. Для XVI в. этот сборник счи­тался грандиозным, как и само его составление.

С именем сподвижника Ивана IV священника Сильвестра связано составление «Домо­строя» — своего рода энциклопедии быта XVI в. В основе «Домостроя» — накопленный поко­лениями опыт по ведению хозяйства, воспитанию детей, взаимоотношениям в семье.

XVI век — время расцвета публицистики. Служилый человек И.С. Пересветов в своих работах размышлял о смысле и правде жизни, рассуждал о сильной государственной власти, создал образ идеального правителя. Эта же тема присутствует в переписке царя Ивана Грозного и князя Андрея Курбского — выдающемся литературном памятнике XVI столетия. В письмах Андрею Курбскому грозный царь выводит свою формулу деспотизма в ответ на обвинения Курбским Ивана IV в опалах и казнях.

При Иване IV в России появилось книгопечатание. В центре Москвы, на улице Никольской, кото­рую много веков москвичи называли улицей просве­щения, в 1553 г. открылась типография (впоследст­вии Московский Печатный двор). В 1564 г. Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец выпустили здесь печатную книгу «Апостол». Это первая точно датированная печатная книга в России. За Иваном Федоровым закрепилась известность и слава первого русского книгопечатника. В 1565 г. им был издан «Часослов».

В живописи второй половины XV — начала XVI в. проявился талант художника Дионисия (фрески и ико­ностас храма Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре под Вологдой). Дионисий работал в Успен­ском соборе Московского Кремля, в Иосифо-Волоко- ламском и Пафнутьево-Боровском монастырях.

В XVI в. специальность зодчего становится почет­ной, что было связано с возросшими масштабами ка­менного строительства. Зодчих называли «государе­выми мастерами». В Москве в конце XVI в. зодчий Федор Конь возвел стены и башни Белого города (в пре­делах современного Бульварного кольца).

В 1532 г. в селе Коломенском — подмосковной резиденции великих князей — была построена цер­
ковь Вознесения Господня. Принято считать, что возведение церкви связано с большой радо­стью в великокняжеской семье. Брак Василия III с Соломонией Сабуровой длился 20 лет и оказался бездетным. И Василий III отважился на невиданный шаг — запросил у церкви раз­вода. В новом браке — с молодой литовской княжной Еленой Глинской надежды Василия III на рождение сына сбылись: 1530 год был ознаменован появлением на свет Ивана IV Васильевича (впоследствии названно­го Грозным).

Церковь Вознесения в Коломенском стала одним из первых каменных храмов, построенных в шатровом стиле. Шатер — верхняя часть храма — напоминает устремленную ввысь пирамиду, увенчанную небольшой главой. Основанием для шатра служил восьмигранный ярус (восьмерик), который, словно спускаясь на ко­кошники, прочно устанавливался на четверике — ос­новном объеме храма. С подклета устремляются к зем­ле крытые лестницы — галереи. Расположившись на высоком правом берегу Москвы-реки, белоснежный храм был виден издалека и поражал современников «высотою и красотою и светлостию».

Недалеко от Коломенского в подмосковном селе Дьяково была построена церковь Иоанна Предтечи (середина XVI в.).

В 1552 г. состоялся победоносный поход 150-тысячного русского войска на Казанское ханство. В честь взятия Казани в Москве на Красной площади зодчие Постник и Барма воз­двигли храм Покрова Пресвятой Богородицы (Покрова что на Рву)[1]. Как и церковь Вознесения в селе Коломенском, Покровский собор (точнее — центральная его башня) построен в шатровом стиле.

Девять башен-церквей расположились вокруг центрального шатра. Опоясывает шатер галерея, которая соединяет своеобразные в своей индивидуальности церкви в гармоничное неповторимое единство. Первоначально храм был выполнен в сочетании двух цветов — красного и белого, что придавало его внешнему облику праздничность и нарядность (много­цветным он стал в XVII в.). Более четырех с половиной столетий (а строили храм в 1555- 1561 гг.) он напоминает потомкам о славе русского оружия и высоком мастерстве русских зодчих.

В конце 1550-х гг. возле собора был похоронен почитаемый москвичами Василий Бла­женный, а в 1580-х гг. над его могилой построили церковь, которую ему посвятили. Вскоре это название перешло и на весь храм.

Значительных успехов добились русские литейщики. Образцом литейного искусства слу­жит знаменитая Царь-пушка, отлитая мастером Андреем Чоховым в 1586 г.

Калибр ее — 89 сантиметров, длина ствола — почти 5,5 метра. На дуле помещен барель­еф — конная фигура царя Федора Иоанновича (отсюда и название — Царь-пушка). Весит пушка 40 тонн.

Образ эпохи

Эта картина — одно из самых известных произведений художника-передвижника И.Е. Репина (1844-1930). Главные герои сюжета — Иван IV Васильевич Грозный и его сын от Анастасии Романо­вой — Иван. Именно его царь считал своей опорой и продолжателем династии. Но в тот роковой день мнения отца и сына разошлись и Иван выступил против воли отца. Вот как произошедшее опи­сал в своей «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзин: «Иоанн в волнении гнева закричал: «Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола!» и поднял руку. Борис Годунов хотел удержать ее: царь дал ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Сей несчастный упал, обливаясь кровию. Тут исчезла ярость Иоаннова. Побледнев от ужа­са, в трепете, в исступлении он воскликнул: «Я убил сына!» и кинулся обнимать, целовать его; удер­живал кровь, текущую из глубокой язвы; плакал, рыдал, звал лекарей; молил Бога о милосердии, сына о прощении. Но Суд Небесный свершился!.. Царевич, лобызая руки отца, нежно изъявлял ему любовь и сострадание; убеждал его не предаваться отчаянию; сказал, что умирает верным сыном и подданным…»

Этот печальный сюжет, подлинность которого вызывает у ряда современных историков сомне­ния, Репин решил воплотить на полотне.

В полумраке царских палат выделяются на первом плане две фигуры. Художнику удалось передать переживания на лице Ивана IV с необыкновенной психологической выразительностью: здесь одновременно и ужас, и отчаяние, и безмерная любовь, и раскаяние. Он судорожно сжимает сына в объятиях, зажимает рану на голове… При этом безнадежность и трагизм содеянного оче­видны.

Картину на XIII Передвижной выставке восприняли неоднозначно. П.М. Третьякову, купившему картину, было дано предписание не выставлять ее для широкого обозрения. Взгляд грозного царя, его обезумевшие глаза волновали силой своего воздействия тех, кто смог увидеть картину. Спустя много лет (в 1913 г.) один из посетителей Третьяковки порезал это полотно. Репину пришлось «лечить» и восстанавливать картину — теперь уже от ее собственной трагедии.

В годы правления Ивана IV было положено начало присоединению Сибири к России.

Форпостом продвижения русских в Западную Сибирь служило Среднее Приуралье, фактиче­скими правителями которого являлись купцы Строгановы. Их владения находились по границе с Сибирским ханством. Для защиты своей земли и захвата чужой Строгановы содержали казаков. Когда правитель Сибирского ханства Кучум решил прекратить выплату дани России и вернуть сво­ему государству независимость, Строгановы направили против него отряд казаков во главе с ата­маном Василием Тимофеевичем Алениным, прозванным Ермаком. В 1581 г. недалеко от ханской столицы Кашлыка произошла решающая битва. Кучум с остатком верных ему людей бежал. Си­бирское ханство, по существу, перестало существовать. Четыре года Суриков собирал материал, путешествовал по станицам, писал многочисленные этюды. Художнику был предоставлен один из залов Исторического музея, ибо большой размер полотна (285×599 см) не позволял разместиться в его мастерской.

В 1895 г. работа была завершена. Это совпало с празднованием трехсотлетия покорения Сиби­ри и открытием Транссибирской железной дороги.

[1] Ряд учёных предполагают, что Постник и Барма — это одно лицо.

 

Предложения интернет-магазинов