Культура 17 века

загрузка...

В XVII в. в культуре России, как и в других сферах общественной жизни, заметны новые явления, культура все более приобретает светский характер, идет процесс обмирщения культу­ры. Распространяются просвещение и грамотность. При Печатном дворе и в Заиконоспасском монастыре возникают регулярные школы.

Одним из самых значительных культурных событий и достижений XVII в. стало открытие правительством Софьи — Голицына Славяно-греко-латинского училища (позднее — акаде­мии) в Москве — первого российского высшего учебного заведения. Академия была создана на основе школ Заиконоспасского монастыря. Первый набор учащихся состоялся в 1687 г. Все они (около 100 человек) были выходцами из разных сословий: от сына конюха до княжеских детей. Во главе Академии стояли греческие просветители, церковные деятели братья Иоанникий и Софроний Лихуды.

Система обучения была трехступенчатой: низшая ступень предполагала обучение чтению и письму; средняя включала преподавание грамматики и латинского языка. На высшей ступе­ни слушатели овладевали риторикой, диалектикой, логикой и физикой.

Печатный двор издавал не только богослужебные книги: все больше печаталось книг гражданского содержания. Были изданы «Букварь» Василия Бурцова, «Грамматика» Меле- тия Смотрицкого, а в 90-е гг. XVII в. — букварь Кариона Истомина. Учителями в школе нередко были ученые монахи. Одним из них был выдающийся просветитель Симеон Полоц­кий, известный в XVII в. как поэт, публицист, автор проповедей, педагог. Царь Алексей Ми­хайлович доверял ему воспитание и обучение своих детей. Совершенствовались знания по ма­тематике и географии, развивалась отечественная медицина. Еще в начале XVII в. в Москве был учрежден Аптекарский приказ, в Кремле и Гостином дворе функционировали придвор­ные аптеки.

При царе Михаиле Федоровиче Россия по примеру Западной Европы начала издание газе­ты «Куранты» (это слово входило в название нескольких голландских газет XVII в.). Выпускал ее Посольский приказ, и она знакомила читателей прежде всего с мировыми событиями. Газета была рукописной и рассчитана на сравнительно узкий придворный круг.

В литературе XVII в. отразились события Смутного времени и их участники («Сказание» Авраамия Палицына, «Временник» дьяка Ивана Тимофеева, «Новый летописец»). Нередко на смену реальному персонажу приходит вымышленный герой — новое явление, ранее в литера­туре не существовавшее («Повесть о Горе-Злочастии»). В сатирических произведениях высмеи­ваются и пародируются различные пороки и недостатки («Повесть о Ерше Ершовиче», «По­весть о Шемякином суде» и др.).

«Житие Протопопа Аввакума» — первое в русской литературе произведение автобиогра­фического жанра, написанное языком живой разговорной речи.

В XVII в. при дворе царя Алексея Михайловича возник первый придворный театр. Боль­шую роль в его создании сыграл сподвижник царя дьяк Посольского приказа А.С. Матвеев. Первое упоминание о придворном театре относится к 1672 г. Тогда царским указом были выде­лены средства на убранство театра при дворе боярина Милославского. Матвееву поручалось создание театральной труппы, подбор репертуара и костюмов. В Москву была приглашена не­мецкая труппа Ягана (Иоганна) Готфрида, которая также выступала и в другом придворном те­атре — Преображенском — летней резиденции царской семьи. В конце 1672 г. царь задумал открыть театр в Москве. «Комедийная палата» была устроена в Кремлевском дворце. Возмож­но, что театры в Москве и Преображенском функционировали одновременно и выбор места представления зависел от желания царя. На сцене ставились пьесы, содержание которых было взято из Священного Писания. Со временем стали переходить и к мирским сюжетам. А в 1675 г. на сцене был дан балет, главным героем которого был легендарный Орфей. Театр созда­вал совершенно новую для русских людей атмосферу общения. Наряду с мужчинами в театре присутствовали женщины, постепенно переставая ощущать себя затворницами.

Изобразительное искусство XVII в. отмечено появлением жан­ра портрета — парсуны, что свидетельствовало о возросшем интересе к реальному, живому человеку с присущей именно ему индивиду­альностью. Парсуны уже передают портретное сходство (парсуны М.В. Скопина-Шуйского, царя Федора Алексеевича и др.), хотя по художественным приемам и технике написания первые парсуны ма­ло отличались от икон.

Портреты — это светский жанр. До XVII в. развивалась только иконопись. Выдающимся иконописцем XVII в. по праву считается Симон Ушаков.

В творчестве Симона Ушакова, возглавлявшего художествен­ную мастерскую Оружейной палаты Московского Кремля, перепле­лись как традиционные иконописные каноны, так и новые тенден­ции. Его икона «Троица» разительно отличается от «Троицы» Андрея Рублева. Вместо ликов ангелов — человеческие лица, а мол­чаливый диалог уступил место бытовой сцене трапезы. Для Ушакова религиозный сюжет стал поводом для изображения картины реальной жизни (Ушаков считал, что художник должен писать так, «как в жизни бывает»).

Икона Симона Ушакова «Древо Московского государства» отличается сложностью компо­зиции. В центре в овале помещена «Богоматерь Владимирская» — покровительница Руси. Во­круг нее в ветвях древа, в округлых медальонах изображены князья, цари, митрополиты, мо­нахи. Ствол древа вырастает из Успенского собора Кремля. У корней древа стоят князь Иван I Данилович Калита и митрополит Петр — основатели Московского государства. По сторонам, на кромке кремлевской стены — современники Симона Ушакова: царь Алексей Михайлович и его первая супруга Мария Милославская с детьми. Изображения их уже не являются условными, они вполне реалистичны.

Архитектура XVII в. представлена церковным и граж­данским строительством. Среди каменных архитектурных памятников эпохи — Новоиерусалимский монастырь с гран­диозными Воскресенским собором; храм святителя Николая Чудотворца в Хамовниках (Москва), храм Зосимы и Савва- тия Троице-Сергиева монастыря, московская церковь Рож­дества Богородицы в Путинках, церковь Ильи Пророка в Ярославле и др.

При первых Романовых обновилась и похорошела столица. На средства князя Д.М. Пожарского на Красной площади в Москве был построен Казанский собор (по воле царя Михаила Федоровича был установлен новый церков­ный праздник, связанный с чудесами иконы Богоматери Казанской).

В 1620-х гг. английский инженер Христофор Галовей и русский мастер Важен Огурцов соорудили красивый верх с часами для ворот Фроловской башни Московского Кремля (назва­ние «Спасская» башня получила уже при царе Алексее Михайловиче, когда над воротами была установлена икона Спаса).

Зодчими Баженом Огурцовым, Антипом Константиновым, Трефилом Шарутиным и Ла- рионом Ушаковым в Кремле был сооружен Теремной дворец — необыкновенно большой для своего времени. Яркие краски, кокошники, резные каменные наличники, изразцы составляли суть стиля, названного «московским узорочьем» и пришедшего на смену строгим архитектур­ным традициям. Веселую праздничную цветовую гамму и смелые архитектурные композици­онные решения — характерные особенности «московского узорочья» — можно видеть не толь­ко в царских постройках. Узорочьем и «живописной асимметрией» отличалась и московская церковь Живоначальной Троицы в Никитниках (Москва) — домовый храм купца Никитнико­ва. Несмотря на запрет Патриарха Никона строить шатровые храмы и требование вернуться к крестово-купольным, зодчие продолжали использовать шатер — только теперь он венчал коло­кольни.

В конце XVII в. появляется новый архитектурный стиль — нарышкинское (москов­ское) барокко. В этом стиле выполнена церковь Покрова в Филях — стройная, щедро декори­рованная, в сочетании красного и белого цветов фасада, богато украшенная колоннами и пи­лястрами.

Одним из образцов башенного строительства стала Сухарева башня в Москве. Шедевром деревянной архитектуры считают дворец Алексея Михайловича в селе Коломенском под Моск­вой. Современники воспринимали его как «осьмое» чудо света.

Из местных ремесел складывались народные промыслы.

От старинного торгового села под Нижним Новгородом берет название нарядная золоти­стая посуда из дерева — хохлома. Другое нижегородское село, Городец, было знаменито искус­ной резьбой по дереву.

Город Сергиев Посад с XVII в. известен как «игрушечная столица» России. Деревянные фигурки петуха, зайца, коня, медведя пользовались в русских семьях большой популярностью.

Образ эпохи

В картине «Боярыня Морозова» художник-передвижник Василий Иванович Суриков обратился к теме церковного раскола XVII в.

В 1653 г. патриарх Никон начал церковную реформу. Будучи ревнителем истинного православия, Никон задумал привести в соответствие обряды и богослужебные обычаи Московской церкви с грече­скими, а отличия устранить.

С неистовой настойчивостью, а нередко и жестокостью проводил Никон свои начинания. Цер­ковные реформы раскололи русское общество на сторонников Никона и нововведений и их противни­ков — раскольников. Их вождями стали протопопы Аввакум и Даниил. Старообрядчество охватило все слои населения — от крестьян до бояр. Боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова (Соковнина) (1632- 1675) переписывалась с протопопом Аввакумом, разделяла его убеждения, помогала ему, собирала вокруг себя старообрядцев. В 1671 г. она была арестована, но ни уговоры, ни пытки не заставили ее отказаться от старой веры. В том же году боярыню Морозову, закованную в железо, повезли в заточе­ние в Боровск — в земляную тюрьму.

Именно этот момент запечатлел на картине «Боярыня Морозова» В.И. Суриков. Материал для картины художник собирал три года, сделал тридцать пять эскизов. Лицо боярыни написано с женщины-старообрядки, которую Суриков встретил на Рогожском кладбище. На картине Феодосия Морозова призывает людей не мириться с нововведениями и отстаивать свои убеждения. Черный цвет ее одежды как бы рассекает, раскалывает пеструю многоликую толпу. Сани, которым Суриков смог придать эффект движения, увозят Морозову не просто в ссылку, — они увозят ее в веч­ность…

С 1682 по 1689 г. на российском троне были одновременно два царя — Петр Алексеевич и Иван Алексеевич (сыновья Алексея Михайловича), а регентшей при них была их сестра по отцу царевна Софья. Природа не наделила ее красотой. Однако отсутствие внешней привлекательности компенси­ровалось государственным умом царевны. Позднее историк С.М. Соловьев назовет Софью «мужеумной» правительницей.

В руках Софьи была сосредоточена фактическая власть. По мере взросления Петра противо­стояние двух правителей оказалось неминуемым. Главной опорой в борьбе за власть Софья сочла стрелецкие полки. В августе 1689 г., опасаясь стрелецкого бунта, Петр скрылся в Троице-Сергиевом монастыре. Именно там и была определена участь Софьи: она была отправлена в Новодевичий мо­настырь. Наступил 1697 г. В Москве вспыхнуло восстание стрельцов.

И вновь зазвучало имя царевны как желаемой кандидатуры на престол. Бунт в 1698 г. был по­давлен. Софью Петр лично допросил, правда, без пыток. Та ни в чем не призналась и связь со стрельцами отрицала. Вошла в историю фраза, произнесенная Петром после тягостного разговора с сестрой: «Сколь умна, столь и зла. А жаль. Могла бы мне быть верной помощницей».

Перед окнами кельи Софьи по приказу Петра были повешены стрельцы (они видны на картине). Сама же Софья была пострижена в монахини под именем Сусанны. Она скончалась в 1704 г. и была похоронена в Новодевичьей обители.

На картине И.Е. Репина Софья стоит у стола, скрестив на груди руки. С распущенными воло­сами, неистовым взглядом, сжатыми губами она показана в момент наивысшего напряжения. Пет­ру удалось изолировать царевну от внешнего мира, но сломить ее волю не удалось никому. Она побеждена, но не покорена. Именно такой и изобразил ее И.Е. Репин. (Образ властной царевны Репину помогала создавать мать художника Валентина Серова — именно она позировала для кар­тины.)

Сюжет картины основан на реальных событиях. Во время пребывания Петра I в Европе в соста­ве Великого посольства (1697-1698) в Москве вспыхнул стрелецкий бунт (1698).

Гвардейские полки разгромили мятежников. Участников восстания подвергли пыткам и по итогам розыска (следствия) наказали.

Однако возвратившийся в Москву Петр I счел расправу со стрельцами недостаточной. Кроме то­го, Петр подозревал в причастности к стрелецкому восстанию свою сестру Софью. Поэтому он возоб­новил розыск. 30 сентября 1698 г. начались казни стрельцов. Об этих печальных событиях и повеству­ет картина «Утро стрелецкой казни».

Три года работы художника были посвящены «стрельцам». Суриков решил показать не саму казнь, а последние мгновения перед ней. На лицах изображенных людей отразилась вся глубина дра­матического события. Центральными фигурами картины являются Петр I — царь-реформатор (возле него на картине европейские послы) и рыжебородый непокорный стрелец — противник петровских но­вовведений.

На затемненном фоне картины мерцают огоньки свечей в руках стрельцов. Свечи едва теплятся на ветру пасмурного утра, как едва теплится душа и жизнь каждого стрельца.

1 марта 1881 г., в день, когда в Петербурге народовольцами был убит император Алек­сандр II, открылась IX Передвижная художественная выставка, на которой была экспонирована эта картина.

На конец XVI — начало XVII в. пришелся непростой этап в русской истории — Смутное время. За несколько лет России пришлось пережить династический кризис, неурожаи и голод, появление само­званцев, гражданскую войну и интервенцию…

1611 г. началось формирование Второго ополчения, которое смогло освободить Москву от поля­ков. Возглавили ополчение нижегородский староста Кузьма Минин и князь Д.М. Пожарский. На памят­нике Минин вручает князю меч и призывает его освободить Кремль от засевших в нем польских за­хватчиков. Памятник сооружен в классическом стиле. На постаменте надпись: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия».

Художник А.П. Рябушкин, мастер жанровых и исторических картин, обратился к первым годам правления неопытного в государственных делах молодого царя Михаила Романова (1613-1645), когда постоянно собирались Боярская дума и Земские соборы. Место действия картины — Теремной дворец Московского Кремля.

Предложения интернет-магазинов